Из-за отеля «Кемпински» под снос пойдут памятники архитектуры?

При строительстве отеля «Кемпински» в Минске попадает под снос здание первой в столице электростанции 1870-х годов – уникального памятника городской промышленной архитектуры.  

Электростанция внесена в Государственный список историко-культурных ценностей   Республики Беларусь: в стране сохранились всего два таких объекта. К тому же минская электростанция пережила многое — Первую мировую  войну, революцию, Вторую мировую войну. 
Но проектировщики отеля создали план, на котором электростанции нет, а есть только восьмиэтажная стеклянная многоэтажка. Научно-методический совет при Министерстве культуры на это отреагировал решением, согласно которому при строительстве отеля нужно сохранить и станцию. Московская фирма "Speech", которая является разработчиком проекта, отнеслась с пониманием и представила новый, где станция оставалась. Но с более позднего уточнённого плана электростанция снова исчезает. С этим «жонглированием» документов разбиралась газета «Звязда».
Из четырех человек, подписавших  генплан, ситуацию прокомментировал только один – начальник Управления по охране историко-культурного наследия и реставрации Министерства культуры Игорь Чернявский. Он объяснил, что в таком виде, в котором генплан существует теперь, он не только противоречит белорусскому законодательству, но и не даёт оснований говорить о том, как будет реализовано решение совета при Министерстве культуры: «Потому что сегодня пока нет проектного решения относительно того, как же будет представлена электростанция. Она может быть даже в середине здания экспонирована. Но меня больше всего зацепило то, что на этом генплане элементов электростанции, о которых мы говорили на совете, просто нет!..» 
— А этот уточнённый генплан уже утверждён?
— Генплан не утверждён, а согласуется. Этот генплан согласован с замечаниями — есть такая форма. Но в дальнейшем проектировании проектировщики должны эти замечания учесть и показать, как они реализованы. Если на следующем  этапе снова будет представлен проект без электростанции — будем более серьёзные замечания делать.
— Но я правильно понимаю, что согласно решению совета Минкульта электростанция должна быть сохранена?
— Да, должны быть сохранены наиболее выразительные её части — два здания.
Как удалось выяснить, ответственный за проект отеля — главный инженер фирмы "Элит-Эстэйт" Юрий Ажар. Эта фирма выполняла скорректированный генплан. Юрий Иванович был лаконичным:
— Я не буду ничего комментировать, потому что я вас не вижу, не знаю, кто вы.
— Но я вам представился.
— По телефону. Я комментировать ничего не буду.
— А как можно с вами встретиться, чтобы получить комментарий?
— Вы можете написать письмо в нашу организацию в просьбой о предастовлении комментариев.
Научный руководитель электростанции — Вадим Глинник, помимо этого он является научным руководителем ансамбля проспекта Независимости в Минске и исторического центра Полоцка. Он рассказал, что история застройки этого квартала тянется с первой половины ХІХ века, и связана она с созданием первого городского парка. Уже во второй половине ХІХ столетия в связи с расширением этой части города, тут была размещена насосная станция — и отсюда начинается история электростанции, с 1870-х годов.
Комплекс расстраивался, в таком виде встретил Первую мировую войну, революцию. И после войны эта электростанция обслуживала энергией все строительные площадки восстановления проспекта Независимости. Позже она  стала спортивным объектом, каким является и сегодня.
— В чем сегодня ценность зданий электростанции?
— Во-первых, это одно из немногих зданий старой промышленной архитектуры, которое уцелело в Минске. Вообще их всего две в стране – в Минске и Витебске. Минская электростанция — это также сохранившийся кусочек главной улицы Минска конца ХІХ столетия, который остался практически в неизменном виде.
 — Аргументы людей, которые выступают за уничтожение станции — что она выглядит как "несколько хлевов". Однако она выглядела так же и тогда, когда создавался проспект. Почему те архитекторы оставили  "несколько хлевов"?
— Потому что её рассматривали как павильон в границах парка, а не как часть проспекта. Мы и видим — летом этот объект почти не виден с проспекта, он тонет в тени деревьев. Чтобы не нарушить ценность ансамбля проспекта мы не должны нарушать те принципы, которые были заложены при строительстве после войны.
