Какими станут белорусы через пять лет

Отвечая на вопрос: что такое гражданское общество, рядовой белорус сегодня изрядно путается в показаниях и вряд ли осознает роль этого явления в жизни отдельно взятой личности.

Флэш-мобы, "дорожные карты", распространение фальшивок GONGO и преодоление фобии альтернативы -- вот на чем будут строиться в ближайшую пятилетку отношения между гражданами, третьим сектором и государством в Беларуси.

-- Белорусское гражданское общество существует в несколько лучшем виде, чем в некоторых странах Восточного партнерства. Тем не менее оно до сих пор недостаточно организованно, -- ставит диагноз методолог Владимир Мацкевич.

Более конкретно оценить нынешний потенциал отечественного третьего сектора – задача не из легких. Ведь в Беларуси у общественных организаций очень короткая история и весьма непростые условия выживания.

В стране нет общепризнанных этических кодексов и стандартов в деятельности некоммерческих организаций, а также программ или агентств сертификации. Вряд ли уместно сравнивать то, что сейчас имеют белорусы, с общемировыми принципами деятельности общественного сектора. И даже с тем, каким был третий сектор в стране в начале 1990-х годов. Политолог Владимир Ровдо констатирует, что условия существования неправительственных организаций постоянно ухудшались и по сравнению со стартовыми возможностями "в Беларуси остались только некоторые элементы гражданского общества".

Лишь единицы из общественных организаций имеют в собственности помещения, а на счету -- деньги, которые могли бы приносить дополнительную прибыль. Отыскать финансирование внутри страны почти невозможно -- в Беларуси нет традиций благотворительности третьему сектору, к нему все еще относятся довольно-таки подозрительно. Нет стимулов и для спонсорства со стороны бизнеса. В результате, средства на содержание организаций и их деятельность приходят преимущественно от зарубежных доноров.

Негативное отношение власти, неблагоприятная правовая среда, отсутствие мотивации спонсоров и доноров, иждивенческие наклонности благополучателей, зависимость от зарубежного опыта и поддержки -- все это сформировало в Беларуси специфический общественный сектор со своими моделями поведения.

-- Даже если за ближайшие пять лет среда в стране изменится в благоприятную сторону, понадобится длительное время для того, чтобы преодолеть последствия текущего периода, -- резюмирует координатор тематической группы Программы поддержки Беларуси Федерального правительства Германии Раиса Синельникова.

Может ли общественный сектор вообще исчезнуть?

На ближайшую пятилетку руководитель рабочей группы по созданию Ассамблеи неправительственных демократических организаций Сергей Мацкевич видит для гражданского общества Беларуси вот какую опасность:

-- Если часть общественных организаций будет сотрудничать с руководством страны по мелким темам, не обращая внимания на то, что не решаются такие базовые вопросы, как свобода слова, выбора, право на ассоциации, то третий сектор разделится на ярых противников властей и тех, кого они назовут "хорошими".

Эксперт не исключает, что государство будет активно создавать псевдообщественные структуры.

-- Сейчас у нас есть несколько крупных общественных монстров, которые являются продолжением инфраструктуры государства, и ряд более мелких GONGO (так иронично называют в мире "государственные негосударственные организации, которые поддерживают власть и получают финансирование из госструктур), но их количество может увеличиться, -- прогнозирует Сергей Мацкевич.

И все же он не думает, что потребность в неправительственных организациях исчезнет.

-- Конечно, часть функций НГО может перейти к местному самоуправлению, но те проблемы, решение которых потребует долгосрочных действий, вызовут формирование общественных объединений. Власть – это такой структурированный и немобильный инструмент, что потребность в них будет существовать всегда, -- убежден эксперт.

Семь лет назад о кампании "Будзьма!" белорусы могли только мечтать

Председатель Международного консорциума "ЕвроБеларусь" Влад Величко видит повод для оптимизма в наметившейся среди представителей белорусского третьего сектора тенденции к осмыслению собственной роли.

-- Если 1990-е (и даже 2000-е) годы прошли под знаком самоопределения организаций, то сейчас они уже доросли до понимания того, что их существование – это не самоцель, а всего лишь средство для определенных социальных изменений. Они научились идентифицировать проблемы и мобилизовывать возможности, чтобы ситуация изменялась даже в наших не очень простых условиях, -- убежден лидер "ЕвроБеларуси".

По оценке экспертов "Завтра твоей страны", сегодня лишь 5% населения Беларуси в той или иной степени имеют отношение к гражданскому обществу, то есть, не отождествляя себя с властью и государством, чувствуют личную ответственность за решение общественных проблем.

-- Такой низкий процент активных людей аномален для любого общества, которое стремится к развитию, -- отмечает Влад Величко. -- С другой стороны, мы имеем такие проявления гражданской инициативы, как стихийные акции, флэш-мобы. И эта активность будет расти. Игнорировать ее уже невозможно.

