Уникальные коллекции пропадают на помойках

Коллекционеров экслибриса в Беларуси, по некоторым сведениям, сегодня не наберется и десятка. Многие из тех, кто считает себя образованными людьми, в принципе плохо представляют, что это такое.

Экслибрис, или книжный знак, в переводе с латинского языка означает «из книг». Впервые экслибрисы появились в Германии в XVI столетии. В этой стране в Средние века существовал обычай помечать ценные вещи знаком принадлежности. А поскольку книга считалась тогда предметом роскоши, владельцы наклеивали на нее ярлык, который начинался словами ex libris, а дальше шли имя, титул или название библиотеки.

В XVIII веке большинство частных библиотек принадлежало высшим сословиям, и многие экслибрисы представляли собой геральдические композиции – гербы и вензеля. Во второй половине XIX столетия, когда владельцами библиотек все чаще становились ученые, писатели, деятели искусства, богатое купечество, гербовые и вензелевые экслибрисы постепенно вытеснялись сюжетными. Просвещенные книголюбы желали видеть в экслибрисе не только знак собственности, но и произведение графического искусства.

На территории Российской империи до революции экслибрис был весьма распространен. Корпус русского дореволюционного экслибриса включает в себя около 20 тыс. экслибрисов частных лиц и организаций, не считая военных. После революции в связи с изменением социального состава книголюбов геральдический экслибрис практически исчез. В основной массе он стал художественным. Постепенно экслибрис перестал выполнять чисто служебные задачи и стал самостоятельным, самоценным жанром, разновидностью мини-принта, графического искусства. Соответственно, появились и коллекционеры, которые стали собирать экслибрисы как предметы искусства. 
Ценность экслибриса
– Художественные и книжные критерии ценности экслибриса заметно различаются, – поясняет ведущий библиотекарь отдела редких книг и рукописей ЦНБ имени Якуба Коласа НАН Беларуси Инна Мурашова. – Историческая, книговедческая ценность экслибриса оценивается его принадлежностью к конкретному изданию. С этих позиций особую ценность представляют экслибрисы, находящиеся на редких книгах либо на книгах, принадлежащих большим, редким собраниям книг. Например, нашему отделу принадлежит библиотека белорусского литератора Петра Глебки, которую он завещал ЦНБ. Каждая книга Петра Фёдоровича помечена экслибрисом, выполненным художником Миколой Купавой. Этот экслибрис ценен во многом именно потому, что библиотека Петра Глебки считалась одной из лучших среди писательских библиотек своего времени. Пётр Фёдорович начал собирать ее в 1920-е годы. Благодаря стараниям жены писателя книги пережили войну и верно служили ему до конца дней. Сейчас же экслибрис оценивается преимущественно по своей художественной ценности, по имени художника и носит искусствоведческий характер.

– Еще лет 30 назад геральдический экслибрис обходился очень дорого, – рассказал «Обозревателю» коллекционер с 30-летним стажем и большой знаток экслибриса Олег Судленков. – За один геральдический экслибрис Сапеги в 1980-е годы я отдал 20 экслибрисов современных художников. А сейчас за экслибрис одного современного художника я получил пять геральдических экслибрисов. Это связано с падением культурного, образовательного уровня людей, утратой интереса к нашему прошлому. Что касается стоимости услуг художников за выполнение экслибриса, то они сегодня достигают 1000-1500 евро, а иногда и больше.
Экслибрис в Беларуси
– Практически все знатные белорусские роды – Радзивиллов, Сапег, Тизенгаузенов – имели экслибрисы на своих книгах, – рассказывает Олег Александрович. – Например, в Несвижской библиотеке хранилось собрание книг рода Радзивиллов со специальным экслибрисом Несвижской ординации. У Радзивиллов работал знаменитый Гершка Лейбович, который гравировал целую сюиту экслибрисов. После смерти Богуслава Радзивилла его библиотека перешла к Маркграфу Бранденбургскому, и специально был заказан экслибрис, чтобы пометить все книги хозяина.

