В столичных клубах наркотиков - «валом»

Более 350 таблеток экстази обнаружили 24 марта дома у популярного минского ди-джея сотрудники управления по наркоконтролю и противодействию  торговле людьми ГУВД Мингорисполкома. Подозреваемым по делу о незаконном сбыте наркотиков проходит известный в Беларуси ди-джей Andy Dust. Задержанный, уверены оперативники, участвовал в реализации психотропов на нескольких городских дискотеках.

Как сообщил  начальник службы информации и общественных связей ГУВД Мингорисполкома Александр Ластовский, на следующий день, 25 марта, произошло еще одно подобного рода задержание. В интересах следствия информацию о личности задержанного пока не сообщают.
Кстати информация о причастности к данному делу Дмитрия Семенова, в клубных кругах известного как D!-Moon, не соответствует действительности. Имя Дмитрия неоправданно связали с задержанием Туркова, судя по всему, по той причине, что они часто играют дуэтом. Вероятно, сыграло свою роль и то, что в сообщении ГУВД Мингорисполкома о задержании по подозрению в распространении наркотиков говорилось о двух ди-джеях. Однако Дмитрий Семенов не имеет к делу о распространении наркотиков никакого отношения — ни как подозреваемый, ни как свидетель.
В клубной тусовке Andy Dust’а называют не иначе как любимцем публики и одним из самых талантливых ди-джеев страны, а информацию о его причастности к распространению наркотиков восприняли с удивлением. 
«Андрей играет уже 11 лет, он является ди-джеем поколения  второй волны и часто приглашение его в клуб означало полный аншлаг, — говорит владелец одного из минских клубов. — Доминирующим стилем, в котором в основном работает Андрей, является Drum and Bass, и здесь он на самом деле достиг больших высот, если даже не сказать, что ему нет равных в этом стиле. Кстати, не раз он был признан лучшим d’n'b ди-джеем страны. Про какую-либо «иную» его деятельность вне клуба я не слышал — знаю его только как очень хорошего ди-джея». 
В МВД успокаивают: задержания «звезд» клубной сцены  — единичные случаи. 
«В масштабах  страны торговли наркотиками на дискотеках нет, — говорит заместитель начальника управления информации и общественных связей МВД Константин Шалькевич. —  Статистика ведется только на общее  количество случаев сбыта наркотиков: как синтетических, так и растительного происхождения». 
По его словам, все наркотики, тем более такие, как экстази и амфетамин, находятся  в республиканском перечне наркотических  средств, психотропных веществ и  их прекурсоров, подлежащих государственному контролю. 
Большинство владельцев столичных ночных клубов также придерживаются мнения, что проблема торговли наркотиками на дискотеках нынче не актуальна. «Сейчас в связи с кризисом большинство клубов делает бесплатный вход, а заведения живут только за счет продажи алкоголя на баре, — говорит директор клуба «НЛО» Егор Никитин. — Наркоманы же ничего не покупают, поскольку им алкоголь не нужен, у них в крови уже бушует адреналин. Поэтому такой клиент нам просто не выгоден. Опытные охранники с одного взгляда определят наркомана – их просто вышвыривают. Поэтому не думаю, что распространители наркотиков имеют какую-то выгоду от продажи непосредственно на дискотеках». 
Однако Егор Никитин не исключает, что в каких-то клубах такой торговлей могут  промышлять. «Как только «НЛО» открылся, а посетители нашу репутацию еще не знали, тогда и началась первая волна прихода наркоманов, — вспоминает Егор Никитин. — Практически сразу в связи с этим мы стали приглашать сотрудников милиции, и наркоманы сразу перестали к нам ходить». 
Долгое время логовом наркоманов считался клуб «Реактор», появившийся в Минске в лихие 90-е. Директор «Реактора» Виталий Тамбов вспоминает, как часто его вызывали по этому поводу на разные совещания, однако уже давно, по его словам, профилактических совещаний не проводится, поскольку множества наркоманов в клубе больше не наблюдается. 
«То, что многие до сих пор считают «Реактор»  каким-то притоном для наркоманов —  это не что иное, как просто сохранившийся  стереотип 90-х, — говорит Виталий  Тамбов. — С тех пор прошло много времени, и порядок в клубе уже навели. Ди-джеям я своим доверяю, сейчас у нас часто играет один иностранный ди-джей, но и в нем я уверен на сто процентов». 
«Давно закрыта  тема наркотиков» и в клубе  «Сфера», хотя администрация заведения  и не скрывает, что «раньше с этим были довольно серьезные проблемы». 
Один из охранников клуба «Титан» Алексей, работавший и во многих других клубах столицы, уверен: сейчас проблема наркотиков не стоит остро. Дескать, слишком строг  наш закон. 
«Был не так  давно в «Титане» случай — поймали человека за попытку употребления наркотиков, сейчас он в тюрьме, — говорит Алексей. — Так если за попытку употребления человека в тюрьму посадили, думаете, продавцам не страшно? Может кто-то и продает, но не в клубах, им нет смысла светиться. Сейчас столько камер кругом, вы что? Гораздо проще принять перед клубом где-нибудь в машине. Знаю, что те, кто этим грешен, так и делают. И они идут в клуб почти сразу же, когда наркотик еще не подействовал, и попробуй определи, что на очереди пройти фейс-контроль стоит только что употребивший. Но кто вам даст эту «машинную» статистику? А она, кстати, была бы более достоверной».
Организатор клубных  вечеринок Максим Каминский в  вопросе распространения наркотиков на дискотеках согласен с российским писателем Сергеем Четверухиным, который в своей книге «Тусовка Corporate или Open Air» утверждает, что абсолютно в любом более-менее популярном клубе всегда кто-нибудь продает наркотики. «Боюсь, что и нынешний Минск — не исключение», — говорит Максим. 
