Эксперты: Чернобыльские деньги идут не туда!

Эксперты МАГАТЭ и ПРООН призывают подойти к борьбе с последствиями аварии на ЧАЭС прагматично. Взамен экологической безопасности они предлагают делать упор на устойчивое экономическое развитие пострадавших сообществ, вместо бюджетных трат на льготы – направить деньги на проведение контрмер в сельском хозяйстве, а допустимые уровни содержания радионуклидов в продуктах устанавливать на основе экономических расчетов.

Цезий в молоке – вопрос политический
- Гигиенические нормативы на допустимое содержание радионуклидов в пищевых продуктах, принятые в Беларуси, России и Украине сейчас — одни из самых жестких в мире. Они значительно ниже тех, что действуют в Европейском Союзе, - утверждает Валерий Кашпаров, директор Украинского научно-исследовательского института сельскохозяйственной радиологии, эксперт Международного агентства по атомной энергетике. - Например, норматив на содержание радиоактивного цезия в молоке в Беларуси почти в 4 раза ниже, чем в странах Европейского Союза (100 Бк/л против 370 Бк/л), а для хлеба — жестче в 10 и более раз (40 Бк/кг против 600 Бк/кг).
- Хотите сказать, что это плохо?
- Я хочу сказать, что при принятии нормативов должен быть учтен баланс между пользой и вредом от их использования (радиологический, экономический и социально-психологический). Если страна взяла на себя жесткие обязательства по обеспечению завышенных гигиенических норм, то она должна их выполнять, чего бы ей это не стоило, хотя в этом порой нет необходимости. Это, скорее, политическое решение, нежели норма, продиктованная соображениями безопасности. Но любое ужесточение стоит денег, за это платят налогоплательщики.
Люди в то же время должны понимать, что допустимые уровни содержания радионуклидов в продуктах питания не являются предельно допустимыми. Например, если вы в течение всего года пьете молоко с удельной активностью цезия 50 Бк/л (в 2 раза ниже допустимого), то в организм за год поступит 18 250 Бк, что приведет к эффективной дозе внутреннего облучения взрослого человека около 0.22 мЗв/год. Если же вы раз в год съедите килограмм свежих грибов с удельной активностью цезия-137 5000 Бк/кг (это в 10 раз выше допустимой нормы), то в организм поступит 5000 Бк, что приведет к эффективной дозе облучения взрослого человека всего 0.06 мЗв/год. Таким образом, эффективная доза облучения от большого количества молока с низким уровнем радиоактивного загрязнения, соответствующего гигиеническим нормативам, будет выше по сравнению с дозой от малого количества высокозагрязненных грибов. Потребление продуктов питания с удельной активностью радионуклидов, превышающей допустимые нормы даже в десятки и сотни раз, не приведет к отравлению человека в отличие от потребления продуктов, загрязненных выше предельно допустимого уровня, например, свинцом. Кстати, норматив по уровню содержания свинца в пищевом зерне в Украине в два раза превышает европейский. Но об этом никто не говорит. В то же время незначительное превышение содержания радионуклидов всегда вызывает очень бурную реакцию.
- Вы не могли бы все же уточнить, какой вред может нанести более жесткий допустимый уровень содержания радионуклидов в том или ином продукте?
- Да то же молоко на личных подворьях! Если запретить детям на загрязненных территориях его пить – будет от этого вред или польза? Дело в том, что в тех условиях, в которых эти люди живут, у них страшно несбалансированное питание – сплошные макароны. И если вы лишите детей молока, то вреда для их организма от этого будет еще больше…
- Действующие в Беларуси допустимые уровни содержания радионуклидов в продуктах питания приняты в 1999 году. В течение какого срока их положено пересматривать?
- Когда возникнет потребность общества.
- Потребность экономическая из-за нехватки средств, политическая – из-за падения доверия электората или медицинская, продиктованная соображениями безопасности для организма человека?
- Дело в том, что сейчас этот уровень установлен с большим консерватизмом – с большим запасом прочности. Вот вы, например, получаете дозу 1 мзВ и за счет медицины, и за счет Чернобыля. Эту дозу можно уменьшить в тысячу раз, если просто поменять рентгеновский аппарат на более современный и безопасный! Для того, чтобы уменьшить одну десятую дозы, полученной от содержания радиоактивного стронция в продуктах, нужно потратить миллиард, а чтобы купить более безопасный рентгеновский аппарат, хватит и 100 тысяч долларов. Это оптимизация: нужно выбирать, на что тратить деньги. Может быть, на повышение качества жизни людей на пострадавших территориях? Что хорошего, например, в том, что бюджетные деньги тратятся на льготы и компенсации, если конечно, оставить за «кадром», что все люди на загрязненных территориях являются избирателями?
- Куда же, на ваш взгляд, наиболее рационально вкладывать бюджетные средства спустя четверть века после аварии на ЧАЭС?
- Применение контрмер в сельском хозяйстве позволяет очень эффективно очистить продукцию. За счет них можно было уже 20 лет назад добиться уровней радиоактивного загрязнения молока более низких, чем в настоящее время без применения контрмер.
Это стандартные агротехнические мероприятия: внесение удобрений, известкование почвы, чистые корма для скота. Загрязненность территорий радионуклидами (вам любой зарубежный специалист подтвердит) - это проблемы экстенсивного ведения сельского хозяйства. При интенсивном ведении уровень загрязнения не будет высоким. Например, известкование позволяет в 2-3 раза уменьшить загрязнение продукции.