Коллекцию экслибрисов, которая хранится сегодня в отделе редких книг и рукописей ЦНБ имени Якуба Коласа НАН Беларуси и насчитывает более 8 тыс. экземпляров, собирала в 60-70-е годы прошлого века бывшая заведующая этим отделом Лидия Збралевич. Коллекция включает в себя работы художников со всего бывшего Советского Союза. Есть несколько зарубежных экслибрисов, полученных в результате международного обмена. Более 750 экслибрисов принадлежат белорусским художникам, в основном графикам, представителям двух художественных школ: минской и витебской.

Среди них находятся и работы самого маститого белорусского художника, работавшего в жанре экслибриса с 1924 года, – Анатолия Николаевича Тычины. Одним из самых ранних является экслибрис Тычины, выполненный в 1926 году. В 1961-м Анатолий Николаевич организовал первую выставку экслибрисов в Беларуси, в связи с проведением которой был издан специальный каталог. А в 1972 году вместе с Виктором Шматовым он выпустил книгу «Белорусский книжный знак» – самую серьезную, по мнению знатоков, работу по отечественному экслибрису.

– В 70-е годы прошлого века, когда во всем мире был бум экслибриса, в первую очередь связанный с интересом к книге и чтению, практически каждый график хотя бы однажды попробовал себя в жанре экслибриса, – замечает Олег Судленков. – Но белорусские художники и сегодня участвуют в международных конкурсах экслибриса, становятся их призерами, получают мировую известность. В польском городе Мальборк более 50 лет проходит международная биеннале экслибриса, очень авторитетная биеннале проводится в Брюсселе. Серьезным авторитетом в мировой художественной графике пользуются наши художники Лев Алимов и Геннадий Вяль из Бреста, Юрий Яковенко и Иван Русачик из Гродно, Арлен Кашкуревич, Роман Сустов и Анна Тихонова из Минска.
Судьба коллекций и коллекционеров
В истории мирового собирательства экслибриса известны коллекции в 300 тыс. экземпляров. Но ценность коллекции определяется не только количеством, а прежде всего набором уникальных экспонатов, своей изюминкой, темой.
В коллекции самого Олега Александровича порядка 8 тыс. экслибрисов.

– Меня интересует экслибрис с точки зрения его владельца и вместе с тем с точки зрения художника, автора экслибриса. Например, я дружил с Николаем Селещуком, продолжаю дружить с Арленом Кашкуревичем, Львом Алимовом, Юрием Яковенко, и в моей коллекции представлены почти все их работы в жанре экслибриса. Благодаря своему увлечению экслибрисом я познакомился с интереснейшими людьми как среди художников, так и среди собирателей, расширил свой художественный кругозор, начал разбираться в технике и видах графического искусства.

До перестройки, как утверждает Олег Судленков, в Беларуси было до 30 коллекционеров экслибрисов, сейчас осталось меньше 10. Такое сужение круга связано с резко возросшей стоимостью международной пересылки (это сократило возможности обмена с зарубежными коллекционерами) и падением общего интереса к искусству и истории. Собирание экслибрисов – достаточно элитарное хобби, поскольку оно требует обширных знаний истории, истории культуры, искусства и прежде всего графики.

– Можно ли сказать, сколько сегодня коллекций экслибрисов в Беларуси, ведется ли учет работ, представляющих историческую и художественную ценность на государственном уровне?

– К великому сожалению, у нас до сих пор нет регистрации коллекций экслибрисов, – говорит Олег Александрович. – Вот умер в Гомеле коллекционер Шнапир, обладатель уникальной коллекции экслибрисов, и вся она, как выяснилось позже, оказалась на помойке. В нашу Национальную библиотеку не поступило ни одной личной коллекции экслибрисов. У нас до сих пор нет ни музея экслибрисов, ни музея графики. В Национальном художественном музее хранится коллекция экслибрисов Анатолия Николаевича Тычины, который не только их делал, но и собирал. Я хорошо знал этого интереснейшего человека, значение которого в Беларуси мы по достоинству не оценили, в отличие от Литвы, где он родился и где создан его персональный музей.
07:55 17/06/2010




Loading...


загружаются комментарии