Одно образование на всю жизнь - устаревшая модель

Эксперты утверждают, что с каждым годом повышение среднего уровня образования взрослых ведет к увеличению экономического роста на 3,7%, а доходов на душу населения – на 6%. Однако в Беларуси не спешат воспользоваться этим преимуществом. У кого в нашей стране ограничен доступ к образованию, почему и как это можно исправить, выясняет «Завтра твоей страны».

Потребность в образовании в течение всей жизни стремительно возрастает.
— Глобализация, ускорение инновационных процессов — перемены настолько стремительны, что постоянно нужно получать новые знания и навыки, чтобы успевать за процессами развития. Одно образование на всю жизнь — это подходило для прошлого и было допустимым еще, может быть, лет пять назад. А сейчас уже нет, — уверена Паула Линдоорс из Центра обучения для взрослых финского университета Abo Akademi.
Колоссальный пласт средств идет не туда
Такие изменения в общественной жизни, как старение населения, когда во многих европейских странах количество граждан трудоспособного возраста уменьшается, подталкивают правительства решать задачи по постоянному повышению квалификации взрослого населения.
— Для демографической безопасности страны не так уж и важно, какова будет численность населения. Наиболее оптимальный алгоритм — это когда граждане здоровы, имеют хорошее образование и дольше работают, — подчеркивает руководитель группы по динамике и прогнозированию численности населения Венского института демографии Австрийской академии наук Сергей Щербов. — Старение – это задача по адаптации всего общества, в том числе и в образовательной сфере.
Демографические тенденции в Беларуси таковы, что пенсионный возраст придется отодвигать на более поздние сроки. Однако людей старших возрастов, давно получивших образование, нужно будет переобучать, чтобы они могли вписаться в современные тенденции. Например, в сфере электроники скорость изменения технологий настолько стремительна, что расходы на переучивание специалистов с багажом знаний двадцатилетней давности близки к стоимости обучения с нуля.
Пока же, уверен Сергей Щербов, колоссальный пласт средств, направленных на обеспечение демографической безопасности, идет не туда.
— Эти финансовые потоки следует направить на улучшение здоровья населения, а также на постоянное образование и переквалификацию, — предлагает эксперт «Завтра твоей страны».
Так уже поступают в Скандинавских странах, используя возможности как формального, так и неформального образования.
— Нельзя недооценивать значение неформального образования, — считает Паула Линдоорс.
Применим ли мировой опыт в Беларуси?
Как отмечает главный редактор журнала «Адукатар» Дмитрий Карпиевич в нашей стране наблюдается непонимание ключевой тенденции непрерывного образования.
— Часто говорится, что образование – это инвестиции в будущее, но при этом имеются в виду школьное и высшее образование. Однако у общества постоянно возникают новые образовательные потребности. На них нужно реагировать, — говорит эксперт «Завтра твоей страны». — В большинстве случаев пока этот вакуум заполняется тем, что человек занимается самообразованием, но мне кажется, эффективность выросла бы, если бы это приобрело формы организованного дополнительного образования.
Ярким примером сферы, где преимущества такого образования позволяют людям повысить свою квалификацию и доходы, Дмитрий Карпиевич называет сельский туризм.
— На раннем этапе роль неформального образования в этой сфере была доминирующей, — подчеркивает эксперт «Завтра твоей страны». — Для хозяина усадьбы важно не столько иметь диплом, сколько конкретные знания, умения и понимание того, что и как делать.
В Беларуси специалистов в сфере туризма готовят шестнадцать вузов. Выпускники становятся управленцами регионального уровня.
— Что касается хозяев агроусадеб, то здесь вполне достаточно неформального образования, которое способны обеспечить многие общественные организации, начиная с изучения иностранного языка и заканчивая курсами, которые учат, как построить дом из экологически чистых материалов, — высказывает мнение председатель БОО «Отдых в деревне» Валерия Клицунова.
До сих пор на законодательном уровне под системой дополнительного образования понимались две сферы – внешкольное образование, а также повышение квалификации и переподготовка кадров. В принятом в первом чтении Палатой представителей Национального собрания проекте Кодекса Республики Беларусь об образовании есть попытка расширить понимание этой сферы. Введены два новых раздела: дополнительное образование взрослых и дополнительное образование молодежи. Но прописывание конкретных инструментов и механизмов показывает, что сохраняется старый подход – то есть фактически этими видами деятельности могут заниматься учреждения образования или учреждения дополнительного образования. Широкий спектр других образовательных субъектов оказывается вне поля действия: коммерческие и общественные организаций и даже государственные учреждения культуры и социального обеспечения.
