Судьба следователя РБ

Байкова одна ответит за «перегибы» всей системы.

Судьба следователя РБ
Это стало понятно не позавчера, когда после четырехмесячного молчания на сайтах КГБ и Генеральной прокуратуры наконец-то появились хоть какие-то сообщения.
 
Почти близнецы по содержанию, с одинаковыми заголовками — «О продлении срока содержания под стражей Байковой С.А.». И даже не в среду — за сутки с небольшим до истечения срока меры пресечения в отношении старшего следователя генпрокуратуры, когда на пресс-конференции Григорий Василевич «мягко», можно сказать, интеллигентно намекнул о возможном удовлетворении ходатайства КГБ в отношении своей подчиненной…
 
Больше месяца назад мои источники, а это бывшие и действующие сотрудники правоохранительных органов, пришли к выводу, что противостояние между Комитетом госбезопасности и Генпрокуратурой, возникшее в «деле Байковой», не более чем видимость, долго продолжаться это не будет, и стороны обязательно найдут консенсус, образно говоря, заключат сделку. Сделку совсем не в пользу находящейся в СИЗО Светланы.
 
Основанием для такого умозаключения послужила информация о том, что хотя 23 апреля Василевич отказал чекистам в продлении срока содержания Байковой под стражей, но при этом срок проведения предварительного следствия по уголовному делу собственноручно продлил до шести месяцев, то есть по 24 августа. Замечу, что генпрокурор Беларуси, даже после изменений Уголовно-процессуального кодекса, давших право руководителям КГБ, МВД и ДФР КГК принимать многие процессуальные решения без санкции прокурора, сохраняет весьма обширную власть над этими ведомствами. На той же встрече с журналистами Григорий Алексеевич это особо подчеркнул: «Вообще, прокуратура Республики Беларусь, если сравнивать с другими европейскими странами, обладает весьма широкими полномочиями. Думаю, что даже российская прокуратура не обладает такими полномочиями. Это я говорю всерьез и со знанием дела».
 
По мнению некоторых юристов, в соответствии с законом «О прокуратуре Республики Беларусь» и УПК Василевич вообще мог прекратить уголовное дело в отношении Байковой. Но, видимо, он не решился применять свои «знания» и не рискнул хотя бы «поторговаться» с КГБ, чтобы изменить меру пресечения для своей подчиненной с содержания под стражей на домашний арест или подписку о невыезде.
 
Выходит, мои источники не ошиблись, и якобы конфликтующие стороны все же договорились и теперь друг другу палки в колеса вставлять не станут? У меня лично теперь в этом нет никаких сомнений. Ведь 23 июня генпрокурор заявил: «Мне бы хотелось, чтобы этот конфликт был разрешен быстро», а на следующий день продлил срок содержания Светланы Байковой под стражей на два месяца. Ибо, как сообщила пресс-служба Генпрокуратуры, «в июне 2010 г. следствием КГБ представлены факты необоснованного задержания, привлечения в качестве обвиняемых, заключения граждан под стражу, допущенных Байковой С.А. в 2006-2007 годах».
 
В феврале, марте, апреле и мае таких фактов, получается, не было?!
 
Не берусь судить обо всех ныне появившихся, ибо они являются тайной следствия, но о «необоснованных заключениях граждан под стражу» (об этом указывается и в сообщении Центра информации и общественных связей КГБ) высказаться осмелюсь. В белорусских учебниках по правоведению и комментариях к УПК четко и доходчиво поясняется, что «следователь самостоятельно не может заключить лицо под стражу. Эта мера пресечения применяется только с санкции прокурора».
 
Если бы Байкова обвинялась в том, что она обманным путем и с применением насилия добилась такой санкции от генпрокурора или его заместителя, то тогда бы все было понятно. А так — сплошной туман, в котором нашли только одну крайнюю за «перегибы» всей системы. Далеко не совершенной, в чем чистосердечно признался генпрокурор Василевич, говоря по «крайне неприятному вопросу о деле следователя Байковой»:
 
— Я чуть-чуть коснулся вот той практики расследования и рассмотрения в судах таможенных преступлений. Многое шло по колее. И в рамках этой колеи пять-десять лет и следователи, и суды действовали. И считали, что это правильно. Могу сказать, что и до прихода в прокуратуру, еще работая в Конституционном суде, я считал, что заключение под стражу, конечно же, нужно применять крайне осторожно… И в ходе расследования, когда было несколько десятков лиц подозреваемых в совершении преступлений, в некоторых случаях были, что называется, перегибы. Когда лица, попадавшие в орбиту следствия, задерживались и заключались под стражу. И в некоторых случаях это было не всегда обоснованно и законно. Хотелось бы, чтобы были более оптимальные решения. Но есть огрехи и со стороны следствия. К великому сожалению, традиции работы, культурный слой, если хотите, надо было создавать давным-давно. Чтобы была какая-то более цивилизованная практика. И те дела, которые рассматривались в 2006-2007 годах, они не так уж идеальны в плане следствия. И нужно исходить из понимания, что вопрос достаточно сложный.
 
