Белорусские туроператоры теряют свои позиции

Для белорусского туризма 2010 год оказался худшим, чем 2009 - многие турфирмы обанкротились. А наш турист по-прежнему остался в Крыму, ведь больше тысячи долларов на отдых он тратить не может.

Белорусские туроператоры теряют свои позиции
В беседе с «Еврорадио» редактор “Туризма и отдыха” Лилия Кобзик поделилась своим мнением о том, что в такой критический момент надо развивать внутренний туризм, чтобы у нас был тыл: “Белорусское направление абсолютно новое, не открытое и просто лежит у ног”.
- Год назад мы с вами встречались и разговаривали о состоянии туризма в Беларуси. Интересно, изменилось ли что-то за этот год? Какой он, туристический сезон 2010, появились ли новые тенденции?
 
- Жизнь не стоит на месте, в том числе и в туризме - перемены произошли. Теперь, в июле, очень хорошо заметно, что тенденции на рынке довольно отрицательные. А поскольку они отрицательные на рынке, то и на туристах они, конечно, отражаются. Я говорю не о кризисе как таковом, не о том, что стало меньше денег, не о том, что "ай-я-яй с туристического рынка ушли богатые и не покупают лакшери отели". Перемены проявились в том, что многие фирмы "сдулись", "сдулся" белорусский рынок. Волна банкротств сначала прокатилась по российскому рынку, а теперь уже пришла и к нам. И продолжает свое шествие. То есть, у некоторых фирм не выдержали нервы.
- Все-таки с кризисом это связано?
- Опосредованно это связано с кризисом. Скорее всего, этот нарыв долгое время зрел, и кризис его каким-то образом подогрел. Образовался довольно большой слой фирм, которые не знают. что делать в этих условиях. А если не знаешь, что делать, загоняешь себя в тупик - ссуды, живешь не по средствам, набираешь деньги у туристов, заказываешь блоки у операторов, потом не имеешь возможности их оплатить. Так произошло с фирмой РЕСТМАРКЕТ, с фирмой СОВПОЛЬДА, с российской фирмой КАРИА ТУР.
Мы же очень плотно связаны с московским рынком. И то, что происходит там, очень часто рикошетом сильно отражается на нас. С банкротством КАРИА ТУР страдают сотни, потому что это довольно крупный оператор, он оказался банкротом и не смог заплатить хотельерам за туристов. В результате теперь наши фирмы из Гомеля, из Бреста, которые через российскую фирму отправляли туристов в Турцию, вынуждены теперь их освобождать, ведь их не выпускают, потому что за них не проплачено.
Такие истории часто происходили в прошлые годы на российском рынке. Вот теперь и до нас докатились эти тенденции. Долгое время мы жили в каком-то вакууме, люди тихонько едут и хорошо. И вот теперь определилось - куда и как мы двигались. Мы двигались так, что теперь мы не в состоянии себя защитить. И эта тенденция, я думаю, касается не только туризма. Мы двигались, какой-то организм бурлил, развивались направления, но мы не создали вокруг себя щита.
С кем нам себя сравнивать? Мы не можем сравнивать себя с Россией, хотя и стараемся. В Польше, и даже в Украине более сильный рынок. Вероятно, нам надо сравнивать себя с Литвой. Вот они сумели сохранить свой рынок. У них есть крупные консолидированные операторы, которые в случае опасности смогут взять риски на себя и прикрыть целое направление. У нас такого нет, мы оказываемся беззащитными перед тенденциями российского и мирового рынков. И естественно, что в состоянии такой растерянности мы беззащитны и перед тенденциями собственного рынка.
- Куда в этом сезоне в основном едут отдыхать белорусы?
- Теперь в это пост-посткризисный год ни один оператор не может сказать - куда же пошел клиент.
А пошел он туда, куда, собственно говоря, его постлали... Теперь трудно точно назвать тенденции, как себя начала вести белорусская публика. Турция немного провисла - отбился и излишек направлений, и некоторая усталость от продукта. Пошел ли клиент в Европу? Как он туда может пойти, если там визы и дорого? Тоже проблемы.
Клиент остался в Крыму. Это мы можем сказать точно. Как говорят, друзья познаются в беде. Так кто же наши друзья? Они, наверняка, пока не на Западе. И уж точно не на Востоке. Они оказались в Украине. Украина чрезвычайно лояльна. Теперь имея сумму в тысячу долларов там можно очень неплохо отдохнуть. В отличие от других направлений, они цены не поднимали.
Практически все направления были вынуждены поднять цены, хотя это почти незаметно, ведь наши операторы, чтобы сохранить клиентов отказали себе в прибыли. Поэтому можно найти очень "сладкие" предложения, и очень хорошо поехать… Но со стороны западных хотельеров цены, конечно, поднялись - все время растет сервис, а когда наращивается сервис, то вырастают и цены.
- А в Украине цены не выросли?
- Украина не находиться в том состоянии туристического "гламура" и экономической свободы, чтобы знать себе цену. В Украине семья может уложиться в 1000 долларов - и отдохнуть, и шоппинг сделать, и накупить фруктов. Поэтому основные течения идут туда. Безусловно, Крым останется номером один. Останется Турция, потому что это хорошее, качественное направление, что бы о нем ни говорили.
