Искать правды у Макея - бесполезно

Глава Администрации президента Владимир Макей периодически проводит так называемые мониторинги жалоб и работы чиновников с населением. Однако людям, отчаявшимся найти справедливость в иных инстанциях, решить проблемы с его помощью все равно не удается.

Искать правды у Макея - бесполезно
Люди из разных уголков Беларуси поведали "Еврорадио" свои истории борьбы с местными чиновниками, а также рассказали о том, как "помог" им в этом глава Администрации президента.
 
Для людей, в поисках правды прошедших путь от районных судов и местных администраций до Генпрокуратуры и Верховного суда, обращеник к Макею – чуть ли не последний шанс добиться решения своей проблемы. Но...
 
В 1999 году шестнадцатилетняя Вера, дочь живущего в Солигорске Николая Лебедя, поступила в Новогрудской торгово-экономический колледж. Но не проучилась и полгода, как неожиданно погибла. По официальной версии — в автоаварии. По мнению Николая — дочь стала жертвой "кореличской банды": "Мою дочь отвезли в деревню Озерцы. Там есть бараки в лесу. Ее там изнасиловали и разбили голову. Две дырки в голове — 3,5 на 7 и 4,5 на 11 сантиметров. И разыграли автоаварию. Написали, что дочь погибла, так как сидела в эпицентре удара. А удар был в заднее колесо. Это произошло 13 февраля 2000 года. И как нам, родителям, было смотреть на все это — мы вещи ее забрали, а юбка порвана, на ней сперма, на колготах, на трусах..."
 
Человека, который якобы сидел за рулем той машины, наказали двумя годами "химии". Николай Лебедь говорит, что пытался добиться правосудия, но никто и нигде не хотел слушать отца погибшей девушки. Более того, по его словам, результаты экспертизы несколько раз переписывались, анализ вещей дочери ограничился тем, что их выстирали. Очередная попытка добиться правды — визит к Макею.
 
Николай Лебедь рассказывает: "Я был 22 июля у Макея и предоставил ему все материалы. Он же переправляет все дело в Генпрокуратуру. А из Генпрокуратуры мне пришел ответ за подписью заместителя генпрокурора Стука, где написано, что "вы нам ничего нового не дали и мы это дело не рассматриваем".
 
Отец Веры такой ответ считает обычной отпиской.
 
История Григория Сорокина из Горок еще более запутанная. В 1994 году он решил заняться разведением коней. Одолжил денег, купил жеребят в России. Но совершил ошибку: взял к себе на работу двоюродного брата жены. Родственник, как говорит Сорокин, начал свою работу с того, что отправил районному прокурору донос. В нем он написал, что у Сорокина есть валютные счета за границей, несколько квартир в Минске и дома на побережье Черного моря.
 
Григорий Сорокин продолжает: "В это же время он совершает против меня мошеннические действия, наносит мне особо крупный материальный ущерб без признаков хищения. И в этом же году против меня совершаются еще три преступления. Я пишу заявление в РОВД Горецкого райисполкома, но в возбуждении уголовных дел по приказу прокурора Виктора Луцейно было отказано".
 
Сорокин обанкротился, продал всех лошадей и технику, но целиком рассчитаться с кредиторами не смог. И, чтобы заработать, начал брать на реализацию у местного населения картофель. Однако снова стал жертвой мошенников. В результате — рассчитаться за овощи не смог и сам предложил обиженным сельчанам написать на него заявление в суд.
 
Во время суда опять потребовал возбудить уголовное дело в отношении двоюродного брата, а также в отношении тех, кто его "кинул" с картофелем, взыскать с них деньги и дать ему возможность рассчитаться с людьми. Но осужден был только сам Сорокин — на 4 года. Дело он считает сфабрикованным и даже знает, из-за чего и кого так пострадал: "Получилось так: когда я уже встал на ноги с разведением лошадей, этот мой дальний родственник, выступая от имени прокурора, предложил мне передать взятку последнему. Мол, у тебя будет гарантия того, что тебя никто не тронет из государственных органов и криминальные группы к тебе не придут. Я ответил, что ничего противозаконного не делаю и с криминалом не собираюсь сотрудничать".
 
Поэтому, считает Сорокин, его и засудили. По возвращении из тюрьмы он пытался добиться пересмотра своего дела, но в результате дважды был направлен на принудительное обследование и по второму разу попал в тюрьму. Снова, говорит, незаконно. Но и после этого он не успокоился: в поисках правды 5 раз встречался с Генпрокуророрм Василевичем, по два раза — с председателем Верховного суда Сукало и его первым заместителем Федорцовым. Дошел черед и до Макея: "Об этих беззакониях я и докладывал главе Администрации. Но взамен получил отписку. Более того, в этой отписке главы Администрации содержатся признаки угрозы. Вот пишут: "Обращаем ваше внимание на то, что беспочвенные обвинения должностных лиц судов недопустимы". Это угроза очередной расправы за то, что я добиваюсь правды".
 
