Киднеппинг в Бресте

Мужчина вывез на Кавказ крошечную дочь брестчанки. Милиция знала о его намерениях украсть ребенка, но ничего не предприняла.

Киднеппинг в Бресте
Об этой истории рассказала газета «Вечерний Брест».
 
Молодая мама гуляла с маленькой дочкой во дворе своего дома, когда кто-то окликнул ее. Узнав голос мужа, женщина обернулась. В тот же миг ее глаза обожгла едкая жидкость, которой мужчина брызнул ей в лицо из баллончика. После чего выхватил ребенка и резво бросился к автомобилю, стоявшему у подъезда. Женщина стала громко кричать, сквозь пелену слез она увидела рванувшую с места машину, побежала за ней, но силы оставили, и мама рухнула, как подкошенная. Уже в следующее мгновение автомобиль, увозивший ее кроху, скрылся из вида...
 
Это вовсе не сюжет кинофильма. Именно такая драма разыгралась в Бресте, в одном из дворов на ул. Московской.
 
Суженый был ряженым
 
А как все замечательно начиналось! Со своим будущим мужем брестчанка Юлия (имена в статье из этических соображений изменены. – Авт.) встретилась в Москве, когда училась на первом курсе одного из вузов. Новый знакомый красиво ухаживал, казался таким галантным, внимательным и заботливым. Зрелому мужчине не составило особого труда вскружить голову вчерашней школьнице. Юля была совершенно очарована, но любовь оказалась зла... Правда, тогда она и представить себе не могла, что ее суженый еще и ряженый – совсем не тот человек, за которого себя выдает.
 
Они оформили брак и стали жить вместе на съемной московской квартире. Доверчивая девушка слишком поздно поняла: возлюбленный обманывал ее с самого начала…
 
Ингуш Ильяс, имеющий российское гражданство, при знакомстве с ней назвался Сергеем. Он преднамеренно скрыл свой возраст, сказав, что ему чуть за тридцать, хотя на самом деле было уже за сорок. В состоянии счастливого неведения Юля пребывала на удивление долго. Клубок лжи начал распутываться, только когда с глаз девушки спала пелена влюбленности. Тогда всплыли такие факты: по неизвестным причинам ее благоверный сменил фамилию, у него уже есть двое детей, которые с их мамой живут в Европе, скрывая от него свое место жительства.
 
«Слежка и психологическое давление были тотальными»
 
Некоторое время совместная жизнь новобрачных была безоблачной. Но все изменилось, когда Ильяс узнал, что Юля беременна, точнее, когда УЗИ показало: родится девочка. Он закатил жене жуткую истерику, нисколько не стесняясь присутствия медперсонала. Молодая женщина с содроганием вспоминает, как муж ей с ходу заявил, что ему нужны только сыновья, наследники, а дочку он отдаст кому-нибудь на воспитание. С этого момента жизнь с ним, по словам Юлии, стала невыносимой: скандалы, угрозы, муж запрещал ей даже по телефону общаться с ее родными. Когда дочке Яне исполнилось пять месяцев, Юля не выдержала издевательств и вместе с малышкой уехала в Брест, поселилась у своих родителей. У ребенка, как и у мамы, белорусское гражданство.
 
– Но и здесь супруг не оставил нас с дочкой в покое, периодически он наведывался в Брест, – говорит молодая женщина. – При этом никогда не интересовался, на какие средства мы живем и в чем нуждаемся. Денег на содержание ребенка не давал ни разу. Когда я вернулась домой, то сразу обратилась в суд с иском о расторжении брака и о взыскании алиментов. Но это заявление не рассмотрено до сих пор, потому что Ильяс от явки в суд уклонялся. Очередное заседание было назначено на 5 августа… Хотя я не противилась желанию мужа видеть ребенка, он обратился в отдел образования с просьбой разрешить ему встречи с дочкой. Вскоре заметила: куда бы мы ни шли, постоянно поблизости крутились лица кавказской национальности. Слежка и психологическое давление были тотальными. В каждый свой приезд муж требовал, чтобы я добровольно отдала ему дочь. В противном случае угрожал выкрасть Яну и поместить на воспитание в семью своего 85-летнего отца, живущего в Ингушетии.
 
«Мы сами подходили к водителям и просили открыть багажник»
 
В разговор включается мама Юли Лидия Петровна. Она полагает, что беды могло и не быть. Но никто не помешал зятю выполнить его угрозы.
 
