Письмо ветерану

Заявлений ветеранов  в адрес «Белорусского партизана» я ждала два года назад, когда  опубликовала на сайте свою статью «Проданная память» о том, что  власти намерены выбросить на улицу  Музей Великой Отечественной  войны, потому что земли, на которых размещается музей, проданы иностранному инвестору.

Письмо ветерану
Я стыдила их: «Как же так? Вы же ветераны, вы имеете право требовать… Вы диким голосом орали, когда в Таллинне переносили с места на место памятник Неизвестному солдату, но когда белорусские власти надумали рассовать память о вашем подвиге по закуткам и задворкам других музеев, вы попрятались по своим квартирам, ссылаясь на болезни, возраст и на то, что вы уже не способны протестовать».
Отмолчались. Не написали. Не протестовали. Но я знаю, что публикация «Проданная память» обсуждалась в Администрации президента, и Музей Великой Отечественной войны решили не выселять до того, пока не будет построено новое здание.
А теперь от имени  ветеранской организации пошли  письма и заявления о том, что  слова «белорусский партизан» святы для каждого белоруса, и что сайт с таким названием не должен существовать, так как не отражает мнение ветеранов, не хвалит нынешнюю белорусскую власть, дерзит.
…При слове «ветеран» сразу хочется помолчать и послушать, потому что наша благодарность и наше уважение к людям, победившим в той страшной войне безмерно. Но этим стали пользоваться люди, не имеющие никакого отношения ни к тому великому счастью, которой именуется словом «Победа», ни к тому великому горю. Они паразитируют и на нашем уважении к простым солдатам-победителям, и на нашей памяти. Пользуясь тем, что реальные солдаты, реальные партизаны – те, кому посчастливилось дожить до сегодняшних дней - уже люди глубоко преклонного возраста, они выступают от их имени, они присваивают себе их славу, они берут на себя их почести. И за это они выполняют заказы власти.
Председатель Гродненского областного совета Белорусского общественного объединения ветеранов Иван Федорович Тустов, заявление которого с выпадами против «Белорусского партизана» вчера было распространено по каналам государственного информационного агентства БЕЛТА, не был и не мог быть партизаном. Да, этот человек 38 лет отдал армии, стал полковником, командовал полком, дивизией, а когда ушел в запас – возглавил Гродненский областной военкомат и занимал должность военного комиссара, вплоть до последнего времени. Но это было уже мирное время, послевоенное время. Какое он имеет право говорить от имени ветеранов той войны, если ему сегодня нет и 65 лет. То есть он после войны родился…
Какое право  имеет говорить от имени ветеранов  Великой Отечественной войны  руководитель республиканской ветеранской  организации Анатолий Новиков, если дата его рождения – 1941 год?
Что это за подлое бряцание чужими медалями?
Мой отец тоже родился в 1941 году. О войне он помнил только то, как маленькими детьми зимой они перекапывали чужие огороды в надежде найти на них оставшуюся после осенней уборки мерзлую картошку. И он всю жизнь помнил эту мерзлую картошку. А вот о том, что учился ходить и говорить в партизанской землянке в брянский лесах (он родом из Хотимского района), совсем не помнил. Он совсем не помнил своего отца, который сначала партизанил, а потом во главе всех (я подчеркиваю – всех!)  стоявших на ногах мужчин из их поселения староверов ушел на фронт и там погиб. Где-то в Румынии…
Как-то я попыталась порассуждать с ним на военную тему. «Пап, но ведь это несправедливо. Твой отец воевал и не вернулся, ты остался сиротой, бабушка одна поднимала вас – четверых детей. И твой сосед точно так же воевал, но выжил, вернулся, работает, растит детей и рожает новых. Он живой, но ему и его семье - слава, почести, льготы – квартиры и машины вне очереди, подарки, высокие пенсии, деньги к праздникам… Но ведь, по логике, по справедливости, по милосердию государство должно было помогать, как раз тем семьям, которые остались без кормильца, им ведь было стократ тяжелее».
«Ты никогда  так не думай, - ответил отец. –  Ты просто никогда даже не думай об этом».
Но я думаю. Я все время думаю. Я не могу понять, почему бесплатные лекарства для ветеранов – это самые дешевые таблетки, типа цитрамона. Ведь копеечный цитрамон они на свою пенсию купить и сами могут, а вот дорогие и эффективные лекарства – уже нет. Так вот на них бы и стоило раскошелиться государству.
Я все время  думаю, почему белорусское государство  ждет от ветеранов, что они будут  молиться на власть и благодарить  эту власть за невероятную о себе заботу, если ветеранская пенсия эквивалентна 240 долларам, а пенсия бездельника-депутата – 1000 долларов. Кто-то скажет, что пенсии наших ветеранов все равно выше, чем даже в России. Так вот нет! В России пенсия ветеранов войны – 500 долларов.
Наконец, я все  время думаю, почему именем ветеранов  власть прикрывает самые подлые свои дела. Например, переименование проспекта Петра Машерова – партизанского командира, человека, без которого о подвиге нашего народа и Беларуси как республике-партизанке знали бы только немногочисленные историки-исследователи. Или вот теперь ветеранами власть прикрывает свою борьбу с теми, кто думает, кто не боится говорить правду,  кто хочет, чтобы наш народ-победитель чувствовал себя достойно в своей стране, и чтобы каждый в этой стране мог говорить от своего имени и говорить то, что посчитает нужным.
Я не верю, что  мой дед, который погиб на фронте, воевал за то, чтобы я, его внучка, жила в стране, в которой запрещено думать. Я не верю, что мой другой дед, который тоже воевал, причем и на Великой Отечественной, и на Финской, рисковал жизнью, чтобы я в своей стране боялась высказать свое мнение. Поэтому господам Тустову, Новикову и всем, кто еще пожелает высказаться по поводу сайта «Белорусский партизан», прикрываясь именем настоящих партизан и ветеранов,  я хотела бы сказать: «Не позорьте свои седины!»
13:47 30/03/2010




Loading...


загружаются комментарии