У страха глаза велики

«Белорусский партизан» недавно писал о скандале внутри Минской эпархи, об увольнении ближайшего помощника митрополита Филарета. Журналист Людмила Суходольская опубликовала на сайте  Кредо.ру большую статью о том, у кого и какие страхи вызвало заявление архимандрита Алексия (Шинкевича) о возможной отставке митрополита Филарета (Вахромеева).  

У страха глаза велики
Заурядная новость, которую и новостью-то назвать трудно, вдруг обернулась грандиозным скандалом в руководстве Белорусского экзархата Московского патриархата. Казалось бы, что необычного в сообщении государственного информационного агенства "БелТА" о том, что в ближайшее время Синод РПЦ МП должен рассмотреть прошение предстоятеля Белорусской Православной Церкви Московского патриархата митрополита Филарета (Вахромеева) об уходе на покой, которое он должен подать, как и всякий архиерей, по достижении 75-летнего возраста?
Требование об обязательной подаче такого прошения вовсе не секрет - оно открыто и явно содержится в Уставе РПЦ МП. Более того - это неоднократно обсуждалось средствами массовой информации в контексте прогнозов ближайшего будущего БПЦ МП. Да, вопрос стоит, но он скорее технический, чем политический. Синод вправе это прошение либо принять, либо отклонить, и скорее всего выберет второе, но формально такой вопрос должен быть включен в повестку дня ближайшего заседания Синода.
Именно такое нейтральное толкование уставной %едуры и дал ответственный по связям со СМИ Белорусского экзархата (теперь уже бывший) архимандрит Алексий (Шинкевич) корреспонденту "БелТА".
Однако на этот раз неожиданно такое толкование, а точнее сам факт рассуждений на тему возможной отставки нынешнего главы БПЦ МП вызвал резко негативную реакцию со стороны церковного руководства. В результате немедленную отставку с поста ответственного по СМИ получил сам архимандрит Алексий, оказавшийся в роли гонца, принесшего дурные новости, и за то наказанного. При том вряд ли архимандрита покарали по инициативе самого митрополита Филарета, который по своим нынешним немощам и болезням не может быть сильно против того, чтобы сменить свою достаточно активную нагрузку, насыщенную командировками и частыми служениями, на блаженный покой заслуженного пенсионера. Для фигуры такого масштаба, как минский митрополит, наиболее вероятной является все же перспектива сохранения статус кво. Но, как видно, для кого-то даже гипотетическая угроза устоявшемуся положению грезится чем-то вроде кошмарного сна, в результате чего просто начинают сдавать нервы. Тем более, что рано или поздно такой кошмар неизбежно станет явью.
Кто же так страшится смены предстоятеля БПЦ МП и почему ожидает от этой смены только неблагоприятных для себя перемен?
Справедливости ради нужно сказать, что даже из тех, кто желал бы перемен, большинство предпочло бы, чтоб митрополит Филарет остался на своем посту. За годы своего служения он приобрел стойкую репутацию одного из самых "вменяемых" архиереев в РПЦ МП. Есть здесь доля сознательной политики, умение в конфликтах и противостояниях подыграть тем и другим, явно не становясь на чью-то сторону, так что никто не остается обиженным или озлобленным (вспомним наиболее яркий пример такого рода – самоотвод на выборах Патриарха в 2009 г.). Не оставляет он без внимания и новые веяния в церковной жизни, одновременно как бы их и поддерживая, и локализуя. Так было и с белорусским языком в богослужении, и с теологическим образованием, и с милосердием... При этом все это никак не связано с личными симпатиями или убеждениями. Все помнят, как Филарет, будучи председателем Синодальной богословской комиссии, фактически спас от официального осуждения священника Георгия Кочеткова, а его братство и институт - от уже начавшегося разгрома.
И все это вопреки настороженному личному отношению к "кочетковскому" движению и его лидеру.
Но, кроме сознательной политики, немалую роль играют и просто человеческие качества митрополита. Выходец из среды старой московской интеллигенции, он резко выделяется своей воспитанностью, вниманием и обходительностью в отношениях с людьми. Он доступен, всегда примет и выслушает. Пусть даже и забудет потом, но выслушает.
Словом, митрополит Филарет, как говорят, "дает жить".
Но в этом, казалось бы, безусловно добром качестве кроется и негативная сторона. Особенно при наличии определенной доли нравственного релятивизма и безразличия к внутреннему состоянию Церкви. Как ни прискорбно, но "вменяемый" и внешне добропорядочный главный белорусский архиерей не лишен и этих качеств. В таких условиях открывается "зеленая улица" для всякого рода злоупотреблений и безоглядного личного благоустройства. Захватив командные высоты, некоторые ведущие лица в епархии и экзархате беззаботно почивают на лаврах, понимая, что им ничего не грозит при таком предстоятеле. Митрополит Филарет, прежде всего, "дает жить" господствующим, а уж остальным достаются крохи со стола, питанием от которых они тешатся, пребывая в иллюзии того, что живут под омофором справедливого и доброго архипастыря. При этом многие начинания, в теории весьма позитивные, на деле часто оказываются всего лишь ширмой, под прикрытием которой реализуются банальные житейские планы и личные амбиции.