Пытаясь «на  глаз» определить, много ли у нас  наркотиков распространяют по клубам, некоторые из участников проходившего в конце прошлого года конкурса «Тусовщик  года-2009», пожелавшие остаться неназванными, утверждают: «Наркотиков — валом». 
«Даже в суперконтролируемом «Next’е» можно достать практически любой наркотик. Если говорить об амфетамине или экстази, то цена за одну таблетку в основном 20-30 долларов. Какие камеры? Какой контроль? На распространение это не влияет, — поделился один из участников «Тусовщика-2009». — Правда, сейчас всё это делается тихо, через знакомых. В плане наркотиков связи решают всё, и те, кто много тусуется, знает не один и даже не два канала распространения — как легких наркотиков, так и потяжелее». 
Валентина Мурина, заведующая наркологической реабилитацией Гродненского областного клинического центра «Психиатрия-Наркология» не разделяет наркотики на легкие и тяжелые, также как и не разделяет наркоманов на столичных, областных или районных. По ее мнению, проблема везде одна — зависимость, от которой люди, даже пройдя реабилитацию — начальный этап избавления от наркотической зависимости — страдают до конца своей жизни. 
«После реабилитации жизнь продолжается, а вот от дальнейших столкновений с проблемами, тоской и депрессией людей никто не убережет, и тот, кто уже знает, что наркотик как бы уводит от проблем, не факт, что сможет сдержаться и не употребить еще раз, — говорит она. — Несмотря на то, что у нас в центре на реабилитацию приходят в основном зависимые от опиумных наркотиков (мака, героина и т.д.), это не говорит о том, что зависимость от так называемых «клубных» меньше. Пусть кто-то «клубные» наркотики назовет легкими, поверьте, всё также серьезно, как и с так называемыми «тяжелым», а людям, употребляющим их, зачастую тоже нужна медицинская помощь. Просто такие обычно к нам не обращаются».
«Экстази  — синтетическое наркотическое  вещество и относится к психостимуляторам.  Оно также внесено в реестр  наркотических веществ, — говорит  Валентина Мурина. — Обычно это  белые или цветные таблеточки, на которых нарисованы разные яблочки, птички и т.д. Реже экстази распространяют в порошке. Действовать таблетка обычно начинает через полчаса после употребления. Сначала человек немного дезориентирован в пространстве. Затем наступает состояние полного комфорта, эмоциональный подъем, человек становится открытым для общения, повышается сексуальное влечение. Человек под экстази не чувствует усталости, голода, жажды. Поскольку употребившие его много двигаются и не чувствуют, как потеют, не утоляют жажду, у них нарушается терморегуляция, поэтому они часто падают в обмороки. Бывает, эти обмороки заканчиваются летальным исходом. Когда же таблетка заканчивает действие, начинается тоска, бессонница, депрессия, разбитость, усталость. У тех, кто часто их употребляет, после окончания действия таблеток появляется суицидальное настроение, а отсюда — эмоциональная и психическая зависимость, которая от частого употребления меняет характер человека точно также, как и наркотики, вызывающие еще и физическую зависимость». 
Легальные препараты, повышающие активность, легко купить в аптеках — это настойки эллеутерракокка, женьшеня и т.д. Однако наркоманы  вряд ли придут за таким «повышением». 
«Куда больше их интересуют другие препараты, такие  как «Реланиум», «Циклодол», «Назипам». Это транквилизаторы, и отпускаются они строго по рецепту, — рассказала заместитель главного врача Брестского областного наркологического диспансера Наталья Брич-Полюхович. — Однако когда действует синдром «отмены» (ломки), их в среде наркоманов очень даже любят и как-то умудряются покупать». 
Еще одним серьезным  каналом распространения «легких» наркотиков за последние годы стал интернет. В частности, социальные сети. Так, во многих группах популярного  ресурса vkontakte часто можно встретить объявления о продаже якобы легальных энергетических, эйфорийных и психоделических таблеток новозеландского производства. Авторы объявлений утверждают, что все таблетки легальны и не запрещены на территории стран СНГ. Доставка — почтой и по предоплате. 
Широко подобная интернет-торговля развита и в  соседней Украине — множество  специализированных сайтов предлагают большой выбор таблеток с доставкой. Судя по всему, спрос на услуги этих продавцов есть — чуть ли не каждый такой сайт в срочном порядке  приглашает на работу курьеров. 
В Великобритании же местная пресса обсуждает еще  более широкую проблему — изымать  ли из обращения так называемые легальные  наркотики. И если да, то как избежать ситуации, при которой они, став запретным  плодом, получат еще большее распространение? Толчком для общественной дискуссии стала смерть двух подростков, предположительно, от мефедрона, известного в молодежной среде также как «м-кэт», «дрон», «меф» и «мяу-мяу», который был в Великобритании пока легален. 
Расширить республиканский перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих государственному контролю, предлагает и МВД Беларуси — на 20 позиций. 
«19 из них —  это разновидности синтетических  каннабиноидов, которые входят в  состав курительных смесей. Двадцатый в этом списке — популярный ныне «Кристаллиус», — сообщили в управлении информации и общественных связей МВД. 
Скорее всего, уже в ближайшее время «Кристаллиус»  будет запрещен, как в прошлом  году запретили курительную смесь  «Спайс».
11:28 29/03/2010




Loading...


загружаются комментарии