Милиционеры легко делают преступников из невинных граждан

В Витебском и Могилевском областных судах рассмотрели дела милиционеров, незаконно проводивших оперативные эксперименты. За решетку попадали в том числе и совсем невиновные люди. Протоколы подделывались, а за полученные наркотики милиционеры временами выдавали обычную пыль, пишет  газета «Звязда».

Тех сотрудников отдела по наркоконтролю, кто не горел желанием «исполнять план», начальство наказывало взысканиями. Тех, которые «показывали результат», повышали, переводили в столицу и область.

Пока осуждено только четверо. Это бывшие сотрудники отдела внутренних дел Октябрьского района Витебска.

На протяжении нескольких лет милиционеры незаконно привлекали людей к ответственности за «незаконный оборот наркотиков». При этом даже не стремились проводить оперативные эксперименты по закону, а чаще всего просто фальсифицировали протоколы, сами писали объяснения от имени понятых и подделывали подписи. Многочисленные жалобы от осужденных «гуляли» по разным инстанциям. Однажды свою проверку начало управление КГБ по Витебской области. Следователь Олег Борисевич нашел многочисленные грубые нарушения законодательства. В апреле 2009 года было начато уголовное дело.

— Осужденные таким образом граждане получали наказания сроком около восьми лет лишения свободы, — рассказывает старший помощник прокурора Витебской области по наблюдению за выполнением законодательства о государственной безопасности Валерий Галай. — Уголовное дело было заведено по факту противоправных действий в отношении гражданина Мищенко. На то время он был обычным 16-летним школьником (шел 2005 год). Подросток, который якобы покупал у Мищенко наркотик, стоял на учете в отделе по делам несовершеннолетних. Он вел антиобщественный образ жизни, рос без отца, никогда не имел карманных денег, а ему хотелось. Сотрудник отдела по делам несовершеннолетних познакомил его с Доренко и Хаборенко (фамилии бывших милиционеров изменены) — сотрудниками отдела по наркоконтролю ОВД Октябрьского района Витебска.

Они предложили: «Если узнаешь, кто со знакомых занимается наркотиками, сообщай, мы тебе денег дадим». Тот знал, что какая-то девушка торгует возле школы, пошел в разведку. Около школы случайно встретил Мищенко, тот рассказал: «А ее тут уже давно нет». Тогда этот парень достал где-то марихуаны, сообщил сотрудникам милиции и сказал, что купил это все у Мищенко, которого милиционеры и допросили: «Где берешь наркотики? Говори, или будешь сидеть!»

А что ему сказать? Человек с наркотиками связан не был. В итоге его задержали.

— Говорят, что во время обыска в квартире Мищенко милиционеры что-то нашли…

— В квартире ничего не было. Доренко начал искать на лестничной площадке, в электрощитке. Там присутствовала мать, понятые.

Он выгреб со щитка какую-то пыль, сказал, что это наркотики, запихнул все в пачку из-под сигарет. Никто ничего не видел, а сведения были занесены в протокол.

Понятые протокол подписали: «Раз милиционер утверждает, значит, так и есть».

Дело в том, что Доренко не имел права проводить обыск в подъезде, ведь санкции на это не было. Можно было только в квартире.

Должностные лица из прокуратуры также понесли наказание за то, что не остановили это правонарушение, когда направляли дело в суд.

Отмечу, что из всех осужденных только Мищенко и еще один гражданин не занимались наркотиками. Остальные были либо наркопотребителями, либо торговцами. Однако к уголовной ответственности те были привлечены незаконно.

«Объяснения от имени понятых писали сами, подписи ставили студенты»

В КГБ и прокуратуре проанализировали, какие служебные «подвиги» совершали сотрудники отдела по наркоконтролю. Результаты работы повысились до 200%. Высшему руководству это нравилось — каръерный рост витебских «шерлоков холмсов» ускорился.

Доренко (тот самый, который выдал пыль за наркотик) переехал в столицу, сделался оперативным уполномоченным по особо важным делам второго отдела управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми криминальной милиции МВД Беларуси.

Хаборенко из районного отделения внутренних дел перевели в УВД Витебского облисполкома, назначили на должность старшего оперативного уполномоченного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми.

Еще один «передовик», Медведев (фамилия изменена), стал начальникам отдела по наркоконтролю ОВД Октябрьского района Витебска.

Спрашиваем у Валерия Галая о других эпизодах уголовных дел.

