Кормянская пленница

Агрогородок Корма в Добрушском районе впечатлит всякого путника. Обустроенные центральные улицы, презентабельный магазин, знаменитый православный храм. Поверишь ли, что приятный взгляду уголок, возможно, окажется оплотом... рабства в регионе?

В прошлом году местные оперативники немало удивили всю страну: вызволили из кабалы невольника, которого эксплуатировали под Кормой на дачах. Ранее судимому бедолаге бежать было некуда. Милиционеры освободили. Нынче на подходе похожее уголовное дело — в той же деревне и по тому же поводу. Коротко содержание оперативной сводки: Валентина К. в 2003 году приютила пенсионерку Светлану Ш., у которой сгорел дом, а со временем стала принуждать последнюю к работе по хозяйству, скрывать от сельчан и ее родственников, удерживать... Расследование движется к финишу, деревня бурлит, разделившись во мнениях.
 
Молва
 
У крыльца Кормянского сельсовета две старушки обсуждают наводнение в Европе и бедственное положение собственных огородов после дождей. Вклиниваюсь в разговор:
 
— А вот у вас женщина как будто семь лет удерживала пенсионерку, работать заставляла, — тезисно излагаю фабулу дела.
 
— Да мы в другом конце деревни живем, — бабушки живо ловят суть. — Но люди рассказывали.
 
— Только я не верю, — занимает позицию одна. — Хотела бы — убежала.
 
— А я верю, — подбоченивается другая. — У Вальки — характер! Бабу, видно, так запугала, что и не знала та, куда бежать. Представь, четыре года бедняга пенсии не получала. Но в деревне вы ее не найдете. Съехала к сестре в другой район.
 
Скверный поворот. Придется интересоваться по людям... «Баба как баба, неприкаянная, — проговаривают чужую биографию на лавочках. — Одно время пила. Из–за этого красть стала. За то и сидела. После возвращения какое–то время работала. До пожара в доме жила вместе с сыном. А потом сын уехал, Светка осталась. Приютила ее сельчанка, но умерла вскоре. После Света попала к Валентине».
 
57–летняя Валентина на деревне более видный человек. Крепкий дом, пятеро взрослых детей, хозяйство: три коровы, два коня, огороды. Но только не сильно жалуют ее местные.
 
— Со многими в конфликте, — краток Петр Цыбренков, председатель Кормянского сельсовета. — Семья нормальная, но дама она своеобразная.
 
Ночная вахта
 
Поначалу погорелица планировала остаться в деревне на месяц — помочь выкопать картошку и уж после податься к сестре. А когда засобиралась, Валентина ей будто и скажи: ищет тебя милиция за поджог дома, я тебя спрячу. Испугалась Светлана Филипповна по–настоящему — ведь сидела уже. С того момента, если верить, и началось ее трудовое «подполье». В первые годы «найма» все выглядело благопристойно. Ела с семьей, спала в доме, работала по хозяйству: огороды прополоть, картошку перебрать, за скотом управиться, в доме. Но со временем жизнь подпортилась. Перевели ее на лето ночевать в сарай, а на зиму — в котельную. Чтобы люди не видели, на участок выходила ночью, с фонариком за поясом. Кто–то замечал Филипповну в парике, кто–то — в длинном плаще с капюшоном на голове. С участка на участок, хоть они и рядом, Валентина якобы перевозила работницу на автомобиле.
 
— Но люди не слепые, — рассказывает мне дед, сосед по одному из наделов. — Я, например, видел, как ночью Света бураки полола. Женщины спрашивали — чего не бежишь, а она — мол, Валя прибить грозилась. Когда приезжали сын и сестра, то Валентина им говорила, будто Светка съехала в Россию, в монастырь. С Валькой никто связываться не хотел — боялись. Ведь чуть что — она с кулаками и всегда права.
 
Бежать «пленница» отважилась, говорят, лишь после того, как хозяйка, увидев у нее чужие вещи (дала соседка переодеться), оттаскала за волосы и бросила веревку, дескать, вешайся. Сутки перепуганная пенсионерка пряталась в стогу сена. На другие прибежала к батюшке в храм:
 
— Была у нас женщина по осени, — и не сразу припоминает отец Варсанофий. — В очень грязной одежде. Переодели, отмыли, переночевала, а наутро посадили ее на автобус, дав денег.
 
Хозяйская версия
 
История, конечно, мрачная. Ну пила, ну судима — так не измываться же! У председателя сельсовета спрашиваю:
 
— Неужели вы не знали?
 
— Да знали, что у Валентины она живет, — признает Цыбренков. — Но без этих вот крайностей. Я и сыну Светланы говорил, приведи мать — помогу оформить пенсию. И Валентине — чтобы отправила ее к сестре, и та обещала. А вот и дом, так сказать, «рабовладелицы»...
 
«Рабовладелица» — в нарядной блузке — голосит. Получила на днях обвинение. Ведет меня в комнату:
 
— Тут она спала, не в сарае. Приютила на свою голову. Да, помогала мне по хозяйству. Жила ведь. Но никто не заставлял и не удерживал. Убежать не могла? У нас ворота на заднем дворе без щепы. Я в больнице лежала — беги, пожалуйста.
 
Тут же по первому зову является бабулька–соседка. Мол, видела, что Светка спала в доме. Пришла как–то спозаранку к ним разменять деньги. В комнате приживалка на кровати лежит, а хозяева с коровами управляются. Знает, что воровала Светлана у благодетельницы много чего — то вино, то вещи.
 
— Что ж не выставили за дверь, участковому не сообщили? — вопросом наконец прорываю многоголосие.
 
— На своей машине отвозила ее к сестре, но она сама вернулась, — у Валентины Николаевны надрыв сменяется твердым спокойствием. — Заявила тогда мне: не приютишь — повешусь. Пожалела. И не убежала Светка, а выгнала я ее, потому что украла дочкину куртку, — и опять голосить.
 
...Следователь Добрушского РОВД Юрий Лапковский, даром что дело эмоциональное, рассказывает о нем спокойно. Расследование идет. В материалах показания около 30 свидетелей. Картина складывается. А суду, говорит, решать: рабство было в Корме или что–то другое.
 
P.S. Потерпевшую я разыскала у родственников в другом районе. Та лишь вздохнула:
 
— Не хотела всего этого. Но если люди говорят, что отпираться? Сначала все хорошо было. Правда: отвозила она меня к сестре, только потом сама за мной приехала. А вскоре страх начался. Просила я — отпусти. Валентина ни в какую. Чищу бульбу свиньям, съем несколько, а она все считала — и в крик: почему не хватает? Прятала меня от людей, я не противилась. Валя сказала, что везде мои фотографии висят, милиция ищет. А когда веревку она мне бросила, наказав вешаться, вот тогда решила я бежать в церковь. Бог, наверное, пожалел. Потерянную пенсию вернет мне, как думаете? Я пенсионное уже оформила. Теперь живу как человек.
08:08 26/05/2010




Loading...


загружаются комментарии