Как белорусы остаются и без денег, и без квартир по вине чиновников

В «соцпакет» страшилок о зловещей российской действительности жирной прописью входят сказания о «черных» рейдерах, обманутых дольщиках и прочих нячэсных манипуляциях с объектами недвижимости, случающихся в России на каждом шагу. Не всех белорусов эти страшилки ввергают в ступор. Благодаря тесным контактам с местной действительностью некоторые из них давно перестали бояться чужих пугал, зная, что и в родных зеленях их понатыкано немало.

Еще в прошлом году три многодетные семьи из Борисова стали строить собственные дома. Начиналось все хорошо: райисполком выделил участки земли, банк дал льготные кредиты. Завершить строительство планировалось за несколько месяцев. Но вышло иначе. Сейчас на этих участках стоят лишь три коробки, накрытые крышей. Когда в них заселятся жильцы, не могут сказать ни райисполком, ни УКС, ни подрядная организация, ни сами семьи, пишет газета «Республика»

— Вот здесь будет детская, — показывает мне комнату десятилетняя Алла Русакова.

Ни полов, ни потолков здесь пока нет. Чтобы выглянуть из окошка, Алла встает на газосиликатный блок и хватается руками за подоконник. Ей бы очень хотелось жить в этом доме...

В семье Русаковых шестеро детей. Старшему —двенадцать лет, младшему — всего полтора годика. Семья большая, а живут в части дома без удобств, где даже сорока «квадратов» на восьмерых не наберется. Такие же стесненные жилищные условия и у двух других семей — Лукашук и Милюховых. У них по трое детей. У Милюховых к тому же один ребенок инвалид.

Все они, каждый в свое время, обратились в Борисовский райисполком с просьбой помочь им решить жилищную проблему. Семьям предложили участки под строительство домов в микрорайоне Север. Они с радостью согласились.

— Мы пришли в отдел архитектуры и строительства райисполкома, где нам дали папку с типовыми проектами и предложили выбрать проекты будущих домов в соответствии с тем количеством квадратных метров, в которых мы нуждаемся, — показывая чертежи, рассказывают мне Лукашуки, Русаковы и Милюховы.

Чтобы получить кредит, нужна была справка о стоимости строительства выбранных домов. За ней в отдел архитектуры и строительства первой обратилась Ольга Русакова. Знакомлюсь с документом с указанной суммой — 204,6 миллиона рублей. С ним Русаковы пришли в банк. Там отняли стоимость имеющегося у них своего жилья и выделили кредит в 175 миллионов рублей.

— Потом нас пригласили в исполком и представили подрядчика, который готов был за эту сумму выполнить строительство объекта, но без внутренней отделки, — рассказывает Ольга Русакова. — Мы с мужем были уверены, что для завершения дома нам не хватает тех 30 миллионов рублей, что отняли за счет имеющегося у нас жилья. Чтобы еще больше удешевить работы, в процессе строительства мы отказались от обкладки кирпичом.

Дом должны были сдать в эксплуатацию в декабре 2009 года. Но к тому времени деньги закончились.

Ситуация сложилась тупиковая. В соответствии с Указом № 120 каждая из семей вправе рассчитывать на госпомощь по погашению льготных кредитов: Русаковы, у которых более пяти детей, — в размере 100 процентов, Лукашуки и Милюховы — 50 процентов. Но только после того, как дома введут в эксплуатацию. Если же они не будут достроены, кредиты семьям придется выплачивать самостоятельно уже в 2012 году. Но уже сейчас очевидно: к этому сроку завершить строительство им не под силу. Ситуация усугубляется каждый день: чем больше затягивается стройка, тем выше ее стоимость. У тех же Русаковых, например, в справке за май значится уже 322 миллиона рублей.

— Мы выдаем справку, подтверждающую оценку готовности дома, и каждый раз пересчитываем сумму согласно действующим повышающим коэффициентам. Если они изменяются, изменяется и стоимость, — пояснил начальник отдела архитектуры и строительства Борисовского райисполкома Сергей Лорин. — Когда изначально семьи выбирали дома, они долго изучали типовые проекты, под каждым из которых стояла типовая смета, разработанная проектным институтом, где все расписано. Другое дело, что они подошли к этому безответственно. Будущие собственники сами должны были просчитать и выбрать такие проекты, чтобы оставался даже некоторый денежный резерв, который бы пошел на погашение тех же повышающих коэффициентов. Но они об этом не позаботились. Другой момент — их отношения с подрядчиком. Они заключали договоры, прописывали все нюансы и должны были следить за выполнением договорных обязательств. И если их что-то не устраивало по срокам либо по стоимости, они могли подрядчика поменять.