Ситуация, сложившаяся в Белорусском экзархате РПЦ МП, весьма напоминает времена "застоя" в СССР. Вся церковная жизнь протекает в каком-то беззаботном летаргическом сне - никто никого не трогает, все предоставлены сами себе. Кто просто благодушествует, кто "дела проворачивает". Все как бы заинтересованы в сохранении статус кво. Поэтому в Белорусском экзархате все, в основном, искренне за то, чтобы митрополит Филарет оставался на своем посту как можно дольше. А для некоторых особо приближенных сама перспектива перемен, мягко говоря, тревожна. Кроме того, что с приходом нового архиерея так или иначе неизбежны кадровые перестановки, хотя бы для того, чтобы устроить своих людей и вознаградить их хорошими должностями, но тревожит и вообще сам стиль и динамика, привнесенная в РПЦ МП новым Патриархом и так напоминающая "перестройку", которая, как известно, обернулась глобальным перераспределением власти и ресурсов. Пока что это во многом только предположения, на деле до действительной "перестройки" РПЦ МП дело не дошло, а, может быть, и не дойдет вовсе. Но в чем уж точно проявил себя Патриарх Кирилл, так это в усилении реальной власти центра, в том числе и в отношении частично автономных Украины и Беларуси. Пока на своем месте митрополит Филарет, можно надеяться, что его общецерковный авторитет станет достаточным барьером для ограждения белорусского церковного "застоя" от новых веяний. Но что же будет после него? Не естественно ли, что Патриарх выдвинет на одно из самых ключевых мест в иерархии такого человека, который будет в максимальной степени проводником его политики? Не исключено поэтому, что Беларусь из "застойного оазиса" превратится вдруг в экспериментальный полигон церковной "перестройки", благо что Беларуси в силу своих географических и ментальных особенностей то и дело приходится играть такую роль.
Так что вероятность того, что все останется, как было, очень мала. Поэтому даже всего лишь разговоры о возможной отставке митрополита Филарета в душе у некоторых пока могущественных церковных персон порождают приступ панического ужаса и истерики, результатом которой и стала отставка архимандрита Алексия (Шинкевича) с поста ответственного по связям с СМИ. Не последнюю роль сыграл здесь и сам заголовок новости, к которому архимандрит Алексий никак не причастен: "Cвященный Синод рассмотрит возможность продления служения Митрополита Филарета". Такая формулировка предполагает, что по умолчанию предполагается отставка, а продление служения это только возможность. Есть чего испугаться.
Можно также предположить, что накануне президентских выборов в Беларуси, которые должны пройти в 2011 году, определенную тревогу возможная отставка митрополита Филарета может вызывать и у белорусского государственного руководства. За внешней бравадой нынешнего властителя Александра Лукашенко все отчетливее проступает нервозность из-за страха потерять свою власть. Он прекрасно понимает, что его позиции могут под влиянием каких-то факторов резко пошатнуться. И самый главный фактор, который определено играет здесь ключевую роль, это позиция российского руководства, которое пока, хоть уже и с оговорками, поддерживает Лукашенко. Но, как известно, в последнее время отношения между двумя странами стали довольно натянутыми. Не высмотрит ли Москва в рядах оппозиции более подходящего для себя лидера? И не воспользуется ли отставкой митрополита Филарета, чтобы поставить во главе БПЦ МП человека, который займет в отношении существующей власти не столь безоговорочно лояльную позицию? Да и Патриарх Кирилл уже бросил белорусским властям определенный вызов, в официальном выступлении на государственном уровне отозвавшись о Куропатах, месте массовых расстрелов и захоронений в годы сталинских репрессий, как об одном из трагических, наряду с Хатынью, символов Беларуси. Это при том, что на само упоминание Куропат в стране наложено табу, которому безропотно следует нынешнее руководство Белорусского экзархата. Да и вообще в ближайшем окружения Патриарха Кирилла отчетливо проявляется откровенно критическое отношение к советскому прошлому, в том числе и в оценках Второй мировой войны, зачастую резко контрастирующих с теми мифами, на которые опирается белорусская государственная идеология.
Осенью прошлого года прозвучал "звоночек" для властей уже и в самой Беларуси. Причастен к этому был опять же архимандрит Алексий (Шинкевич). Он выступил как представитель Белорусского экзархата с заявлением, осуждающим участие гастролировавшего в это время в Минске протодиакона Андрея Кураева в телепередаче, где подвергалась нападкам партия Белорусская Христианская Демократия (БХД). При этом он особенно подчеркнул, что, как цитируют его слова СМИ, "БПЦ ни в коем случае не выступает против христианско-политических партий и движений, а наоборот, приветствует деятельность подобных и иных политических организаций, если их концепция не противоречит христианской морали и христианским ценностям". Если учесть, что партия БХД является одной из самых ведущих в рядах оппозиции, то такое заявление, да еще на фоне общей полной и безоговорочной лояльности, не могло пройти незамеченным.
Конечно, со стороны власти еще более, чем со стороны белорусских церковных верхов, все эти страхи имеют несколько иррациональный характер. Трудно себе представить, что официальный православный иерарх пойдет на конфронтацию с властью. Еще менее вероятно, что позиция церковного руководства может существенно повлиять на соотношение политических сил в стране. Но, как известно, у страха глаза велики. Вот и сдают нервы у тех и у других.
 
17:09 29/06/2010




Loading...


загружаются комментарии