Залейся песней!

Граждан Беларуси насильно приучают к музыке белорусских исполнителей. Причем качество этой музыки чиновников не волнует, их беспокоит исключительно ее количество в эфире белорусских радиостанций.

Залейся песней!
Фиксированная квота белорусской музыки впервые была введена на отечественных радиостанциях с 1 июля 2003 г.: тогда она составляла 50%. Лоббистом введения выступило Министерство культуры Республики Беларусь с формулировкой для поддержания и стимулирования развития белорусской культуры.
С 1 января 2005 г. процент квоты подняли с 50 до 75% и квота продолжает действовать в таком виде до сегодняшнего дня, правда, претерпевала некоторые корректировки.
Так с 15 сентября 2008 г. Министерство информации высказало пожелание, чтобы установленная квота исполнялась в праймтайм – утром с 7:00 до 10:00, днём с 12:00 до 15:00 и вечером с 17:00 до 22:00.
В начале 2009 г. Министерство информации разослало руководителям FM-станций очередное письмо, в котором потребовало подать до 1 февраля свою творческую концепцию с учётом внесённых в неё изменений относительно 75% белорусской квоты, неукоснительно исполнять разработанную вещательную сеть музыкальных композиций и исполнителей. В случае неисполнения данного постановления, руководителей  радиостанций предупредили, что им грозят жёсткие меры вплоть до освобождения с занимаемых должностей.
Сегодня каждая станция, независимо от формата, принятого установочными документами (программная политика радиостанции), обязана исполнять квоту. Это испортило имидж радио, т.к. почти все радиостанции стали ставить в эфир одинаковую музыку – кальку российской поп-сцены. Иначе не выжить.  Исключением можно назвать лишь деятельность Авторадио, которое продолжает ставить разножанровую музыку на белорусском, русском и английском языках. Интересные метаморфозы произошли с “Радио Рокс”, название которой уже указывает на программную политику – композиции в стиле рок и поп-рок. После принятия квоты данная радиостанция переформатировалась на шансон, однако сохранило своё прежнее название.
За неисполнение квоты большинство радиотсанций получили предупреждения, поэтому музыкальные редакторы пошли на хитрость: за белорусских исполнителей выдавались российские артисты, которых каким-либо можно “привязать” к Беларуси, например: Борис Моисеев или Алёна Свиридова. Даже Макаревича хотели записать в белорусы, потому что его предки из-под Бреста. Благодаря такому ходу  норма как-то исполнялась.
При этом, квота оставила за бортом и некоторых белорусских музыкантов: в 2004-2007 гг. в Беларуси действовал негласный “чёрный список” музыкантов, которые летом 2004 г. в столичном парке Горького провели концерт, посвящённый десятилетию правления президента Лукашенко. На протяжении трёх лет эти исполнители не имели доступа к эфиру радиостанций, а также не могли официально проводить концерты на территории Республики Беларусь. После отмены чёрного списка в ноябре 2007 г. ситуация с предоставлением эфира хоть и исправилась, но всё равно имеет косметический характер: количественная ротация белорусскоязычных песен относительно не увеличилась и белорусский язык продолжает оставаться неформатным.
Если анализировать данную квоту с законодательной точки зрения, то здесь ситуация весьма пародоксальна: решение о 75% белорусской музыки не оформлено законодательно, хотя и называется Положением. Разработка критериев оценки музыкальных произведений в части их отнесения к белорусским не относится к компетенции основателей или редакций FM-радиостанций Беларуси. Данные критерии были разработаны Министерством информации при содействии Министерства культуры и доводились до руководства радио ещё в 2005 г. Данная информация имела служебный характер, и все вопросы и разъяснения радиостанции получали в устной форме.
Сами критерии выглядят абсурдными: под белорусской музыкой надо понимать любые музыкальные произведения, написанные гражданами Беларуси или выходцами из Беларуси, независимо от их теперешнего места жительства и гражданства. К белорусской музыке относятся также произведения других авторов, которые не имеют никакого отношения к Белрауси, но аранжировки которых исполнены белорусскими аранжировщиками или композиторами. Также к белоруской музыке относятся произведения, написанные с участием граждан, имеющих отношение к Беларуси независимо от того, автором музыки или текста был этот гражданин. Те же правила распространяются и на исполнителей: достаточно в составе группы быть одному белорусу по происхождению (даже не гражданину Республики Беларусь) и все исполняемые этой группой произведения автоматически засчитываются как белорусские. На практике это выглядит  так: если белорусский автор сделает аранжировку на симфонию Бетховена, то всё наследство немецкого композитора можно будет считать белорусским.
Контроль над исполнением квоты осуществляет Министерство информации Республики Беларусь, а также Центр социологических и политологических исследований БГУ. По итогам мониторинга в 2005-2008 гг. радиостанциям было вынесено 28 предупреждений за неисполнение квоты, в 2009 г. предупреждений вынесено не было.
Ещё одним проиворечием является то, что квота одинаково распространяется как на коммерческое радио, так и на радиотсанции с государственным капиталом. Это означает, что фактически коммерческое радио не в праве разрабатывать свою программную политику.
Введение квоты можно считать в некоторой степени калькой с заграничной практики в радиосфере, например: во Франции есть  квота на французскую музыку в 60%. Министерство культуры и Министерство информации Республики Беларусь неоднократно ссылались именно на французскую практику квоты, однако не учли, что во Франции квота предусматривает активную ротацию франкоязычной музыки, а не просто французских композиций. Во Франции введение квоты вызвано доминированием англо- и испаноязычной культуры над франкоязычной, поэтому французские власти обязаны были пойти на такие меры для поддержки национальной культуры. Кроме того, квота во Франции распространяется лишь на радио с государтсвенным капиталом, а  коммерческое радио определяет программную концепцию самостоятельно.
В Беларуси же до сегодняшнего дня большой проблемой остаётся дискриминация белорусского языка: музредактора часто  отказываются  принимать записи на белорусском языке с формулировкой, что записанный материал не соответсвует необходимому качеству для ротации на радио. Ситуация доходила до абсурда, когда через некоторое время музыканты приносили тот же материал, только записанный на русском или английском языке – теперь трек уже соответсвовал качеству, необходимому для ротации. Кроме того, были случаи, когда представители некоторых радиостанций оскорбительно высказывались о белорусском языке и отказывали принимать по этой причине записи белорусскоязычных исполнителей.
Не внушает оптимизм  и ситуация с рекламодателями на белорусском радиорынке: коммерческое радио, с одной стороны, находится в неравной конкуренции с государственными радиостанциями и, с другой стороны, наблюдается большая конкуренция с интернет-радио. За последний год произошёл большой отток аудитории на интернет-радиостанции, поэтому рекламодатели стали значительно меньше заказывать рекламу на традиционном радио. К тому же, введение обязательной к исполнению квоты ликвидировало жанровые различия между радиостанциями, что также сыграло свою роль в оттоке аудитории.
Таким образом, подводя итоги борьбы за белорусскость радиоэфира, можно констатировать, что битва проиграна. Качественной белорусской музыки в эфире больше не стало, а положение белорусских радиостанций сильно подорвано.
16:42 01/06/2010




Loading...


загружаются комментарии