Очень эффективными являются контрмеры, связанные с переработкой продукции. Переработка зерна в спирт, рапса в масло, а картофеля в крахмал позволяет во много раз уменьшить содержание радионуклидов в конечном продукте. Сейчас, правда, в переработке картофеля уже нет необходимости - он и так везде чистый.
Кстати, в Беларуси на контрмеры в сельскохозяйственном производстве тратится в 50 раз больше средств, чем в Украине. Для гарантированного производства сельскохозяйственной продукции, соответствующей допустимым нормам и не превышению дозовых нагрузок на население (1 мЗв/год) ежегодно из государственного бюджета Украины расходуется примерно 1 млн. долларов, а в Беларуси в 2008 году на эти цели было израсходовано более 50 млн. долларов.
- Насколько это снижает дозовую нагрузку населения?
- В рамках межрегионального проекта МАГАТЭ в 2004-2006 годах разрабатывались подходы к оптимизации контрмер в сельском хозяйстве и проверки их в реальных условиях. Для этого в каждой стране выбрали по одному населенному пункту. В Беларуси - деревня Светиловичи. Эти работы показали, что и сейчас применение контрмер позволяет существенно снизить дозовую нагрузку у местного населения - в 2-3 раза. Это не политические игры, а реальный практический эксперимент.
Иногда и средства-то затрачивать не надо – достаточно иметь элементарные знания. Например, если сушеные грибы перед применением промыть и положить на 15 минут в воду, то это без всяких дополнительных затрат в 10 раз уменьшится переход радионуклидов в конечный продукт. Вот почему эффективно тратить деньги на образование местного населения.
- Ликвидируя при этом льготы и компенсации? Боюсь, народ вас не поймет…
- Поймет, если при этом деньги будут вкладываться в развитие социально-экономической составляющей, внедрение новых технологий - чтобы люди сами могли зарабатывать намного больше. На Украине, например, на загрязненных территориях 75% населения не имеют работы вообще, процентов 10 % домашних хозяйств, где работает всего один член семьи.
«Зоне» нужен «ребрендинг»
- Клеймо «зоны» привело к огромным имиджевым потерям загрязненных территорий, - считает эксперт ПРООН Ирина Абалкина. - В пострадавших районах заработная плата, как правило, ниже, а уровень безработицы выше, чем в других местах. Низкая инвестиционная привлекательность, отток кадров, старение населения - сегодня основной проблемой пострадавших регионов стала не радиация, а бедность.
В то же время здешние жители напрямую связывают уровень своего благосостояния с уровнем радиации – если ее не будет, то регион лишится дотация и мер поддержки. Через четверть века после катастрофы люди все еще не видят иного способа существования. В России и Украине, например, около 70% бюджетных средств из чернобыльских программ уходит на оказание льгот и компенсаций.
- И вы предлагаете от них отказаться?
- Мне это политическое решение кажется правильным сразу по нескольким причинам. Первое - экономятся средства, чтобы вкладывать их в реальное производство и улучшение жизни. Второй момент – привязка человека к льготам, неважно за что и как они предоставляются – это некое отвлечение его от своих реальных проблем путем выделения ему в общем-то мизерной суммы. Да и содержание бюрократической системы, обеспечивающей весь этот «льготный» процесс, тоже очень дорого государству обходится. И когда человек не привязан к льготам, у него связь между страданием по поводу радиационного фактора и реальным эффектом наконец-то разрубается.
- Развитие загрязненных регионов сложный процесс: инвесторы не идут, международные доноры ослабили свою активность. Где взять деньги на преодоление депрессивности?
- В разных странах – это происходит по-разному. В Украине и России – это новые бизнес- проекты, проекты по микрокредитованию. Беларусь является примером того, что государство решило вкладывать деньги в подъем экономики региона, который раньше называли пострадавшим, а сегодня, по сути, является депрессивным.
- Но вкладывание колоссальных средств в сельское хозяйство - это ведь тоже льготы, только не конкретному человеку, а отрасли в целом. Это нисколько не избавляет загрязненные территории от культуры зависимости.
- Эта программа дотирования должна быть очень четко обоснована. И тут можно использовать новые экономические принципы и рассматривать устойчивость, которую будет приобретать хозяйство после единовременного вложения со стороны государства. Больше конкуренции устраивать в предоставлении средств. Стараться вовлекать рыночный механизм – чтобы выживали лучшие, чтобы другие за ними подтягивались. Пока же, отвечая в рамках опроса ИКРИН на вопрос: «Кто может изменить жизнь на загрязненных территориях?», жители ставят на первое место правительство, затем президента и международные организации. И только на четвертое место самих себя.
Справка. В 2009 год в Беларуси насчитывалось около 200 населенных пунктов, где средняя годовая эффективная доза облучения жителей превышает 1 мЗв (нормативной считается дозовая нагрузка 0,1 мЗв/год). В них проживает более 54 тысяч человек.
Загрязнение территории стронцием-90 представляет опасность только в зоне отчуждения ЧАЭС. Загрязнение ближней зоны аварии долгоживущими альфа- излучающими радионуклидами, в соответствии с существующим законодательством стран, не позволит жить населению на этих территориях на протяжении еще длительного времени.
По прогнозам ученых, площадь загрязненных радионуклидами территорий в Беларуси цезием-137 к 2016 году по сравнению с 1986 годом уменьшится в 1,5 раза.
10:10 26/04/2010




Loading...


загружаются комментарии