Сорокин же говорит, что имеет документальные подтверждения того, что его дела были сфабрикованы, следователи занимались подлогом, а судьи выносили приговор по заказу. Требует внимательно рассмотреть эти документы и наказать его, если предоставленные доказательства — клевета.
 
Еще одна собеседница Еврорадио Алла Алудаталах рассказала, что по ложному обвинению в мошенничестве ее муж сириец был беспочвенно осужден, в тюрьме искалечен, а затем депортирован из Беларуси на 5 лет: "В 2001 году в отношении его завели дело, а в 2008 году только осудили. Его обвинили по статье 209 часть 4 "Мошенничество". Но мой муж это преступление не совершал — мы в это время были в Жировичском монастыре. Однако слушать нас никто не захотел, несмотря на то, что в деле ни одного доказательства нет. И все эти восемь лет нам портили нервы, нас ограбили, на мужа было два страшных нападения — его избивали бейсбольной битой, вывозили на пытки в Жодино, где повредили позвоночник".
 
Как отмечает Алла, человека, утверждавшего, что ее муж одолжил у него 6800 долларов, они никогда не видели. А виновным в своих бедах женщина считает руководителя сирийской диаспоры в Беларуси, с которым муж Аллы не захотел вести сомнительный бизнес.
 
Добиться правды женщина также пыталась и в Генпрокуратуре, и в Верховном суде — но безрезультатно. Пошла к главе Администрации президента: "Я была 16 августа на приеме у Макея, когда был мониторинг. А на 30-го у меня был назначен суд. Я просила Макея: "Владимир Владимирович, у меня 30 августа суд, очень прошу — проконтролируйте этот вопрос". Он пообещал, что обратит внимание".
 
Но, говорит, суд прошел, как обычно, и на аргументы женщины в очередной раз не обратили внимания.
 
У Людмилы Самусенко, жительницы частного сектора Минска, жалоба бытовая: ей не нравится, как соседи застроили свой участок. А то, что владелец дома по улице Кольцова, частный предприниматель, сделал все достройки незаконно и то, что они не только мешают соседям жить, но и создают пожарную и санитарную опасность, Людмила Самусенко может подтвердить соответствующими документами: "Вот документ из Министерства по чрезвычайным ситуациям, подписанный Карпицким. Он сообщает, что "на месте построенных холодных складов предусматривалась укладка тротуарной плитки, без возведения зданий и построек. ИП "Орион" с заявлением о согласовании строительства складов на земельном участке в органы государственного пожарного надзора не обращалось". Вот главный санитарный врач выдал мне, что "эта стройка противоречит регламентам застройки территории, предусмотренным генеральным планом". Сотрудники Министерства архитектуры расследовали это дело, как настоящие следователи. Потом выдали мне документ, подписанный заместителем министра Ничкасовым, где констатировали, что все, что здесь построено, является самовольным строительством".
 
Как утверждает Людмила, все эти документы не впечатлили местных чиновников. А предприниматель даже потребовала возбудить в отношении соседки уголовное дело за клевету, но милиция ей в этом отказала. Суды и обращения к Василевичу и Сукало результата не принесли. Ничего не дал и поход к Макею.
 
Людмила Самусенко вспоминает: "К Макею пришла и все эти документы отдала. Посмотрите, что мне ответили: Калинину поручили разобраться. А как разбирается Калинин? Ну, дает! Он мне пишет, что там стоит "теневой навес", про склады — ни слова! Он документы даже не читал!"
 
Все эти люди не только просили главу Администрации президента Макея по-настоящему разобраться в их несчастьях и наказать виновных, но и требовали привлечь к ответственности тех следователей и судей, которые, на их взгляд, выносили незаконные решения или не замечали нарушений. Безуспешно: все чиновники, на которых писали жалобы с документальным обоснованием их неправовых действий, говорит Самусенко, работают на своих местах. Обиженные люди, которых насчитывается несколько десятков, объединились и продолжили борьбу.
 
Людмила Самусенко рассказывает: "Сейчас в Администрации президента лежат 40 наших заявлений на Федорцова (первый заместитель председателя Верховного суда — Еврорадио), 60 заявлений — на судей первой инстанции и 75 — на прокуроров Генеральной прокуратуры. Они их получили и замолчали, они нам ничего не отвечают".
 
Даже на прием к председателю КГБ Зайцеву с этими жалобами Людмила Самусенко ходила. Но также никакого толка от того похода нет.
14:11 13/09/2010




Loading...


загружаются комментарии