Болгария также выйдет с неплохими результатами. Это направление дорожает, но ровно на столько, на сколько мы можем его поглотить. Люди, когда видели, что за 600 евро на двоих можно отдохнуть 2 недели, конечно, принимали такой вариант, ведь это хорошая цена. Опять-таки выходим на ту самую тысячу. 1000 долларов на отдых - с такой суммой наш турист может смириться. Если речь идет о трех или пяти тысячах, то сейчас никто не готов терять такие деньги.
- Как на этом фоне выглядит наш внутренний туризм? Стали ли белорусы больше путешествовать по Беларуси и отдыхать тут?
- У нас на самом деле ничего не происходит. Хотя это огромный сегмент, причем мало учтенный. Санатории, базы отдыха, агротуризм… Но есть же еще большое количество людей, которые устраиваются сами, снимают домики. Есть такая маленькая тенденция - люди снимают дачи на лето. Люди посмотрели, что не хотят быть собственниками дачи, горбатиться на ней всю жизнь. Лучше снять.
- Это не то же самое, что агротуризм?
- Нет то же самое. Вообще, у нас с агротуризмом произошло неизвестно что. Долгое время у нас это понятие эксплуатировалось, как место, где проводят корпоративы. Корпоратив - это не агротуризм. Это что-то, что кардинально меняет мировое представление об агротуризме, о его культуре, о том, что человек делает, как он это делает, сколько человек пьет и т.д.
А у нас агротуризм просто преобразовался в места, где фирмы и организации что-то отмечают - баня, караоке, шашлык. Вот и все. С определенными последствиями. Это даже не то, что не агротуристическое, это что-то антикультурное. В Европе же начинался агротуризм для возрождения традиций, возвращения к истокам…
А у нас агротуризм был придуман по-другому. У нас нет отелей, потому что нет свободы инвестирования, частной собственности, уверенности в завтрашнем дне … Что же нам делать? Где отдыхать? Мы и создали этот агротуристический слой. Но это как чуть-чуть изюма в большой-большой булке. Они фактически погоды не сделали, потому что была не понятна их концепция.
Но то, что создано - развивается. Люди хотят зарабатывать при любых условиях, в любой экономической ситуации. И кто начал этим заниматься, посмотрели - ага, есть спрос на караоке, на корпоративы, баню, шашлык. Получите. Вот и начал агротуризм развиваться таким образом. Чего хотят люди, которые открывают эти агротуристические домики, комплексы? Они хотят быть настоящими хотельерами. Как каждый солдат мечтает стать генералом, так и они. Они хотят, чтобы был отель, который приносит хорошую прибыль, чтобы можно было этот отель оставить детям.
- Еще одна сторона туризма - это иностранцы, которые приезжают в Беларусь. В прошлом году турфирмы давали цифру 90 тысяч организованных туристов... Что изменилось - стало у нас больше иностранцев или меньше?
Статистики пока нет, покажет лето. Но думаю, что примерно останется на прошлогоднем уровне, и, скорее всего, немного снизится. Но что 90 тысяч, что 75 - большой разницы нет. Все надеются, ждут 14-го года, чемпионата мира по хоккею, когда приедут туристы. Но приедут ли они в таком количестве, как бы нам хотелось?
- Так, у нас же даже отелей нет, где туристы могли бы остановиться…
- Отели будут. Тот же Кемпински строится. И даже если не приедут болельщики, в Кемпински всегда приедут туристы. Потому что это бренд, а если появляется бренд, сразу же появляются потребители этого бренда. Тем не менее, больших изменений в этом году не будет. То, о чем мы мечтали, что сюда приедет активная европейская молодежь - этот сегмент не приехал, потому что мы ничего не предложили, ничего не создали.
Но есть и хорошая новость. Россияне по-прежнему к нам едут. Более того, появилась такая тенденция, что они едут к нам на уикэнды, которые у них очень длительные. Мы тоже взяли эту российскую моду - сбивать в кучу побольше дней в один праздник. Поэтому, на 1 мая по тысяче человек приезжает в фирму, которая тут активно принимает туристов, 9 мая они приезжают, потом 12 июля в их День независимости, долгий уикэнд. И так чуть ли не каждый месяц они к нам приезжают.
Российские туристы смотрят и регионы - Гродно, Витебск... Теперь вот Славянский базар. Но Славянский базар не имеет организованности. Продукт есть, но его надо упаковать и предлагать, а этим никто не занимался. Мы знаем о Славянском базаре как о идеологизированном мероприятии, но мы абсолютно не знаем, что же там происходит, какое там туристическое составляющее. Там существует определенная схема работы, в которой мало участвует частный бизнес, и интересы турбизнеса там учитываются не сильно.
Хотя с этого года есть небольшие перемены. Появилась генеральная турфирма, которая непосредственно обслуживает это мероприятие, занимается туристами - "Витебсктуризм". Жизнь не стоит на месте, что-то меняется, но цыплят будем считать по осени.
 
