Родина пусть подождет 1

Из Беларуси уезжают тысячи женщин. Кто по краткосрочной визе, кто – навсегда. Главная причина, чтобы покинуть страну, где практически невозможно быть экономически независимой, – деньги.  

Родина пусть подождет
Анжела, красивая молодая женщина из Беларуси, в свои 22 года побывала на Кипре, в Турции, Китае, Японии, на Филиппинах, в Малайзии, Сингапуре, Таиланде и Бахрейне. Ей нравится путешествовать в поисках новых приключений – "пусть подождёт пока Беларусь".
 
Вклад иммигранток и иммигрантов в развитие любой страны огромен. Они приносят с собой не только труд и умения, но и культуру, язык, навыки общения и поведения, а также оригинальный образ жизни, обогащая и продвигая вперёд культуру большинства. Адаптация к новым условиям и среде требует гибкости мышления, открытости, уверенности в себе, предприимчивости и способности к компромиссам. Реализации этого богатого человеческого потенциала препятствует неравенство, господствующее на мировом рынке труда, пишет сайт "Новая Европа".
 
"Я работаю на сцене, меня за границей больше ценят, чем здесь"
 
Когда белорусске Анжелике пришлось год проработать в танцевальном шоу на международном туристском крейсере (где она оказалась единственной русскоязычной в команде, о чём её не предупредили заранее), Анжела сумела использовать эту непростую ситуацию себе на пользу: научилась "почти со всеми уживаться" и подтянула английский.
 
По возвращении из-за границы в Беларусь на неё часто оказывают психологическое давление друзья, не принимающие амбициозности и независимости молодой женщины: "Ты должна работать здесь, завести трудовую книжку, ты принадлежишь государству, найди себе мужика, езди на автобусе. Ты проматываешь свою жизнь, устаёшь, морально стареешь. Оставайся здесь".
 
Она, родившаяся в эпоху латекса, противозачаточных средств 4-го поколения и киберсекса, призналась, что мечтает о том, что её когда-нибудь "кто-нибудь остановил… Я хочу, чтобы у меня были детки, мальчик и девочка, стабильная работа, чтобы я классно где-то висла".
 
"При пересечении границы мне говорят: едешь работать танцовщицей – тогда твои коленки будут вместе только в самолёте"
 
"У нас страна, которая тяжело выпускает своих людей – половина ездит нелегально, никто не хочет платить налоги. Танцовщица, едешь за границу – либо ты стриптизёрша, либо проститутка. Я довольно открытого плана человек, если бы занималась проституцией, не скрывала бы этого. Люди, вешающие ярлыки, сами под ними всю жизнь и прожили. У меня анархические мозги".
 
Когда я спросила её о случаях сексуального домогательства, она рассказала, что в Беларуси сталкивается с ними гораздо чаще: один босс прямо при жене как-то сказал: "Давай, будешь моей любовницей". На консумацию, сопровождение мужчины определённое количество часов на официальном мероприятии для создания иллюзии сексуально успешного делового человека, она бы не согласилась: "Не мой уровень". Анжела – человек сцены.
 
Она нашла работу танцовщицы в Дрездене в цирке "Саррасани" через одно харьковское агентство. Предлагали приличные по белорусским меркам деньги. Однако работа в организованном известной династией цирке с более чем 130-летней традицией – куда принято брать на краткосрочный контракт симпатичных молодых девушек из стран Восточной Европы и Азии – не ограничивалась только сценой. Семейная пара, заправляющая этим бизнесом, требовала от уставших танцовщиц после того, как те уже отработали полную программу, общения с высокопоставленными клиентами поздно вечером и ночью, грозя увольнением.
 
Атмосфера в Дрезденском цирке была накалена до предела постоянными придирками по поводу работы, внешности и личной жизни девушек, а также закулисными интригами, скандалами и насилием. Свободолюбивая Анжела возмутилась и попыталась объединить недовольных девушек. Тогда её избили на глазах у всех и уволили без выходного пособия. Не зная немецкого языка, законов и не обладая опытом борьбы за свои права, она вышла из этой неравной борьбы проигравшей. Но не сломившейся – гордая девушка из Минска посмела бросить вызов одному из сильных игроков рынка развлечений в ФРГ, делающего деньги на эксплуатации образа покорной красавицы (в апреле рекламными билбордами цирка был завешен весь Берлин).
 