Достаточно вспомнить такие стихийно организованные кампании, как общественные инициативы по недопущению увеличения пошлин на подержанные иномарки или в связи с ростом цен на бензин.

-- Эти примеры показывают, что даже неангажированные третьим сектором граждане стали использовать возможности влияния на государство. Круг этих людей расширяется, -- подчеркивает Влад Величко. -- Результаты, может быть, не настолько значительны, но ведь еще 5-7 лет назад, например, о таких кампаниях, как "Будзьма!", мы могли только мечтать.

Третий сектор-2015

Белорусские общественные объединения, по словам Сергея Мацкевича, знают, к чему стремиться в перспективе. Совместными усилиями они разработали план "дорожных карт".

-- Реализовать их не так уж и сложно, поскольку такой вариант развития гражданского общества прописан в европейских и международных документах. Не так уж много изменений нужно внести в законодательство, чтобы достичь правовых норм для обеспечения прав и свобод, которых сейчас так не хватает общественным организациям, -- отмечает эксперт.

Влад Величко прогнозирует кардинальное изменение уровня самоорганизации гражданского общества -- от отдельно действующих акторов до наращивания роли сектора в целом.

-- И уже гражданские субъекты будут определять для политических, что такое хорошо и что такое плохо. Восточное партнерство является одним из самых успешных примеров того, как это может происходить, -- подчеркивает лидер "ЕвроБеларуси".

Он убежден: к 2015 году белорусский третий сектор созреет для того, чтобы заниматься не только вопросами, которые связаны с политикой и устройством общественных отношений, но и тем, что пока считается прерогативой государства: экономикой, энергетикой, энергосбережением.

-- Через пять лет у общественного сектора будут свои наработки, свои эксперты, свои предложения в тех сферах, которые отражаются на благосостоянии белорусских граждан, -- уверенность эксперта базируется на том, что в других странах организации, чья деятельность связана с экономическими интересами граждан, являются самым значимым сегментом третьего сектора.

В Беларуси же это пока лишь общества защиты прав потребителей да бизнес-ассоциации.

По прогнозам Сергея Мацкевича, возрастет потребность в независимых профсоюзных организациях. Правозащитные организации не прекратят свое существование, но станут специализированными: заниматься конкретно земельным или трудовым правом, и в меньшей степени тем, что вынуждены делать сейчас – например, наблюдать за выборами, поскольку для выполнения этих функций будут созданы специальные организации избирателей, как на Украине.

Если на первом этапе образовательные организации будут достаточно активны, то потом, когда элемент общественного образования начнет применяться в школе, потребность в таком количестве подобных организаций отпадет. По прогнозам экспертов, более востребованными в Беларуси будут социальные организации.

-- Однако ожидать к 2015 году бума в сфере предоставления социальных услуг общественными организациями по заказу государства не очень реально: надо время на принятие нормативных документов, механизмов их реализации и пробное заключение контрактов, -- отмечает Раиса Синельникова, которая одной из первых в стране начала продвижение идеи государственного соцзаказа. И хотя сегодня говорить о том, как он будет выглядеть, пока рано, эксперт уверена, что «это будет серьезный шанс для организаций, работающих в социальной сфере». Внедрение социального заказа будет свидетельствовать о признании властями неправительственного сектора как легального партнера, имеющего право не только на существование, но и на реализацию социальных программ.

Альтернатива – это не страшно

В связи с кризисом и сопутствующими политическими факторами установка белорусов на то, что государство способно решить все проблемы, за последние два года серьезно пострадала. Возможно ли, чтобы к 2015 году власти делегировали часть своих функций третьему сектору как своему партнеру? На этот вопрос, который волнует многих активных белорусов, Раиса Синельникова отвечает положительно, но с оговоркой.

– Но для этого надо, чтобы нормативные акты, которые планируется принять в ближайшее время, разрешали общественным организациям получение дохода от деятельности, вводили понятие организаций общественной пользы и специальный статус таких организаций, налоговые стимулы для благотворителей. При этом нужно, чтобы и сами организации сделали свою работу более профессиональной, -- отмечает эксперт.

Общественные организации способны создавать такой баланс государственного управления, когда власти не отрываются от людей. Такой механизм взаимодействия будет менять все общество.

-- Но ожидать ощутимого прогресса в этом направлении уже к 2015 году не приходится, -- сразу же упреждает от иллюзий Влад Величко. – Процесс изменения сознания людей еще более инертен, нежели формирование гражданского общества.

Весомым результатом, с его точки зрения, можно будет считать уже то, что белорусы перестанут бояться альтернативы.
13:47 01/09/2010




Loading...


загружаются комментарии