Почему белорусских художников любят в Голландии и игнорируют в Беларуси?

Уже два года в Амстердаме работает галерея художницы Виктории Коваленчиковой.

В интервью "Еврорадио" она рассказала о том, чем наши художники выделяются в Европе, почему на их картины есть большой спрос и откуда у наших творцов глубокое образование.

- Расскажите, пожалуйста, на какой голландской ярмарке вы недавно представляли белорусских художников?

- В этом году в третий раз прошел Open Art Fair.  Это выставка искусства, которая объединяет многочисленные галереи – основная часть – иностранные, и только некоторые – голландские. Каждую выставку голландцы стремиться сделать интернациональной, чтобы было интереснее посетителям.

Я участвую в этой выставке со своей Галереей Виктории Коваленчиковой (Victoria Kovalenchikova gallery) во второй раз. Моя галерея – молодая. Victoria Kovalenchikova gallery специализируется на современном белорусском искусстве. В прошлом году получила очень много откликов, завязала многочисленные деловые отношения.

- Вы говорите, что, чтобы попасть на Open Art Fair, надо пройти отборочный тур. Как в прошлом году вы его прошли?

-Первый раз всегда сложно, когда тебя еще не знают. Но, благодаря высокому качеству работ, это было возможно. Это основной критерий. А у белорусского искусства – это не секрет – уровень достаточно высок. Наша Академия Искусств и наше образование вообще дает очень хороший базис, от которого можно отталкиваться. Я сама закончила Белорусскую академию искусств, отделение живописи. И тут в Европе сразу отмечают высокое качество моих работ.

-  Но в то же время вы сами отмечаете, что в Беларуси нет ни одной такой ярмарки как Open Art Fair.

-  Да. Несмотря на то, что уровень искусства в Беларуси высокий, хорошая школа, много отличных художников, которые успешно представляют нашу страну за границей, внутри самой страны не происходит ни одного такого мероприятия как Open Art Fair в Нидерландах.

У нас еще и галерей нет как таковых. Но я думаю, что можно было бы сделать так, чтобы не галерея представляла художника, а чтобы каждый художник имел свой стенд – такие соло-выставки в рамках одного экспо. Если бы у нас хотя бы один раз в год проводилась такая выставка, то это дало бы толчок культурной жизни, жизни художников.

- Как вы считаете, почему таких выставок нет?

- Тут схема простая: спрос рождает предложение. Люди, пожалуй, еще не готовы материально приобретать произведения искусства. Хотя, в последние годы я наблюдаю в Беларуси положительный сдвиг в этой области. Хотелось бы, чтобы интерес людей к искусству рос. Это бы и привело к возникновению разных галерей.

Это же абсурд, если сравнить количество галерей в маленьких Нидерландах или даже в одном Амстердаме, и в Беларуси! Борьба за информацию, за место быть тут просто жесткая, потому что рынок искусства перенасыщен. И это очень интересно, потому что появляется здоровая конкуренция, действительно себя ощущаешь в рамках событий.

Тут представлены художники мировой значимости. Много чему можно научиться, развиваться, смотреть и ориентироваться в том, что сегодня происходит. А Беларусь живет сама по себе. Это и хорошо, и плохо. Наши художники варятся в своем собственном соку. У них нет интернационального выхода. Они фактически не чувствуют разных мировых тенденций, и это накладывает отпечаток на нас, на художников.

Я считаю, что Беларусь – чудесная страна, чтобы в ней родиться, вырасти, сформироваться как личность. Но для дальнейшего развития на данный момент среда не очень благоприятная. Немножко все локально. Все один про одного пишут. Одни и те же лица. И иногда становится просто не интересно.

- В Голландии вы набираетесь опыта, заводите важные знакомства. Вы думаете о том, чтобы потом вернуться в Беларусь и создать тут то, чего не хватает?

- Все идеи приходят по мере моей активности. Сначала я собиралась представлять только свои работы, но прошел год моей деятельности, и я пришла к тому, чтобы показывать разных белорусских художников. Белорусское посольство в Голландии активно поддерживает меня во всех моих инициативах. Посол Беларуси Елена Гриценко с удовольствием присоединяется ко всем мероприятиям.