Опыт Анжелы показывает, что бороться в одиночку за свои права за границей, когда реальной помощи искать не от кого, женщинам очень тяжело. Не сдаваться перед дискриминацией со стороны работодателей и бороться за равную оплату труда помогает взаимовыручка и обмен информацией между женщинами-иммигрантками. Рано или поздно фокусы цирка "Саррасани" не пройдут ему даром.
 
"Если бы в Минске осталась, спилась бы"
 
Для доброжелательной и сдержанной Екатерины, которую внешне можно принять за немку, Германия означает стабильность и уверенность в будущем. Она уверена, что в ФРГ её гражданские права лучше защищены. Здесь у неё семья – муж и двое детей. Она медсестра в больнице небольшого городка, на работе к ней относятся уважительно. Приходится тяжёло и много работать, начальники требовательные.
 
Среди причин иммиграции она в первую очередь называет экономические: "Зачем тебе куда-то ехать, если у тебя прекрасная работа, ты обеспеченная, и у тебя нет страха за своих детей, будущих и настоящих? Женщины в основном едут за границу создавать семью. В Беларуси большинство мужчин пьют". Как человек с медицинским образованием, она должна понимать, что алкоголизм – патологическое состояние, вызванное множеством факторов, и отсутствие жизненных перспектив и веры в себя – одни из главных.
 
"Когда я впервые попала в Германию, в декабре, в Минске в магазинах была только картошка и лук. В Гамбурге была свежая клубника"
 
Желание уехать из Беларуси у неё появилось, когда она впервые побывала за границей в рамках обмена опытом между больницами Беларуси и Германии, тогда она работала в самом тяжёлом отделении: "Это был первый выезд за границу, если не считать Польши, куда ездили с "челноками", продавали стиральные порошки. В больнице денег, которые я зарабатывала, хватало на пропитание, но не всегда, да и купить было нечего".
 
В Германии она познакомилась с мужчиной, они начали встречаться, позднее он оформил ей вызов. Когда она уезжала, пришлось пройти через волокиту оформления документов, поскольку "каждый бюрократ считал себя чуть ли не генералом". Они расписались, через три года родился первый ребёнок. По началу она не могла устроиться официально, работала по-чёрному. Полгода пришлось проработать в больнице бесплатно, чтобы подтвердить беларусский диплом.
 
Сегодня в ФРГ у этой самоотверженной 42-летней женщины нет особенных перспектив: всё, чего она хочет, это заработать пенсию, вырастить и поставить на ноги детей. В то время как в немецкой системе здравоохранения и обслуживания людей с психофизическими особенностями работает много иммигранток и иммигрантов, их продвижение по службе крайне затруднено: подтверждать квалификацию и получать новую приходится за свой счёт: "Я должна деньги зарабатывать, учиться не могу, а без учёбы никакой карьеры".
 
Многие женщины-иммигрантки, работающие в этой области, соглашаются работать сверхурочно за стандартную оплату: найти работу им сложнее, чем тем, у кого есть немецкое гражданство. Выходцы из бывшего СССР гораздо сильнее трепещут перед начальством, чем их немецкие коллеги. Часто их круг общения ограничивается семьёй, они не вступают в профсоюзы и общественные объединения и не осознают ситуации дискриминации, в которой находятся.
 
Екатерина выполнила "женский долг" перед новой родиной, находящейся в демографическом кризисе. Теперь двоих детей и мужа ей приходится тянуть на себе: "У меня муж уже пятый год без работы сидит, его сократили. Я содержу семью. Денег на жизнь хватает, мы живём по средствам". О своём будущем она говорить отказалась.
 
По данным "Eurostat", статистического агентства ЕС, Германия находится на третьем месте в мировом рейтинге иммиграции после США и России, и на первом в ЕС. По данным отчёта ООН "Политика миронаселения" за 2005 г. в ФРГ проживало более 10 млн иммигранток и иммигрантов, что составляло 12,31 % населения страны. Официальная статистика немецкого правительства, впрочем, несколько отличается. По данным Федерального ведомства статистики (Statistisches Bundesamt), на 2005 г. иммигранты составляли 8,8 %, а в 2007 – 8,9 % населения страны, из них на женщин приходилось около 40 %. Нелегальная иммиграция в эту статистику не включена.
 
 
 
15:29 01/09/2010




Loading...


загружаются комментарии