— Государство сегодня является единственным субъектом, определяющим образовательную политику, а все остальные потенциальные субъекты лишены возможности полноправно участвовать в определении этого процесса, — говорит методолог Светлана Мацкевич. — Это противоречит мировым тенденциям, где важным подходом к развитию системы образования на протяжении всей жизни является реализация принципа многообразия концепций, основателей и форм образовательной деятельности. Это многообразие позволяет обеспечить учет потребностей в обучении, образовании и просвещении различных социальных групп на всех уровнях образования.
Спрос на дополнительное образование пока в Беларуси не изучал никто
Первое исследование о потребностях и предпочтениях населения в сфере образования взрослых представительство Немецкой ассоциации народных университетов проведет лишь осенью. Эксперты “Завтра твоей страны” определили те группы населения, которым это нужно более других.
1. Дети с ограниченными возможностями
Для многих детей с ограниченными возможностями в последние годы школьное образование стало доступно, благодаря открытию специализированных образовательных центров.
— С одной стороны, существование таких центров противоречит современным тенденциям в развитых странах, где идет полная интеграция инвалидов. Но, на наш взгляд, в Беларуси это целесообразно, потому что попасть в обычные школы для детей на коляске – огромная проблема, — говорит председатель Белорусской ассоциации помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам Елена Титова.
Лишь в прошлом году в столице для детей-колясочников были открыты классы в некоторых общеобразовательных школах. Но когда родители привели детей, оказалось, что в школе их некому сопровождать. Бывший проректор Европейского гуманитарного университета Владимир Дунаев предлагает такие подходы в решении этой проблемы:
— На законодательном уровне должны быть предусмотрены инструменты позитивной дискриминации, которая способна выровнять шансы уязвимых групп на получение образования.
2. Сельское население
Говорить о доступности образования для взрослых в сельской местности не приходится, считает Инна Ходас, директор частного учреждения образования «Учебный центр «Всеобуч» (Кобрин) .
— Если человек работает в СПК, в определенный срок ему нужно проходить курсы повышения квалификации, которые организовывает Минсельсхозпрод. Минтруда и соцзащиты хорошо проработало курсы для безработных, — рассказывает Инна Ходас. — Все остальное население лишено возможности получать дополнительное образование. У него элементарно нет на это денег. К тому же, на селе нет доступных территориально организаций, которые предоставляли бы дополнительное образование для взрослых.
3. Пожилые люди
По мнению Дмитрия Карпиевича, курсы по обучению пожилых людей компьютерной грамотности – это уже и в Беларуси насущная необходимость.
— Потребности все время возрастают, начиная от того, что сейчас талончик в поликлинику можно заказать по Интернету, не выходя из дома, и заканчивая возможностью общаться детьми и внуками, которые живут далеко, — отмечает эксперт. Он подчеркивает, что организация и проведение таких курсов вполне под силу социальным работникам.
Многие территориальные центры социального обслуживания уже оказывают подобные услуги населению.
— Однако Кодекс об образовании не видит их субъектами образовательного поля, как те же библиотеки и музеи, — подчеркивает Дмитрий Карпиевич.
4. Осужденные
Большая группа людей, которая находится в пенитенциарной системе, по Конституции не лишена возможности получения образования.
— Но к сожалению, доступ ее к образованию не реализован, — считает первый проректор Международного государственного экологического университета им. А.Д. Сахарова Владимир Красовский.
Правда, в мае в Беларуси был принят закон, который призван предоставить осужденным дополнительные социальные привилегии. Например, уголовно-исполнительная инспекция может разрешить выезд для сдачи экзаменационной сессии осужденным, обучающимся заочно в учреждении образования Беларуси, на основании вызова учреждения образования.
Как помочь уязвимым группам
По мнению Владимира Красовского, равные возможности для всех уязвимых групп позволило бы обеспечить расширение практики дистанционного обучения, которое получило толчок в связи с развитием информационных технологий.
— Основным признаком дистанционной формы является отсутствие такого понятия, как семестр и курс, а также конкретного срока окончания обучения. Такой вариант подходит для тех, кому образование нужно не для диплома, а для получения знаний и навыков, — подчеркивает Владимир Красовский.
По его словам, в разработке программ дистанционного обучения Беларусь является лидером на просторах СНГ. В 2002 году в Белорусском государственном университете информатики и радиоэлектроники было принято положение об открытом образовании. Однако попытка расширить действие положения на национальный уровень, предпринятая в 2006 году, не удалась.
В проекте Кодекса дистанционная форма получения образования с использованием современных коммуникационных и информационных технологий упоминается в скобках в контексте заочного обучения не как форма получения образования, а как технология.
 
12:10 06/07/2010




Loading...


загружаются комментарии