Кстати, мы в рамках культурного обмена между странами сделали тут, в Голландии, в провинции Дрента, мою персональную выставку. Поэтому никогда не знаешь, каким будет следующий шаг. Возможно, мы объединимся с людьми, которым это тоже интересно, и сделаем, наконец, какой-то крупный проект в Беларуси. У меня такие идеи уже были. Мы ведем переговоры с московским музеем современного искусства. Соответственно можно и у нас сделать.

- А кого из художников вы представляете в Голландии?

- Я представляю работы Александра Шапо. У него очень интересные литографии. Очень крупные коллекционеры тут им интересуются. Еще представляю Виктора Минько и разных других наших скульпторов.  Эти художники живут в Беларуси, в Минске. Поскольку я вышла из этой среды, училась в Академии искусств, я знаю многих художников лично и хорошо ориентируюсь в ситуации. Это помогает мне выбирать художников, которых бы мне хотелось показать тут.

Безусловно, я исхожу еще из того, чтобы показать то, чего тут нет. Чего тут, в Голландии, не хватает – так это хорошего базиса, хорошей школы. Еще в 1970-е годы в Голландии отказались от реалистического искусства. В Академии, в художественных школах были отменены некоторые узкоспециализированные предметы как, например, анатомия. Они подались в абстракцию. В те времена это было модно. Кстати, мы только теперь начинаем переживать такой период, а голландцы его уже пережили и начинают ценить сильную классическую школу.

- В чем разница между голландской и белорусской художественными школами?

- Если сравнить нашу Академию искусств и Королевскую академию в Амстердаме, то это просто небо и земля. Мне не всегда понятно, что там происходит, и я иногда по-хорошему возбуждаюсь. После нашей Академии, где мы учимся шесть лет, очень много внимания уделяем рисованию с натуры. Тут образование длится два года. Они не дают базисных знаний, потому что, по идее, ты должен ими обладать. Хотя, на практике, это не всегда так. Люди туда поступают все равно "сырые".

Но тут ценится концепция и другие абстрактные вещи, и развиваются в направлении так сказать "вырази себя". Это все тоже хорошо, но я вижу Королевскую академию как что-то более серьезное. Их подход подошел бы, если бы они давали высшую образовательную степень. Доктора искусств, например. Но если ты только учиться пришел, то учить так рановато. Художники пытаются что-то сделать, но часто им не хватает средств, чтобы это выразить, потому что недостаточно мастерства.

- Как ни удивительно, нам есть чему у них учиться, и им есть чему учиться у нас…


- Точно. Я именно за такой баланс. Поэтому я и хочу представлять тут такое искусство, которого не хватает, то есть компенсировать и балансировать их ситуацию. Нам, например, можно учиться их свободе. Белорусские художники находятся в каких-то рамках. Мол, а что подумают люди. Есть определенные стереотипы. А это, кстати, очень для художника опасно.

Я еще долгие годы после окончания академии думаю: "А вот что бы сказал мой преподаватель…" Тут, в Голландии, свобода абсолютна во всем. Ты можешь выражать все как есть. Люди спокойно могут сказать тебе НЕТ, если это НЕТ. И люди воспринимают это безо всяких обид. Поэтому среда тут очень благоприятная для художника, у которого уже есть определенный базис.

- А  не получается ли такая ситуация, что художники находят в Голландии то, что ищут и остаются там навсегда. А Беларусь остается ни с чем?

- На самом деле, у нас не много художников, которые бы переехали за границу. Если взять меня, то по сегодняшний день у меня есть моя белорусская фамилия, благодаря которой я тоже пропагандирую Беларусь. Когда люди видят происхождение, они уже идентифицируют тебя с определенной страной. Они понимают, что этот человек имеет другой менталитет, другую школу и другие особенности.

Еще у меня огромный мейл-лист, по которому я присылаю новости о белорусском искусстве. Они видят наши белорусские фамилии, белорусских авторов. Количество посетителей сайта постоянно увеличивается. И это очень хороший промоушн. Почему Беларусь не может быть представлена в Голландии, Европе, Америке?

А мы сидим обособленно, и получается такая ситуация, что мы имеем отличных художников, но никто об этом не знает. И это проблема. Ее можно решать такими частными проектами, как мой. Лучше, безусловно, чтобы государство устаивало выставки на более высоком уровне. Сейчас этого не происходит.




12:42 17/09/2010




Loading...


загружаются комментарии