– Обеспокоенные слежкой, в начале мая текущего года мы подали заявление в Главное управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Республики Беларусь по Брестской области, – сообщила женщина. – Однако правоохранители лишь убеждали, что в нашей стране похищение невозможно, упрекали нас в излишнем беспокойстве и ненужной перестраховке. Мы поняли, что рассчитывать на помощь и защиту с их стороны нечего. В целях безопасности Юля с дочкой переехала на съемную квартиру, но кавказец нашел их и там… Когда он увез малышку, номер авто похитителя запомнил молодой человек, проходивший мимо. Соседка, услышавшая в чем дело, без промедления вызвала милицию, однако это не дало результата. Мы с мужем возвращались из Минска и уже находились недалеко от Бреста, когда получили ужасное известие. На пункте взимания дорожных сборов «Федьковичи» попросили сотрудников милиции досматривать все проезжающие автомобили, сами подходили к водителям и просили открыть багажник. Позже мы распечатали фотографии внучки и предполагаемого преступника и раздавали их людям в надежде, что кто-то их видел. Найти ребенка по горячим следам так и не удалось… Не покидает ощущение, что со своей бедой мы остались один на один.
Справка
Похищение человека, или киднеппинг (от англ. kidnap «похищать»), – преступление против свободы личности, чаще ребенка. Квалифицируется как противоправные умышленные действия, направленные на тайное или открытое, либо с помощью обмана завладение ребенком, изъятие его из семьи, естественной социальной среды, перемещение его с места жительства с последующим удержанием помимо его воли в другом месте. Большей частью совершается из корыстных побуждений, а также шантажа или устрашения. В ситуации семейного конфликта похищение ребенка может производиться одним из родителей или ближайших родственников.
 
 
Кстати, уголовное дело по факту открытого похищения Яны было возбуждено только  через четыре дня после случившегося. Также Юлии сообщили, что по поводу причинения ей телесных повреждений (в областной больнице поставлен диагноз: химический ожог обоих глаз) решение о квалификации действий ее мужа следственными органами будет принято по окончании ее лечения в больнице.
 
По словам Лидии Петровны, события развивались так. Прибывшие к ним по звонку соседки сотрудники Московского РОВД взяли показания об обстоятельствах происшествия. У следователя Д. Гутова Юлия спросила о том, должна ли она составить заявление по факту похищения ребенка, но он сказал, что его писать не нужно, мол, все указано в ее показаниях. Похищение произошло в пятницу, а в понедельник пострадавшая первым делом обратилась в Московский РОВД, чтобы узнать, возбуждено ли дело, и услышала отрицательный ответ. В тот же день, 26 июля, по инициативе Юлии по данному факту у нее было взято объяснение Главным управлением собственной безопасности МВД по Брестской области. Сразу же составили и ходатайство прокурору области.
 
Только после этого было получено письмо за подписью начальника Главного управления по собственной безопасности, где сообщалось, что уголовное дело по факту похищения возбуждено. В связи с тем, что похититель смог уехать на территорию России, для его экстрадиции в Беларусь потребовалось оформление ходатайства об оказании взаимной правовой помощи. Как сообщили корреспонденту родные Юлии, следователь Московского РОВД Ю. Литвинчук, которая ведет дело, трижды отправляла этот документ старшему следователю. Но каждый раз начальство вносило правки и ходатайство возвращалось на доработку. В итоге документ был передан в Минск только 11 августа.
 
«В ответ рявкнул: “Не ваша проблема!”»
 
Зачем понадобилась уроженцу Кавказа дочь, от которой он, по сути, отказался еще до ее рождения? Спросить об этом у него самого сейчас невозможно. Юля считает, что Ильяс похитил ребенка, чтобы сделать больно ей… Мол, чтоб знала свое место. А еще, возможно, хотел таким образом загладить вину перед своим отцом. Ведь он сменил фамилию, полученную от родителя, и теперь в качестве компенсации может отдать ему свою дочь, которой, в лучшем случае, уготована участь служанки. Бабушка Яны убеждена, что похищение было спланировано зятем в целях шантажа их семьи. Думать так у женщин есть основания.
 
– Им движет что угодно, только не любовь к дочери, – считает Лидия Петровна. – Яночке всего один год и два месяца, она еще находилась на грудном вскармливании. Ее необходимо показывать врачу, делать прививки. С момента рождения ребенок ни разу не расставался с матерью, и, естественно, нахождение среди незнакомых людей отразится на ее здоровье и психическом состоянии. После похищения нам все же удалось дозвониться до Ильяса, мы попытались ему объяснить, чем кормить ребенка, каким должен быть режим дня, но он даже слушать не стал, рявкнув в ответ: «Не ваша проблема!» Сейчас у нас есть документальные подтверждения, которые удалось раздобыть самостоятельно, что, заметая следы, похититель в течение недели мотался туда-назад с маленьким ребенком в поезде Москва – Санкт-Петербург, что у него, судя по всему, есть 17-летняя сообщница… Не дай Бог никому испытать то, что выпало на нашу долю! Но мы не опустили руки, будем искать ребенка всеми способами.
 
 
 
15:03 24/08/2010




Loading...


загружаются комментарии