— Когда над станцией нависла угроза уничтожения?
— Когда в генеральном плане города это место было определено под застройку. Я считаю, что это была ошибка градостроителей — эта территория должна оставаться как ландшафтно-рекреационная зона, которая бы гарантировала сохранение культурного краевида и окружающих памятников архитектуры и природы. Но было принято решение о строительстве на этом месте многофункционального комплекса с отелем «Кемпински», двумя жилыми домами и бизнес-центром.
 — По проекту, даже при сохранении станции под ней хотят сделать паркинг. Возможно ли это технически — прокопать паркинг под готовым зданием, чтобы не повредить его?
— На самом деле, это очень сложная проблема, которая и ставила под сомнение сохранение станции — необходимость размещения паркинга. Но технически это возможно — и московские коллеги это признали.
В качестве эксперта «Звязда» пригласила и авторитетного, легендарного архитектора Леонида Левина, автора таких проектов как мемориальные комплексы "Хатынь", "Прорыв", "Катюша", здание ВДНХ в Минске, здание Министерства иностранных дел, станции метро "Площадь Независимости» и "Немига", проект детальной планировки проспекта Победителей в Минске, реконструкция Троицкого предместья, памятники Купале и Коласу в Минске. Леонид Левин воспринял новость о возможном уничтожении электростанции и строительстве отеля весьма болезненно:
— Меня волнует, что на нашу историю и наследие мы смотрим, как сумасшедшие, которые уничтожают, уничтожают и уничтожают! Строить что-то новое в столице, это не значит всё превращать в руины. Мы должны сохранять наше наследие – это моё кредо. Никакие деньги и никакие отличные идеи не могут жить за счёт  нашей истории. Ансамбль проспекта — это наша история. То, что собрались делать с отелем "Кемпински", делается без какого бы то ни было уважения к нашей истории. Могу в пример привести Питер, где горожане поднялись даже против  мансард, которые решили сделать на старых зданиях. Потому что это сменит вид города, уничтожит его ауру и неповторимость. Пусть чиновники помнят, что все они – временно. А история Минска — вечна.
— В своём письме на имя министра культуры Павла Латушко вы как архитектор детально, "на пальцах", объяснили, что спрячет и испортит новое здание отеля. А  именно?
— Мы "расстреливаем" Дом офицеров — раз. Мы "расстреливаем" памятник Победы — два. Мы "расстреливаем" ансамбль Площади Победы — три. Мы "расстреливаем" сквер Янки Купалы... Объясню просто. Высота цирка — 13 метров до карниза и 26 метров до купола. Высота жилых домов возле цирка (в сторону Октябрьской площади) — 27 метров. А высота отельного бизнес-центра — 40 метров! Это значит, что он просто возвысится над всеми зданиями, станет центром внимания и композиции! Некоторые говорят: Эйфелеву башню также сначала не принимали, а после полюбили. Дорогие мои, это не про нас. То, что мы имеем, создавалось столетиями – с большой ответственностью. Никто из нас, архитекторов, не мог пойти на то, чтобы разрушить ансамбль. А проспект Независимости — это цельный, гармоничный ансамбль. Который будет уничтожен этим отелем.
— А имеют ли здания электростанции какую-то ценность?
— Конечно! Это памятник промышленной архитектуры, которых мало осталось. То же самое сделали на месте, где теперь стоит памятник Пушкину — неизвестно зачем уничтожили историческое здание бисквитной фабрики. И что? На этом месте раскатали газоны и посадили цветы. Так вот, эти цветы на могиле нашего наследия. То же самое собираются делать на улице Октябрьской — стирать с лица земли исторические здания завода "Кристалл". То же самое происходит и тут. Повторю, это памятник нашей промышленной архитектуры. И он такой один! Другого у нас уже нет. Я очень жалею. Что наша охрана памятников наши памятники не охраняет.
— Но ведь электростанция пока находится в Государственном списке — под охраной…
— У нас это легко решается: снимается памятная доска   со здания, он выводится из списка — и превращается в руины. Таких примеров было достаточно, в том числе и в Минске.
Конечно, отель – это деньги в виде платы за землю, налогов, туристов… Но должен ли памятник архитектуры стать жертвой стеклянного отеля? Разве у нас так много памятников? Похоже, чиновников не очень волнует эта проблема. 
 
14:21 22/06/2010




Loading...


загружаются комментарии