Офицер КГБ из Жлобина против вертикали

Жлобинская вертикаль на местных выборах поборется за депутатские мандаты с несколькими «неудобными» кандидатами из числа уважаемых в городе людей. Один из них -- бывший капитан КГБ Виктор Науменко. Офицер в отставке баллотируется в Райсовет от партии «Справедливый мир».

Оппонентом оппозиционера будет редактор жлобинской районной газеты “Новы дзень” Галина Мельникова. Капитан покинул ряды сотрудников органов внутренней безопасности примерно в то время, когда в Беларуси пришел к власти Александр Лукашенко.
Виктор Науменко – уверенный в своих словах собеседник. Шесть лет назад с ним произошел несчастный случай, в результате чего бывший сотрудник госбезопасности оказался прикованным к инвалидной коляске. Впрочем, на судьбу оппозиционный кандидат особо не сетует. Он ответил на вопросы «Белорусского партизана».
- Как случилось, что бывший офицер КГБ оказался в рядах оппонентов власти?
- Дело в том, что в моей биографии имеется не только служба в рядах органов госбезопасности. Высшее образование я получил в Могилевском машиностроительном институте. До этого проработал механиком в сельсхозтехнике в Быхове, где ремонтировал тракторы «Беларусь». После института был направлен на Рогачевский завод Диапроектор молодым специалистом. Работал инженером-технологом, после чего мне предложили должность секретаря комитета комсомола с правами райкома. Тогда в моем подчинении находилось около двух тысяч комсомольцев. Примерно в этот период мне предложили работу в органах КГБ. Сначала я прошел учебу на высших курсах КГБ СССР в Минске, по окончании которых меня направили на оперативную работу в райотдел города Калинковичи. В Калинковичах я поработал опером два года. В связи с перестроечными процессами реформирования органов МВД и КГБ наш райотдел ликвидировали, а меня направила в Жлобин. На новом месте я служил около трех с половиной лет, после чего пришлось уйти. Сначала в коммерцию: создал свое частное предприятие по оптовой торговле. В этот период мне предложили работу на БМЗ в отделе коммерческой безопасности. На новом месте случалось много различных ситуаций. В частности, приходилось контролировать соблюдение контрактных обязательств поставщиками, расследовать аварийные ситуации, обеспечивать защиту интересов завода в плане обеспечения коммерческой тайны.
В конце 1990-х начальство на БМЗ начало меняться как перчатки. Всем бывшим сотрудникам КГБ, которые входили в отдел коммерческой безопасности, было предложено уйти по собственному желанию. Те же, кто работал в милиции до прихода на БМЗ, почему-то остались… 
- Почему не получилось закрепиться в отделе коммерческой безопасности БМЗ?
- Трудно сказать. Я проработал два года на БМЗ. Я упирался, отказывался увольняться, но мне сказали: «как ты пришел, так и уйдешь отсюда». Я был вынужден вернуться в коммерческое дело. Потом случилась травма, в результате которой оказался в коляске. Вот уже шесть лет, как в коляске. Сейчас у меня открыто ИП. Практически продолжаю то же, чем и занимался. Правда, куда в меньших объемах. У меня сезонная работа, нерегулярная, непостоянная.
- Итак, несколько лет назад вы стали членом партии «Справедливый мир». Почему решили вспутить именно в коммунистическую партию, которая теперь – «Справедливый мир»?
- Во-первых, я являюсь членом партии КПБ с декабря 1985 года, у меня комсомольский и партийный билеты сохранились. Я не отказался от своих убеждений. Просто те принципы, которые изложены в уставных документах партии «Справедливый мир», мне близки и понятны. «Справедливый мир» -- это фактически те люди, которые мне протянули руку помощи в трудную минуту, поняли мои вопросы. Куда мне было пойти? Тем более, в рамках партии «Справедливый мир» мы вместе решаем много важных для города Жлобин дел. Как бы не было тяжело в дальнейшем, я не отступлю от своих принципов. Если раньше власти могли от меня отмахнуться, то сейчас, извините, вынуждены выслушивать. Даже в бытовых вопросах. В 2008 году, например, проходили выборы в парламент. Когда кандидат от ПКБ Валерий Рыбченко выдвигался в парламент, меня предупредили, что буду работать наблюдателем, начиная с досрочного голосования. Я согласился, так как участковая комиссия была близко расположена, в ледовом дворце. Однако мне, как инвалиду, приходилось сталкиваться с массой трудностей. Надо было самостоятельно спускаться, выходить из подъезда. Я ж не мог  людей каждый день дергать! Пришлось побеспокоить местные власти, поскольку, во-первых, существующий в подъезде пандус не позволял мне самостоятельно передвигаться, во-вторых, не за что было ухватиться. Пандус смастерили, а вот перила как-то не додумались прикрутить. Я вызвал сотрудников из ЖЭКа, предупредил так: если нормального пандуса и перил не будет до выборов, я все равно попаду на избирательный участок. Вот только тогда придется рассказать о своих сложностях иностранным наблюдателям из ОБСЕ. Я прямым текстом все это выложил. Через день-два и пандус исправили, и перила для спуска сделали…
- Какие первоочередные проблемы будете решать, если удастся добиться депутатского удостоверения? 
- Если получится попасть в Райсовет, я поставлю несколько вопросов ребром. Во-первых, меня интересует, как расходуются государственные деньги! Вот, например, заложены определенные средства, которые никто на месте не считает. Депутаты голосуют, как куклы, не удосуживаясь разобраться в принимаемом бюджете. Во-вторых, поприходили во властные структуры и к руководству некоторых предприятий люди, далекие от понимания того, как надо работать. Так называемые назначенцы. От этого страдает не только производство, но и трудовые коллективы. Настолько напряженная обстановка создается, что люди не выдерживают. Но благодаря контрактной системе все боятся выражать свое мнение открыто. Есть же молодежь, мыслящая по-новому, но никого не пустят в руководство! Как мы можем работать по-новому, если люди далеки от этого. Кадры нужно срочно менять. Хоть бы один депутат на уровне города Жлобина встал и открыто обозначил проблему. Нет, они все молчат!
- Несколько месяцев назад Гомельщина отчиталась по строительству пандусов. Если верить официальным данным, то область по критерию возведения адаптационных сооружений находится впереди планеты всей…
- Никто с нами не консультируется по поводу создания безбарьерной среды. У нас в Жлобине, да и в целом по Беларуси, инвалидам практически невозможно перемещаться по городу: высокие бордюры повсюду, транспорт не адаптирован. Когда я прочитал госпрограмму по безбарьерной среде, я обалдел. Кто ее писал?! Посадили далекого от проблем инвалидов человека, который лишь бы что накидал.
Есть данные, что государственную программу по преодолению трудностей для инвалидов собираются продлевать. Мы очень бы хотели поучаствовать в разработке программы, распределении финансов и определении конкретных объектов. Это то, что меня беспокоит. Но это не только колясочников волнует. У нас много стариков, которые с трудом передвигаются, не могут попасть в магазины, в культурные центры. Однако все свои действия я собираюсь, чего греха таить, согласовывать с товарищами по партии «Справедливый мир». По моим собственным подсчетам, в городе и районе насчитывается около 150 инвалидов-колясочников, интересы которых практически никто не отстаивает. Думаю, в случае моего избрания сидеть без дела не придется.
17:28 05/04/2010




Loading...


загружаются комментарии