Своим видением ситуации с «Р» поделилась и строительная организация, возводившая дома.

— Некоторые кивают в нашу сторону и говорят, что это, наверное, подрядчик завысил цены, поэтому стоимость домов возросла. Но могу сказать, что нас проверил Борисовский УКС и нашел завышений только на 200 тысяч рублей, и то мы объяснили, чем это было обусловлено, — прокомментировал Александр Игнатчик, главный инженер ЧУП «Строитель села». — Есть понятие финансирования квадратного метра по нормативам стоимости жилья типовых потребительских качеств. Эти деньги им и выделил банк. В начале строительства мы объяснили семьям, какой перечень работ выполним за эту сумму, и это прописано в договорах. Свои обязательства мы выполнили. Я думаю, что таких проблем бы не возникло, если бы людям изначально предложили типовой проект дома для многодетных, который уже был обкатан на других стройках, и семьи бы точно знали, что двухсот миллионов рублей, например, им на все про все хватит. А так получается, что им предложили проекты, несоразмерные имеющимся деньгам. У Русаковых, например, три квадратуры. Причем первый этаж — подвал на весь дом, который, естественно, учитывается в метраж и в стоимость. Это, согласитесь, не первая необходимость.

Эти три многодетные семьи — одни из первых в Борисове, кому предложили не вступать в ЖСК, а строить собственные дома. Хотели — и это очевидно — сделать как лучше. Но все-таки складывается такое впечатление, что оркестр остался без дирижера. И сейчас кивать друг на друга и выяснять, кто виноват в сложившейся ситуации, мне кажется, нет смысла. Но очевидно и то, что оставлять эти семьи один на один с проблемой нельзя.


«Мы живём на положении бомжей»

Еще более возмутительную ситуацию описывает  «белГазета».

В 1980-е гг. прошлого века, когда пресловутый квартирный вопрос в нашей республике стоял на порядок острее, чем сегодня, предприятие «Бобруйскагромаш» предложило своим работникам, нуждающимся в улучшении жилищных условий, выгодную сделку: построить квартиры, что называется, «напополам». Николай Окрут был одним из первых, кто клюнул на это предложение: «Завод расписал нам такой вариант: они возводят «коробки», а все остальное - полы, штукатурка, отделочные работы - берут на себя жильцы. Правда, при этом нужно было отказаться от очереди на квартиру. А очереди тогда были огромные, вот я и согласился на коттедж». Вместе с Николаем вручить жилищную судьбу строительной фортуне решили еще 28 человек.


Однако в экономическом плане времена были не самые жирные - строительство «коробок» то начиналось, то стопорилось. Худо-бедно отстроенные стены будущим жильцам предъявили только к 1993г. Ни внутренней отделки, ни коммуникаций в них еще не было - частично эту работу должны были проделать сами жильцы, чем они и занимались с 1993г. по 2001г.


В 2001г. был создан кооператив индивидуальных застройщиков (КИЗ), с каждым из членов которого РУПП «Бобруйскагромаш» заключило договор о совместном строительстве с последующей передачей квартир в собственность. Для застройщиков это была последняя хорошая новость - дальше пошли сплошные косяки.

В сентябре 2001г. Бобруйский горисполком принял решение об утверждении актов приемки домов. Приняты они были со множеством недоделок - без воды, без света, без газа, со строительными огрехами, а членов КИЗ к участию в приемке даже не пригласили. Застройщики недоумевают: «Как можно было утвердить приемку, если масса недоделок до сих пор не устранена?» Устранять недоделки жильцам опять-таки пришлось за свой счет.

В марте 2005г. РУПП «Бобруйскагромаш» было преобразовано в открытое акционерное общество согласно договору безвозмездного пользования, заключенному между ним и Минпромом: «Наши квартиры были внесены в этот договор без учета вложенных нами средств и труда, но ни одна из ответственных служб предприятия об этом нас даже не уведомила».

С сентября жильцы начали обращаться в Бобруйский филиал агентства «Могилевгосрегистр», чтобы оформить квартиры в собственность. Но когда все пошлины были уплачены, а документы сданы, застройщиков ждал сюрприз: «Предприятие не выдало филиалу акты приемки-передачи квартир, и нам было отказано в регистрации собственности».

