«Витебский курьер» разъедают внутренние противоречия?

В начале неделе стало известно о том, что перестал существовать сайт газеты «Витебский курьер». Эксперты заговорили о том, что это результат действия нового указа президента о зачистке интернета. Белтелеком сообщил, что отключили сайт по просьбе акционеров.   Ольга Карач, акционер ЗАО «Издательский Дом «Витебский Курьер» и учредитель газеты «Витебский Курьер» в письме «Белорусскому партизану» попыталась пояснить, что произошло.

«Витебский курьер» разъедают внутренние противоречия?
В понедельник, 5-го июля, внезапно исчез сайт независимой газеты «Витебский Курьер», расположенный на хостинге Витебского филиала Белтелекома. Попытки дозвониться и выяснить, что случилось, ни к чему не привели. Мне лично по телефону туманно сообщили о том, что есть «какое-то письмо» и дали номер телефона, который не отвечал. Уже только 8-го июля из сообщения на tut.by я с большим удивлением узнала, что, оказывается, Белтелеком отключил сайт «по решению собственников» и увидела приложенные сканы документов, которые, при ближайшем рассмотрении, оказались весьма любопытными и очень незаконными.
 
Небольшой урок журналистики – изучение документов
 
ЗАО «Издательский Дом «Витебский Курьер» не принимал решения о закрытии сайта, поскольку не было общего собрания акционеров, на котором присутствовали бы владельцы более 51-й акции – согласно п.7.8 Устава предприятия.
 
В ЗАО «Издательский Дом «Витебский Курьер» отсутствует директор. Отсутствует даже и. о. В связи с этим, согласно п.7.8. Устава предприятия, решение принимается общим собранием акционеров. По вопросам, не связанным с ликвидацией и реорганизацией предприятия, решения принимаются простым большинством – 50 акций плюс 1 акция, т. е. 51% (1 акция = 1%, всего, соответственно, сто акций). В ЗАО «Издательский дом «Витебский Курьер» всего четыре (4) акционера. Я, Ольга Карач, владею 30%, Владимир Базан – 30%, Валериан Искибаев – 30% и Светлана Мясоедова – 10%. Ни меня, ни Владимира Базана на собрание не позвали (т. е. 30%+30% акций = 60% отсутствовало). Кстати, в нарушение п.7.11 и п.7.12 того же Устава.
 
Решение принималось (если принималось) только владельцами 40% акций (В. Искибаев и С. Мясоедова). О каком правомочном решении собственников говорит Белтелеком? С каких пор у Белтелекома 40% акций – это больше, чем 60%? Если даже это собрание акционеров состоялось, оно не имеет юридической силы, потому что не было кворума.
 
Решение собственников заблокировать сайт может быть только в случае, когда за это проголосовали владельцы более 51-й акции – согласно нашему Уставу. В Беларуси 40 акций пока еще меньше чем 51 акция. Занимательная математика получается у Белтелекома… Особенно в связи с его заявлением, что прекращение отношений ЗАО «Издательский Дом «Витебский Курьер» с «Белтелекомом», ставшее причиной закрытия сайта, «имеет исключительно хозяйственные мотивы и совершено по инициативе заказчика». Законный заказчик, как мы видим, отсутствует. Соответственно, отсутствует и его инициатива закрытия сайта. Законная.
 
Де-юре никто не лишал ни меня, ни Владимира Базана нашего права собственников распоряжаться своей собственностью в виде акций.
 
Акций ровно 100. Это закрытое акционерное общество. Посмотрим определение слова «акционер». Акционер – это физическое, юридическое лицо (в том числе акционерное общество), иностранная организация (в том числе, не имеющая статуса юридического лица, но обладающая гражданской правоспособностью в соответствии с законодательством иностранного государства), муниципальное образование, которое владеет одной или несколькими акциями в капитале акционерного общества, т.е. владелец акций.
 
А если мы внимательнее посмотрим Гражданский Кодекс, в частности статью 219, то там однозначно написано, что владельцем собственности (в данном случае акций) человек становится с момента заключения договора покупки-продажи, который никто не отменял и не признавал незаконным.
 
С момента заключения договора купли-продажи я сразу вступаю во все свои права, и, в первую очередь, в право распоряжаться своим имуществом (акциями) и принимать решения согласно Уставу. А вовсе не с момента внесения изменений в Устав предприятия. Акции мною куплены в 2006. За все эти пять лет никто ни разу не подверг сомнению мое право владеть и распоряжаться акциями, я выступала от имени ЗАО в судах и представляла его в госорганах.
 
Кроме этого, написать, что Ольга Карач – не акционер, этим самым означает, что надо было позвать на общее собрание акционеров предыдущего владельца моего пакета акций. Потому что эти 30% акций должны кому-то принадлежать, их нельзя просто вычеркнуть из фонда предприятия. Не позвали ни его, ни меня. В Гражданском Кодексе четко прописан процесс, когда владелец лишается своей собственности (в данном случае акций). Перемена адреса, равно как и переезд в другую страну человека, собственности, к счастью, не лишает. В Уставе предприятия потеря акций по случаю смены места жительства также не прописана. Владимир Базан от своих акций не отказывался и их никому не продавал. Говорить о том, что из-за смены его места жительства его голос и мнение не учитывается – незаконно. Это равносильно тому, что сказать, что, вот соседка на дачу уехала, давайте ее квартирой попользуемся, пока ее нет. Причем без ее согласия. Потому что этим протоколом его, по сути, лишили права распоряжаться принадлежащим ему имуществом и присвоили это
право себе. В этих действиях содержится состав довольно серьезных уголовно наказуемых деяний.
 