- Давайте закончим тем, с чего начинали. Вы сказали, что туристический бизнес в Беларуси развивался-развивался и в какой-то момент оказался незащищенным, неподготовленным к новым тенденциям. Как мы переживем этот момент - выйдем из него с новым полезным опытом и будет ли у нас туризм, как и в Литве? Или будет что-то другое?
- Хочется надеяться, что мы выскочим из этой ситуации с наименьшими потерями. Сухим из воды пока никто не вышел. А то, что репутацию нам местами подмочило - это абсолютно очевидно. Нехорошие процессы шли-шли, и случился 2010 год, который, на самом деле, хуже 2009-го.
Объективно, и без кризиса белорусский турбизнес теряет позиции. Но, наверное, он и должен был их потерять, ведь многие идут к более крупным операторам, которые приходят из России, Турции и Европы. Формировать по-настоящему свой продукт, будучи в таком незащищенном положении, на маленьком рынке, который подвержен локальным процессам - очень сложно.
Поэтому, собственно говоря, наши туроператоры свои позиции теряют. Но все равно, никогда Турция не заменит Беларусь. Никогда все вместе взятые направления не заменят тех возможностей, которые есть внутри страны. Даже при отсутствии инфраструктуры и возможностей, при всем этом все равно номер один по количеству отдыхающих белорусов - это Беларусь.
Мы можем сделать так, что погоду на белорусском рынке будут делать не российские фирмы, а белорусские. Хлопать крыльями и плакать по тому, что мы уже потеряли - немного поздно. Поезд ушел, тех возможностей уже не будет… Но перед нами белорусский рынок. Что с ним будет? Какой бы ни была у нас погода, в каком бы состоянии ни были памятники, тем не менее - это лучшее направление, которое у нас есть: круглогодичное, доступное, масса всяких плюсов. И самый главный плюс - оно не открыто. Белорусское направление абсолютно новое и просто лежит у ног.
Можно создать из этой стихии что-то организованное. Ничего не потеряно, не разрушено. Все еще, по сути, в наших руках. И тут очень важно, чтобы те люди, у кого есть деньги, таланты и возможности, чтобы они объединялись. Если они не могут сделать по Августовскому каналу какую-то инфраструктуру в одиночку, то может 5 людей (один с деньгами, второй с талантом, третий с опытом) могут сделать хороший продукт.
Таким образом, мы создадим тыл. И когда вдруг вулкан, или что-то ли другое случилось, у нас всегда будет куда поехать. Вот для этого надо сделать свое и уважать это свое. Ведь у нас на самом деле не хуже. И если у нас будет тыл, мы будем намного спокойнее смотреть, что происходит в этом большом мире.
Мы вывалились из всех систем координат, и теперь мы действительно стоим на перекрестке. Получается, что и  мы не можем защитить, и никто другой не может, потому что мы не находимся ни под чьим патронатом. Мы остались сами по себе и не знаем, что делать. Надо развиваться, творить.
16:20 13/07/2010




Loading...


загружаются комментарии