Черноокий: Интернет - под контролем. Будьте бдительны!

С 1 июля вступает в действие указ «О национальном сегменте Интернета». Чем это чревато для  белорусских пользователей всемирной  сети? Свое мнение высказывает IT-эксперт  Сергей Черноокий.

— Речь идет, в первую очередь, о минимизации фактора анонимности при работе граждан во всемирной сети, — отметил Сергей Черноокий. — Это означает, что автора любого высказывания в интернете можно определить в короткий срок при невысоких затратах. И только во вторую очередь власти хотят установить контроль над информационными потоками. 
Тот уровень  контроля, который сейчас существует над печатными СМИ, администрация  президента намерена распространить и  на электронные каналы коммуникации. В том числе - ответственность за публикацию мнений, которые не совпадают с официальной точкой зрения. 
— Кто будет  заниматься таким контролем? 
— Прежде всего, Оперативно-аналитический центр (ОАЦ) при администрации президента. Так  определено указом. 
— Каким образом  это будет осуществляться? 
— При помощи тотального протоколирования всех действий, которые пользователь производит в  сети. То есть, ни один байт теперь не пройдет  мимо «всевидящего ока». Идея «большого  брата», таким образом, будет практически  реализована. 
Как в шахматах - каждый ход записывается. SMS, сайты, которые вы посещали, сообщения, которые вы оставляли на форумах, большинство ваших электронных писем. 
Вспомним судебные дела против «Молодого фронта». Тем, кого обвиняли в деятельности от имени  незарегистрированной организации, предъявили все: звонки, SMS, почтовую переписку в интернете. 
Контроль за интернетом дополнил и указ №129 от 3 марта 2010 года, утверждающий Положение  о порядке взаимодействия операторов электросвязи с КГБ и ОАЦ. Он обязывает  всех операторов телефонной связи и провайдеров предоставлять КГБ и ОАЦ безвозмездный круглосуточный удаленный доступ к базам данных о своих абонентах. 
— Насколько  технически сложно осуществлять контроль за интернет-пользователями? 
— Это не так  уж сложно. Миллиардов рублей, выделенных на эти задачи, для технической реализации хватит. Кстати, гостиницы уже давно свои интернет-сети строят по такому же принципу. СОРМ — система обеспечения розыскных мероприятий — уже действует в отелях. Именно по принципу — «ни один байт мимо не пробегает». Все, что клиенты делают в интернете, идет в реальном времени — «оттуда туда». Для гостиниц такая практика уже реальность. Сейчас она станет реальностью и для остальных. 
— За кем будут  следить? 
— Целью являются все 3,5 миллиона пользователей интернета. Наличие у вас канала доступа в интернет означает заключение у вас договора с Белтелекомом. В договоре есть ваши реквизиты. Это совершенно не анонимный доступ. Звонок при беспарольном доступе — это означает, что номер телефона, с которого позвонили, известен. Выход в интернет с мобильного — известен номер мобильного. Остаются интернет-кафе, в которых с 1 июля допуск в интернет — только при предъявлении паспорта. Гостиницы уже накрыты таким контролем. Анонимность в интернете — это миф. Ее можно обеспечить только специальными техническими средствами, и то не всегда. 
Если европейскому человеку сказать, что в интернет вас не пустят без паспорта, это  будет просто шоком для него. Как? Может быть, вы мне и разговаривать  без паспорта запретите? Среда передачи — интернет и воздух, через который мы говорим, это почти одно и то же. 
Поэтому первая цель, которая сейчас ставится, –  исключить анонимность. Потом, зная, кто и что пишет, можно дальше принимать меры по отношению к  авторам. 
— Например? 
— Например, есть уголовная статья за дискредитацию  власти. Это означает, что любой  пользователь, высказывания которого будут расценены именно таким  образом, может получить в свой адрес  претензии от государства. Перспектива  оказаться за «дискредитацию» в суде реальна для всех. 
Указ развязывает  руки, как исполнительной власти, так  и спецслужбам. И делает возможным  любой вариант дальнейшего развития событий. Через два месяца Совет  Министров обязан выдать документ, регламентирующий использование интернета. 
Пока постановление  Совмина неизвестно даже в проекте, трудно сказать что-то еще. Ответственные  понятны: Президентская администрация  написала указ, Совет Министров его  выполнит. Парламент - не при чем, местные  советы - не при чем. Координация  — со стороны Оперативно-аналитического центра. МВД, КГБ будут выполнять то же указание. 
— В указе  есть пункт о том, что поставщики интернет-услуг по просьбе пользователей  «оказывают услуги» по ограничению  доступа к информации «экстремистского»  характера. Как это будет выглядеть? 
— Это обращение, которое будет являться формальным поводом для принятия мер по блокированию сайта. На его появление не придется затратить больших усилий, как, например, это было с письмом ветеранов  по поводу «Белорусского партизана». Таких «ветеранов» можно найти и для других сайтов. Вот и будет блокировка на законных основаниях. 
— Блокировки сайтов стоит ожидать от выборов до выборов  или чаще? 
