Андреевна любит селедку, пьет чернила, живет – в туалете

Анна Андреевна живет в одном из общественных женских туалетов Гродно два года. Она занимает две кабинки уборной офисного здания по улице Советской, 31. Два месяца женщина стонет от боли: у нее после травмы гниют пальцы и стопа.

Андреевна любит селедку, пьет чернила, живет – в туалете
Однако вывести ее из туалета никто не может: ни бригада скорой, ни участковый.
Андреевну, так ее называют в народе, боится даже налоговая, технадзор и горисполком – их кабинеты располагаются в этом же здании среди остальных фирм. Выселить ее никто не смог. Историю с необычной квартиранткой корреспондент "Вечернего Гродно" узнала от коллег из рекламного отдела, их офис находится по этому же адресу.
 
Побила девушку из налоговой
 
Оказалось, в последнее время ситуация накалилась до предела. Соседство с Адреевной стало опасным: люди боятся заразиться и в туалет не заходят. "Скорее всего, у нее гангрена ноги. В уборной от этого стоит вонь. Моется женщина в общем рукомойнике, повсюду стафилококк", – рассказала Алена, которая работает в кабинете РУП "Белбланкиздат".
 
Жительница туалета и раньше доставляла неудобства. Просто, когда Андреевна выпивала, шла в разнос. О том, что она уже "приняла", сообщал и мат, и коронная фраза "Пипец, Армагеддон!", доносившиеся со стороны жилища. И тогда ожидать можно было чего угодно. Однако "своим" Андреевна долгое время позволяла справить нужду, но несколько месяцев назад побила девушку из налоговой инспекции.
 
Правда, уже как два месяца квартирантка не показывает свой буйный нрав и около недели не выходит из уборной вовсе. А "крепкий" лексикон сменили стоны умирающего человека. "Мы думаем, что она скончается прямо в кабинке – человек гниет", – переживают очевидцы.
 
Вызывали скорую: вначале Андреевна выходить отказывалась, затем, правда, покинула апартаменты для осмотра. Ей обработали раны, но она отказалась от госпитализации. Как рассказала работница одной из фирм Татьяна, представители организаций обращались в милицию, санитарную и социальные службы, чтобы Андреевну куда-нибудь определили. Но все бесполезно.
 
Квартирантка любит селедку и носит брюки
 
Выселить Андреевну не так просто. Замки от двери со стороны внутреннего двора она специально испортила, чтобы возвращаться в любое время. Работники офисов за два года выучили распорядок дня Андреевны, ее вкусовые предпочтения и даже поздравляли с 60-летним юбилеем 17 августа. "Очень любит селедку, зубов-то то у нее нет. Не всю одежду, которую ей приносят, возьмет: предпочитает носить брюки. Водку не пьет, только плодово-ягодное вино…", – поделилась своими сведениями Катерина, сотрудница рекламного отдела "Вечёрки".
 
Когда корреспондент наведался в жилище Андреевны около пяти вечера, ее еще не было. В последние дни ей стало легче, и постоялица начала выходить из туалета. А ежедневный маршрут женщины известен всем сотрудникам офиса. "На улицу идет около полудня, собирает бутылки, потом сдает их в пункт приема стеклотары по улице Большая Троицкая или в микрорайоне Девятовка. Затем покупает бутылку в магазине "Крышталь" и возвращается в туалет, – рассказывает Катя, работающая в этом здании. – Спит женщина на стуле в кабинке рядом с окном, где когда-то стоял унитаз. В другой кабинке хранит свое добро – вещи и ящики для тары. У входа кладет влажную тряпку, чтобы посетители не следили".
 
Оказалось, Андреевна читает каждый номер "Вечёрки". Когда мы разговорились, собеседница представилась – Анна Андреевна… "Фамилия почти как у президента Югославии", – уточнила женщина.
 
Она рассказала, что бомжует 15 лет, а прописана до сих пор в родительском частном доме по улице Весенней. Там с семьей живет ее брат. Анна Андреевна трудилась рабочей на гродненских заводах. У нее трое, теперь уже взрослых детей, которые выросли в интернатах. Их она оставляла, когда расходилась с сожителями. Оказалась на улице, когда убили ее последнего возлюбленного. До того, как нашла туалет по улице Советской, ночевала в подъездах.
 
Каждый имеет право бомжевать
 
– Подходил к ней с участковым. Оказалось, милиция сделать ничего не может, наказания за тунеядство у нас нет: каждый имеет право быть бродягой и жить, как хочет, если не совершает правонарушения. А по закону в ее действиях нет ничего плохого. Хотели оформить ее в центр "Психиатрия-наркология", как страдающую алкоголизмом, но она оттуда на следующий день сбежала, – пояснил и.о. директора центра социального обслуживания Андрей Щерба.
 
Выяснилось, что и принудительно лечить гангрену ей тоже не будут. Без согласия пациента оформляют в больницу по решению суда или если недуг человека опасен для общества – СПИД или психиатрическое заболевание. Впрочем, даже при желании Анне Андреевне окажут помощь только при наличии паспорта, которого у нее нет.
 
Оказалось, получить документ не так просто. Бесплатный паспорт помогают делать сотрудники дома ночного пребывания для лиц без определенного места жительства по улице Карского. Однако на него могут претендовать только те бродяги, которые оформлены и ночуют в этом заведении. Но для Анны Андреевны вход сюда пока закрыт. "Мы регистрируем только полностью здоровых людей, они проходят комиссию в поликлинике №5", – пояснил заместитель директора дома ночного пребывания Иосиф Панасюк.
 
В отделении по гражданству и миграции Ленинского РОВД пошли навстречу. "Наши сотрудники могут прийти к ней в туалет, сфотографировать и заполнить документы. Правда, надо, чтобы она подписала просьбу, чтобы ее освободили от уплаты госпошлины", – пояснила врио начальника ОГМ Ленинского РОВД Инна Щурская.
 
Впрочем, даже если квартирантка получит паспорт, нет уверенности, что пойдет в районную администрацию оформлять пенсию и обратится к врачу. По словам начальника управления по труду, занятости и социальной защиты горисполкома Дмитрия Кулака, женщина может стать на очередь в дом-интернат для престарелых людей и инвалидов. Однако на него сегодня претендуют 34 человека, и, как ни печально, новых посетителей берут тогда, когда кто-то умирает.
10:54 02/09/2010




Loading...


загружаются комментарии