— Во время проведения оперативных экспериментов понятые должны осматривать одежду закупщика, диктофон и деньги также должны вручаться в присутствии понятых. Тем не менее милиционеры сфальсифицировали все положенные документы. Сами писали объяснения от имени понятых. Потом студентов юридического факультета просили ставить подписи. Некоторых студентов обманывали, говорили что так нужну, что во время оперативной работы это необходимо, чтобы сохранить жизнь закупщику, что судья обо всем знает. И людей в результате осуждали. Проводились экспертизы, да и люди позже говорили: «Это не мои подписи, я не подписывал…»

— А все же, какое впечатление создают осужденные милиционеры во время личного контакта?

— Они как оперативные работники были неплохие. Если бы не ленились работать, могли бы иметь похожие показатели. Пока велось следствие, в их защиту обращались депутаты, сами обвиняемые забрасывали жалобами все инстанции. Доренко согласился с тем, что протоколы фальсифицировались, но при этом говорил: «Осужденные люди — наркоманы. И я считаю, что действовал правильно». Но все мы ходим под Богом, если закон и инструкции есть, их надо исполнять. Это не 37-ой год, и надо доказывать виновность любого преступника.

Уголовные дела в отношении трех милиционеров рассматривал Могилевский областной суд. Все были осуждены за «злоупотребление властью либо служебными полномочиями» и «заведомо ложные показания», получили по шесть лет лишения свободы в исправительных колониях усиленного режима.

Но это еще не конец.

Стали известны другие эпизоды незаконных оперативных экспериментов, уголовные дела заводились по вновь открытым обстоятельствам, рассматривать их будет Витебский военный суд.

Не выполнил план — получи взыскание

Из всей четверки осужденных милиционеров в какой-то степени жаль только одного — Вячеслава Ерошевича. Как говорят, ущерба он нанес в десять раз меньше, а наказание получил такое же — шесть лет лишения свободы. Ерошевича осудили самым первым.

Он не стремился выполнить план на 200%, но начальство давило. Так, Хаборенко приказал Ерошевичу «подготовить» протоколы по своей преступной схеме. Тот согласился — ну как откажешь руководителям?

Не знаю, насколько честным или плохим милиционером был Вячеслав Ерошевич, но очевидно, что касается нарушения законодательства его во многом подталкивало начальство.

В приговоре Витебского областного суда по делу Ерошевича (за 11 декабря 2009 года) приведены слова первого заместителя начальника ОВД Октябрьского района Витебска: «Работа отдела рассматривалась на заседаниях в УВД, обсуждалась работа каждого сотрудника отдела. Результаты работы Ерошевича были неудовлетворительные, за что тот привлекался к ответственности».

Вот еще один абзац из приговора: «За упущения в агентурно-оперативной работе и низкие результаты работы по линии наркоконтроля приказами начальника УВД Витебского облисполкома Ерошевич наказывался дисциплинарно 31 августа 2007 года, 9 ноября 2007 года, 1 августа 2008 года».

Невооруженным глазом видно, что проводить незаконные оперативные эксперименты милиционеров «стимулировали» некоторые старшие по званию. А если сотрудник на это не шел, не показывал результаты, то получал дисциплинарные взыскания.

Вячеслав Ерошевич так и не научился исполнять план на 200%, так и не вписался в систему и был переведен на должность обычного участкового. Но это не помогло ему избежать ответственности за правонарушение.

Кстати, есть вероятность, что к уголовной ответственности в будущем будут привлечены и другие люди в погонах.

Взгляд со стороны

Это уголовное дело называют историческим. Впервые милиционеров жестко осудили за незаконное проведение оперативных экспериментов. Поверьте, сделать это было сверхсложно.

За время работы к журналистам «Звязды» обращались десятки человек, которые жаловались на оперативные эксперименты: «Меня незаконно осудили, подбросили наркотики, вперли взятку…» И хотя у некоторых людей были твердые аргументы невиновности, готовить статьи в их защиту было сложно.

Но после таких разговоров делалось страшно: «оборотень в погонах» может искалечить судьбу приличному человеку без угрызений совести. Провести оперативный псевдоэксперимент, выдать пыль за кокаин, подброшенные деньги — за взятку, и на всю жизнь поставить на табе клеймо — «бандит», «наркоторговец», «взяточник».

Знаем, что попытки калечить судьбы людей незаконными оперативными экспериментами случались не только в ОВД Октябрьского района Витебска.

Несколько лет назад журналист «Звязды» писал материал об Андрее Огурцове, также жителе Витебска. Парню неожиданно заломали руки возле дома, как оказалось, сотрудники отдела внутренних дел на транспорте. Провели обыск в квартире, ничего не нашли. Но все равно обвинили в «незаконном обороте наркотиков». Парня спас суд Октябрьского района Витебска. Судья Сергей Ломако вынес оправдательный приговор.

Но сколько таких огурцовых не смогли доказать свою невиновность!
14:58 30/07/2010




Loading...


загружаются комментарии