Никаких внутренних конфликтов и разногласий в ЗАО «Издательский Дом «Витебский Курьер» не было.
 
Не спорю, у нас не всегда отношения складывались легко и просто. Но я очень уважаю Валериана Искибаева. Он – человек, который отдал газете «Витебский Курьер» лучшие годы своей жизни. Без давления властей, только по своей воле, он бы никогда не сделал ничего во вред газете. Вы же не будете, поругавшись с женой, в качестве мести отрезать своему ребенку ухо или ногу? Газета «Витебский Курьер» – это его детище, и существовала она так долго, во многом благодаря ему.
 
Я видела Валериана Ильтыбаевича в середине июня, он забирал кое-какие финансовые документы, мы много разговаривали – про ситуацию в газете и вокруг нее. Не было ни ссор, ни конфликтов. Если он собирал общее собрание акционеров без меня, то исключительно потому, что кто-то его очень сильно напугал. Чем – не знаю. Но верю, что пройдет время, и он сам расскажет.
 
Валериан Искибаев – директор фирмы, властям есть за что уцепиться. Он грамотный человек и знает, что такие протоколы – незаконны. Отсюда, кстати, попытка замазать фамилии. Но такой протокол он мог написать только в состоянии крайней паники, потому что он слишком грамотный и юридически подкованный человек, чтобы делать и писать глупости.
 
Светлана Мясоедова – теща довольно успешного бизнесмена, и ему тоже есть что терять. Если бы речь шла просто о переносе сайта в другое место, то этот бы вопрос легко решился по телефону. Валериан Ильтыбаевич просто позвонил бы мне и попросил перенести сайт в другое место – это было бы сделано без шума и пыли за пару дней.
 
То же самое я могу сказать про Александра Бохана, руководителя Витебского филиала Белтелеком. Это порядочный человек, и он точно такие дела без приказа делать не будет.
 
Я прекрасно понимаю, что наличие сайта независимой газеты на хостинге Белтелекома в связи с вступлением в силу нового закона совершенно не входит в их планы. Особенно в свете их ответственности за содержание.
 
Появление протокола заседания, датированного числом за один день до вступления Указа №60 также говорит о многом. Кроме этого, довольно забавно, что вытерты фамилии всех акционеров, кроме моей. Судя по затертым фамилиям, кто-то, как минимум, обещал и В. Искибаеву, и С.Мясоедовой, что фамилии «ликвидаторов» не всплывут. Но знаете, довольно не сложно вычесть из 4 известных (Карач, Базан, Искибаев, Мясоедова) два известных (Карач, Базан) и получить ответ на два неизвестных – кто были те акционеры ЗАО, кто голосовал за закрытие сайта.
 
Причина закрытия сайта газеты «Витебский Курьер» имеет те же «исключительно хозяйственные мотивы», как и исключение независимой газеты из «Белпочты» и «Белсоюзпечати».
 
Уж кто бы сомневался, что в действиях государственного провайдера-монополиста Белтелекома, естественно, нет «никакой политики»! В этой связи как тут не вспомнить двух других государственных монополистов – «Белпочту» и «Белсоюзпечать», которые в 2006 году выбросили газету «Витебский Курьер М» из всех каталогов и отказываются внести ее туда по сей день.
 
Наша газета уже почти пять лет отчаянно борется за свое право распространяться через почту и киоски. Все эти годы многократные попытки обращаться в суды ни к чему не привели: все судьи, как один, твердили про «свободу субъектов хозяйствования в заключении договоров». Мол, просто «Белпочта» и «Белсоюзпечать» не хотят заключать договор с независимой газетой «Витебский Курьер М», а потом и с независимой газетой «Витебский Курьер» и имеют на это полное право. Никакой политики, чисто хозяйственные отношения.
 
Ничего не напоминает? Только, к сожалению, эта ситуация показывает, что власть использует ситуацию с сайтом газеты «Витебский Курьер» как лакмусовую бумажку: проверяет, каким будет шум, реакция людей… Если верить в «решение собственников», то тогда будет честным согласиться и с теми «письмами возмущенных ветеранов», которые, конечно, тоже – «исключительно по личным мотивам» – шли и в «Народную Волю», и на сайт «Белорусский партизан». Власти нужно отработать «схему» – как бороться с независимыми сайтами, но так, чтобы внешне это выглядело так, что вроде власть тут ни при чем.
 
Что имеем в остатке? Внутреннего конфликта между акционерами не было, решения ЗАО «Издательский Дом «Витебский Курьер» на закрытие сайта не было. А сайт закрыт. По странному совпадению, сразу же после введения нового Закона об Интернет-цензуре.
18:54 09/07/2010




Loading...


загружаются комментарии