Как будто и не было многочисленных жалоб от фигурантов по таможенным делам, их родственников и адвокатов, направленных в адрес генерального прокурора, на «незаконные заключения по стражу», которые прокурором и санкционировались. Государственные обвинители вместе с судами тоже «шли по колее», да такой глубокой, что света белого не видели…
 
К месту заметить, некоторые судьи, выносившие обвинительные приговоры по «громким делам», которые расследовала Байкова, очень быстро поднялись на следующую ступень карьерной лестницы: «доросли» до заместителей председателя. Допускаю, что они люди достойные, профессионалы и речь здесь не поощрении, а о простом совпадении. Гособвинителей же конкретно премировали и награждали за удачно прошедшие через суд дела.
 
Что дальше?
 
А дальше — все по той же колее. До самого храма Фемиды, которого Светлане не миновать. Мои источники-аналитики утверждают, что «дело Байковой» по завершении предварительного расследования генпрокурор направит в суд (процесс будет проходить в закрытом режиме), государственный обвинитель займет позицию следствия и приговор будет обвинительный. По их мнению, Байкова уже как бывший следователь генпрокуратуры будет осуждена на пять лет лишения свободы. При одном условии, над которым сейчас активно работают следователи КГБ. И если они «добьются» желаемого — срок заключения может быть увеличен вдвое.
 
Как сообщалось, председатель КГБ возбудил в отношении Байковой уголовные дела «по признакам составов преступлений, предусмотренных статьями 399 («Незаконное освобождение от уголовной ответственности»), 426 («Превышение власти или служебных полномочий»)». Санкции этих статей, кстати, «укладываются» в «прогнозные» пять лет. Но ведь такие преступления не совершаются просто так?
 
Что ищут в настоящий момент чекисты в «деле Байковой», сообщается на сайте Комитета госбезопасности: «Продление срока ее пребывания под стражей вызвано необходимостью создания условий для полного и объективного расследования уголовного дела, в том числе установления мотивов и оснований неприменения мер ответственности, предусмотренных законодательством, в отношении главных организаторов контрабандных каналов».
 
Одно из обвинений в адрес Светланы звучит как «покушение на незаконное освобождение от уголовной ответственности». Якобы она собиралась прекратить уголовное преследование одного из обвиняемых по так называемому «делу Громовича». По примитивной логике такая «услуга» бесплатно не оказывается, мотив может быть только один — корыстный.
 
Сошлюсь еще раз на мои источники, которые предполагают, что Байковой не избежать обвинения в получении взятки. Называется и сумма — 420 тысяч долларов. Взялась она, поверьте, не с потолка, но пока будем считать ее «хорошо охраняемой тайной следствия».
 
…По состоянию на вечер 24 июня адвокат Светланы Байковой Михаил Волчек ничего не мог сказать о возможных новых эпизодах обвинений в адрес своей подзащитной. Не было у него и сведений о реакции президента на прошение старшего следователя генпрокуратуры. Михаил Валентинович заметил, что «во все возможные белорусские инстанции жалобы им были направлены, но ни одна из них не была удовлетворена». Есть ли смысл отправлять бумаги по второму кругу, он пока не решил. Сомневается защитник и в необходимости обжаловать в суде решение генпрокурора о продлении срока содержания Байковой под стражей. «Встречусь со Светланой, обсудим ситуацию и, скорее всего, начнем готовиться к суду», — сказал Михаил Волчек.
 
От автора. О моих хорошо информированных источниках-аналитиках. Мне бы очень хотелось, чтобы все их прогнозы, предположения, утверждения, которые упомянуты в этой публикации, оказались бредом сивой кобылы. Если кто-то посчитает это бредом журналиста, то — ради Бога. Пройдет совсем немного времени, и туман в «деле Байковой» начнет рассеиваться. Вот только ржавый каток белорусского правосудия пока некому остановить, а потому он будет продолжать ползти по старой колее, давя и своих, и чужих.
 
 
 
12:23 26/06/2010




Loading...


загружаются комментарии