Хащеватский: Идет неприкрытая ложь

Белорусский режиссер Юрий Хащеватский завершил работу над новой лентой. Полуторачасовая картина «Лоботомия» посвящена деятельности российских средств массовой информации во время и после военного конфликта возле Южной Осетии. Хащеватский – автор трех десятков документальных лент, лауреат нескольких международных фестивалей, в том числе и фестивалей правозащитного кино.  

– Уже давно появилось информационное оружие, которое власти используют против общества. Это абсолютно ясно, скажем, на белорусском информационном поле – исчезли практически все независимые источники средств массовой информации, особенно электронные, и по информационным каналам идет неприкрытая ложь. Потом стало заметно, что и Россия переняла этот опыт белорусских властей: идёт очень серьёзный обман, я бы сказал, "промывание мозгов".
Когда я решил сделать фильм обо всем этом, началась война между Россией и Грузией. И я увидел отличный пример того, как реализуется такая ложь и ради чего всё это делается. На современном цивилизационном пункте подобная ситуация очень опасна, потому что руководить средствами массовой информации – очень аппетитное для любой власти дело.
– О чём все-таки больше всего ваш фильм получился? О войне? О пропаганде? О людях? Как бы вы охарактеризовали основной предмет вашего исследования?
– Я бы сказал – о пропаганде, о людях, которые осуществляют эту пропаганду, о сервильной части российской журналистики и о тех людях, конечно же, которые всему этому противостоят. В моём фильме очень много реальной информации о том, что на самом деле происходило тогда в Грузии, и о том, как это подавалось в российских средствах массовой информации, и плюс к этому общая ситуация в России. Красной нитью проходит формирование национальной идеи России, которую я сейчас трактую таким образом: соединение патриархального "крадут", о котором говорил ещё Карамзин, с вечно советским "одобряем" и путинским "мочить в сортире". 
– В фильме идёт речь и о грузинской пропаганде или вы сосредотачиваетесь только на вопросе российских средств идеологического обеспечения этой военной кампании?
– Нет, о грузинской пропаганде у меня нет ни слова, потому что такой я просто не вижу, не слышу и не знаю. Хотя, безусловно, там можно наблюдать те же самые процессы. Как сказала одна из выступающих в этом фильме, Юлия Латынина, война – это путь обмана и видно, что грузинские власти также идут этим путём. Но я этого не слышал, потому это сложно назвать пропагандой лично для меня – я нахожусь за пределами этого поля. Любая информация субъективна, я исхожу из этого. Любая. Пропагандой она становится тогда, когда она всеобщая, перманентно действует на мозги. 
– Если ваш фильм будут называть антироссийским, как вы будете возражать?
– Я буду возражать следующим образом: антиросийскость для меня означает, что я не должен любить свою маму, русскую женщину Анну Ивановну Банову. А я не могу, как вы понимаете, не любить свою маму, я не могу не любить её родных, я не могу не любить большое количество своих русских друзей. А вот власть российскую я могу не любить. И я думаю, что очень многие люди в России также не любят эту власть. А моральные решения российской власти, которые я критикую в этом фильме, это ни в коем случае не антироссийский мотив. Это протест против бездарной, подловатой и уголовной власти, которая сегодня в России делает все, что она хочет. Не нужно путать, потому что подобные рассуждения – в интересах власти: если на неё "наезжать", она сразу же говорит, что это наехали на весь российский народ. Ни в коем разе. А тех людей, которые могут меня обвинить в "антироссийских настроениях", я бы спросил: "Ребята, а вам нравится ваша власть? Если вы ее критикуете, то вы также, наверное, занимаетесь антироссийскими делами". 
– Какова прокатная судьба вашего фильма? У кого есть шанс его посмотреть?
– Фильм только-только закончен, в первой редакции. Я ещё буду над ним работать, потому что он долговатый. 2 мая по немецкому каналу ARD выйдет огромный сюжет об этом фильме. Многие фестивали проявляют к фильму интерес. Сейчас мы начинаем работать с каналами. Возможно, придётся поделить его на серии – где-то будет из двух или трёх серий. Буду как-то его ужимать, чтобы каналы могли взять. Что же касается России, то у меня нет никаких иллюзий – я понимаю, что тут этот фильм ближайшие лет пять, как минимум, не покажут.
14:10 29/04/2010




Loading...


загружаются комментарии