Как я потеряла… профессию

Гродненский областной суд оставил в силе решение  суда Ленинского района в отношении  журналиста-фрилансера Алеся Денисова, который был признан виновным в «самоуправстве» – пытался  взять интервью у школьных учителей, не являясь штатным сотрудником СМИ.

- В течение 6 месяцев я могу подать апелляцию  в Верховный суд, но сомневаюсь, стоит ли этим заниматься. Буду  советоваться с правозащитниками  БАЖ, - прокомментировал судебное решение Денисов. 
Вряд ли Верховный суд примет сторону журналиста. И не потому, что суд такой провластный, зависимый и заведомо несправедливый. Таковы белорусские юридические реалии. По «делу Денисова» можно привлечь любого журналиста, не связанного формальными трудовыми отношениями с каким-либо СМИ.
Перед вынесением первого решения судья Ленинского района Стасюлевич взяла «тайм-аут» для выяснения понятия  «фрилансер». Профессиональное поведение судьи не осталось не замеченным местными «фрилансерами» и было позитивно оценено. Сам Алесь Денисов признает, что судья, будучи «частью системы», отнеслась к нему непредвзято (о чем свидетельствует и минимальный штраф в размере 2-х базовых величин).
А в том, что судья не могла найти объективных причин для признания  Денисова невиновным в том, что он… журналист, я  убедилась лично. 
Пока добросовестная Стасюлевич искала ответ на вопрос, кто такой «фрилансер»,  я решила выяснить, кто такой «журналист». С правовой точки зрения. В моем дипломе именно так обозначена моя специальность и, честно говоря, мне никогда не приходило в голову, что без договорной связи со СМИ я эту специальность автоматически теряю. 
Белорусский Закон  «О печати» (Ст.1, п.7) дает четкое определение: «Журналист средства массовой информации – физическое лицо, занимающееся сбором, редактированием и созданием (подготовкой) информационных сообщений и (или) материалов для юридического лица, на которое возложены функции редакции средства массовой информации…». Другими словами, журналист по закону намертво привязан к профильному «юридическому лицу», и вне его поля функционировать не может. 
Таким образом, логически рассуждая, в Беларуси человек, имеющий диплом со специальностью «журналист», может засунуть его… Ну, например, в стопку счетов за коммунальные услуги. Только трудовой договор со СМИ  дает право на профессию. 
Ладно! Откроем  словарь юридических терминов. Читаем:  журналист - физическое лицо, занимающееся сбором, редактированием и созданием (подготовкой) информационных сообщений и (или) материалов для юридического лица…». Дежавю! Далее - ссылка на закон о печати.
Правда, на Национальном правовом портале имеется «Инструкция о порядке применения норм международного гуманитарного права в Вооруженных Силах Республики Беларусь», где термин «журналисты» упоминается без увязки с понятием СМИ.Вооруженные силы журналистами называют  лиц, не входящих в состав вооруженных сил и находящихся в служебных командировках в районах вооруженных конфликтов. Впрочем, «служебная командировка» также предполагает наличие «службы», отправляющей своего служащего в район конфликта.
Я даже заглянула  в словарь Брокгауза и Ефрона. Но они меня вообще обидели своим толкованием: журналист -  1) чиновник, ведущий список входящих и исходящих бумаг в каких-либо учреждениях. Правда, есть еще и второе значение – «писатель». Что слегка утешило.
Вырисовывается  любопытная картина. Многие годы государство упражнялось в создании немалой армии «свободных журналистов», прессингуя независимые СМИ. Буквально единицы из «писателей» после закрытия или  уничтожения своих юридических лиц смогли, а точнее захотели, перейти в официальные газеты или телерадиокомпании. Но это вовсе не значит, что они потеряли свою квалификацию, опыт или публицистический талант. Пусть это звучит высокопарно, но это так. Например, наши гродненцы из «Биржи информации» и «Пагони» работают в диапазоне Гродно-Калифорния (без преувеличения).
Итак, «свободные журналисты», они же фрилансеры есть, а юридического, законного основания  профессионально работать у них нет.
Любые законы –  не догма, они должны успевать за реалиями жизни. Возможно, белорусским «фрилансерам» стоит объединить усилия и хотя бы попробовать инициировать какие-то изменения в законодательстве? Почему в Беларуси нельзя сначала написать материал, а потом попытаться продать его тому или иному изданию, как это принято там, где свободная журналистика существует добрую сотню лет? Почему бы не разделить понятия «журналистика» (профессия) и «корреспондент» (должность)?
Правда, даже у  нас существуют способы легализовать «фрилансерство». Вот что мне  предложил знакомый налоговый инспектор с большим стажем фискальной деятельности и лояльными взглядами.
- Первое: вы можете  заключить трудовые договоры  с зарегистрированными и действующими  на территории Беларуси СМИ, как  говорится, на гонорарной основе. Второе: зарегистрироваться, как индивидуальный предприниматель с видом деятельности «информация» или «реклама», получить свидетельство и действовать на его основании.
Абсурдно, конечно, с видом деятельности «реклама» пытаться проводить журналистские  расследования, но некоторый резон  в предложении налоговика есть. Хотя бы на тот случай, чтобы нас не хватали, не тащили в суд и не «приговаривали» к штрафам.
А я-то, наивная, считала, что понятие «свободный» изначально заложено в понятии «журналист». В общем, специальность моя – не более чем фантом. Если, конечно, я не нахожусь у кого-то на службе…
11:44 23/04/2010




Loading...


загружаются комментарии