— В период избирательных  кампаний — обязательно. Можно по-разному  осложнить работу сайта. Но добиться своего, снизить воздействие источника  информации на аудиторию, конечно, можно  и нужно с точки зрения власти. 
Можно, конечно, ресурс закрыть и совсем. Убрать из сети домен, чтобы его не было на хостинге. Если домен зарегистрирован в зоне by, можно аннулировать его регистрацию. Позвонить в центр обработки данных Белтелекома и сказать, что этот ресурс не должен работать. 
Все белорусские  ресурсы обязаны находиться на белорусском хостинге. Эта норма уже существует, ее просто не все выполняют. Сайты, зарегистрированные в других доменных зонах, не контролируются в Беларуси. Регистрировать домен можно и в зонах com, org, net, info и т.д. — это международная доменная система. 
Единственный  способ ограничения доступа к  ресурсам в других доменных зонах, это  ограничение доступа на канале. Поскольку  Белтелеком контролирует все внешние  каналы, а спецслужбы контролируют Белтелеком, то они же контролируют и каналы. И могут их перекрыть. 
— Можно что-либо противопоставить интернет-контролю? Например, человек не хочет, чтобы  читали его электронную переписку. Или хочет скрыть, что он читает оппозиционные сайты. 
— Сейчас только два средства связи по интернету  не в такой сильной степени подвержены контролю со стороны спецслужб. Это скайп и почта Gmail. Все остальное считается достоянием спецслужб. 
Противостоять вмешательству в вашу частную  жизнь можно только превентивными  мерами. Путем использования надежно  защищенных каналов связи — тех же скайпа и Gmail, путем анонимного просмотра интернет-ресурсов. Скорость трафика, конечно, падает в 10-20 раз. Для анонимного просмотра используется посреднический узел — прокси-сервер. Пользователь обращается к нему, а прокси-сервер от своего имени осуществляет запрос на ресурс. Запрос приходит, допустим, из Норвегии. Определить пользователя в этом случае гораздо сложнее, нужно установить контроль над посредническим ресурсом. Это не всегда возможно. 
— Опыт Китая  в Беларуси изучали? 
— Белорусское Министерство статистики в одном из своих публичных отчетов объявило, что Комитет госбезопасности Беларуси потратил весьма приличную сумму (минимум полмиллиона долларов) на «развитие сети интернета» в стране. Это косвенно свидетельствует о том, что подтвержден факт покупки оборудования для работы с сетью интернет белорусским КГБ. Понятно, что в КГБ эту информацию опровергли, но один раз Минстат их «сдал». 
По крайней  мере, о тендерах на поставку оборудования по классификации интернет-трафика  в Беларуси объявляли два раза. Государственная инспекция электросвязи и сам Белтелеком. 
— Каковы главные  функции Оперативно-аналитического центра? 
— Их перечислено  примерно три десятка: подготовка проектов правовых актов, аттестация информационных систем, выдача лицензий. Также упоминаются "иные полномочия", что может означать отсутствие ограничений. С января 2010 года этот центр вправе заниматься оперативно-розыскной деятельностью. 
Если какая-либо государственная организация получает право вести оперативно-розыскную деятельность, это означает, что она может сама себе выбрать «жертву» — подозреваемого, собрать доказательства и отдать человека под суд. Трудно сказать, чем занимается эта спецслужба, не зная точно структуры Оперативно-аналитического центра, какие там отделы и кто ими руководит. Даже о КГБ известно гораздо больше. 
Оперативно-аналитический  центр принял функции, которые раньше были у Государственного центра безопасности информации. Он и дальше будет свои позиции усиливать. Его бюджет на этот год, по официальным данным, составляет 4,5 миллиона долларов. 
— Стоят ли меры по контролю за интернетом таких затрат и усилий? 
— Конечно, ведь речь идет о сохранении власти над  страной. Например, на президентских  выборах в Молдове, когда коммунист  Воронин проиграл, проведение митингов координировалось через интернет. Белорусские власти отслеживают подобный опыт. Но при этом не понимают, что ни один сценарий не повторяется дважды. Потому что после Молдовы была Украина, где власть сменилась законным и демократическим путем, а потом Кыргызстан, где все произошло без интернета. А после Кыргызстана, если случится аналогичное событие где-либо еще, оно не будет стопроцентным повторением предыдущих. Пытаться защититься от всех вероятных сценариев одновременно – очень и очень дорого. 
— Насколько  пессимистичны прогнозы на будущее  белорусского интернета? 
— Белорусы уже  в курсе - интернет будет контролироваться. Значит - будьте бдительны. Но это не повод для паники. Любые технические  средства контроля можно обойти техническими средствами противодействия. Если есть такое желание. 
Понятно, если государство  старается контролировать какую-то область коммуникаций, значит, она  ее опасается. Возможности государства, конечно, гораздо шире, чем возможности  отдельных граждан. Но мы можем противопоставить свой интеллект грубой силе, обойтись меньшими затратами и добиться успеха.
15:57 30/04/2010




Loading...


загружаются комментарии