Застройщики было вздрогнули, но большие начальники бросились их успокаивать: «Несколько раз проводились собрания, на которых присутствовало и руководство завода, и представители горисполкома. Нам постоянно твердили: не волнуйтесь, это всё будет ваше. Согласно договору, мы должны были выплатить стоимость «коробок» по их остаточной балансовой стоимости. Деньги мы отдали, но паспорта на квартиры так и не получили».

Потеряв терпение, члены кооператива обратились в суд, но первое же заседание повергло их в шок: «На суде - в нарушение законодательства, т.е. не уведомив нас заранее, - нам предъявили встречное исковое заявление от завода и горисполкома о признании наших договоров недействительными. И суд удовлетворил этот иск, а наши договоры признал ничтожными - завод, мол, не имел права заключать их без разрешения министерства. Представляете? Нас несколько лет успокаивали - не волнуйтесь, вкладывайте деньги, а когда мы деньги вложили, у нас фактически отобрали жилье!»

Кстати, это были годы, когда вопросы строительства в городской администрации курировал небезызвестный Сергей Волеватый, чье местонахождение сегодня пытаются выяснить белорусские правоохранители: «В горисполкоме нам расписали другой вариант передачи квартир в собственность - путем приватизации. То есть жилье, которое мы построили, считай, за свои деньги, нам предложили выкупить еще раз. Мы стали возмущаться, но эти товарищи пригрозили: «Будете возникать, насчитаем вам 60 миллионов! А если поторгуемся, можем и уступить».

Члены кооператива торговаться отказались и решили судиться дальше. Они прошли все круги государственного ада - от областного суда до Верховного, от прокуратуры до госконтроля - но практических результатов эти хождения не имели: «На словах все соглашались, да, вы правы, а отписки давали, что всё, мол, по закону. В итоге мы живем сегодня чуть ли не на положении бомжей. Куда ни пойдем - в поликлинику ли, на почту ли - нигде мы не числимся. Выборы были - так нас даже не пригласили».

В свое время несколько жильцов все же согласились приватизировать квартиры в коттеджах, но те, кто решился на это после судебных мытарств, столкнулись с очередным препятствием: «Когда мы пошли на уступки, нам сказали, что теперь эти дома - ведомственное жилье, и приватизировать его запрещено. О как! Оказывается, все эти годы мы вкладывали свои деньги в строительство «ведомственного жилья». Возникает вопрос: а как же те, кто не ходил по судам, умудрились его приватизировать? И почему им можно, а нам нельзя?»

Как вариант застройщикам предлагают заключить договоры найма, что вызывает у них бурю негодования: «Мы вбухали в это жилье столько денег, а теперь еще и нанимать его должны?»

На вопрос, сколько именно вбухано в горе-строительство, члены кооператива тяжело вздыхают. Например, Екатерина Корозо утверждает, что за эти деньги она могла бы купить две двухкомнатные квартиры. Свое справедливое возмущение застройщица подкрепляет размышлениями в лучших традициях социальной философии: «Эти коттеджи начали строиться еще во времена Советского Союза, на них выделялись огромные суммы. Нам же отдали сущие развалины. Такое ощущение, что для госбюджета это была черная дыра, а для кое-кого - золотое дно. Неплохо бы поинтересоваться, куда делись денежки. А то понастроили себе дач под Минском, с гаражами и евроремонтами, а нам достались развалюхи, где мы все сделали сами, но в итоге остались у разбитого корыта».

«ВЫХОДИТ, ОБМАНУЛИ ПРЕЗИДЕНТА!»

В своих хождениях по мукам несостоявшиеся собственники заглядывали не только в Верховный суд и Комитет госконтроля. По словам застройщиков, обращались они и в администрацию президента:«Позвонили сначала. Женщина, которая курирует Могилевскую область, сказала нам: «Приезжайте, поможем». Приехали, но нас приняла уже другая сотрудница, и настроение у нее было другое. Чего, говорит, вы приехали жаловаться на лучших работников горисполкома? Мы возмутились: это кто лучший, Волеватый, что ли? Она тогда нас пугать начала: будете тут шуметь, вызову наряд милиции, и вас заберут».

Застройщики утверждают, что в свое время ситуация с коттеджами была на контроле у главы государства, однако «руководство завода отчиталось перед президентом, что все нормально и все довольны. Выходит, обманули президента! Неужели президенту наплевать: живут люди или не живут, умерли или не умерли?»
15:09 30/07/2010




Loading...


загружаются комментарии