О чем молчат белорусские органы?

Одним из молчаливых свидетелей будней многих поколений стал доживший до сегодняшнего дня орган в костеле города Слонима. Музыкальный инструмент постарел, стал ветхим и скрипучим.

О чем молчат белорусские органы?
Его плоть изъедена жучками короедами и ссохлась. А он всё ещё продолжает упрямо стоять и  всматриваться в блистательный иконостас костёла.
Этот инструмент  пережил не одну войну. Он видел подле себя и монахинь бернардинок, и военных, и пытки пленных, и врачей госпиталя, укладывающих на балконе хоров немощных и умирающих. Он служил и католическому ордену "Сёстёр Непорочного зачатия Пресвятой Девы Марии" до сегодняшнего дня.
 
Давным-давно никто не касался его клавиш. Вслушиваясь в голоса других, приходящих под свод костёла со своими горестями и радостями, он забыл как звучит его собственный голос. Он слушал других, болел за других, и молчал о своей собственной трагедии всей его жизни – быть предназначенным стоять на земле белорусской, чтобы слушать и молчать.
 
 
 
Молчал за спинами немощных и страждущих, молящихся и вопрошающих, за спинами певчих хора, восхваляющих Бога.
 
 
 
Молчал, когда фальшивили и когда были неискренни. Молчит и сейчас, когда молодой белорусский новоиспечённый ксёндз зевает, служа святое действо.
 
 
 
Старое поколение польских ксендзов и сестёр, заботящихся о костёле, вынуждено было покинуть Беларусь по настоянию свыше: им не дали визы. Отныне здесь правят "свои". Однако в их казначействе не хватает денег на сохранение молчаливого органа. Он стал заложником собственного молчания и терпения.
 
 
 
Сквозь него проходят, как будто он служит дверью между хорами и зазеркальем страны чудес. Он превратился в декорации, за которыми кроется кладовая белорусского костёльного казначейства. Орган молчит и наблюдает за подсчётом денег, продажей "индульгенций", поскрипывая больной дверью, когда пропускает сквозь себя страждущих.
 
 
 
Прихожане белорусских храмов – благочестивый народ. Исправно оставляют деньги приходу. И всё же мы вынуждены обратиться к люду белорусскому по всей стране вашей. Пожертвуйте на спасение молчаливого органа ради белорусской культуры, о которой забыли казначеи. Пожертвуйте хотя бы уголок своей памяти и души.
 
 
 
Культура белорусская тихо-тихо воет со своим органом от голода, холода и страха – и никто не слышит. Эхо её стонов разносится ветром по всей стране, укутывая белорусскую землю утренней росой украдкой выроненных слез, пеленая туманом сонное сознание народа.
 
 
 
Слышит ли кто-нибудь молчаливый орган белорусской культуры? Он умирает под свою собственную колыбельную, напевая её с ветром, ворвавшимся в его грудь, терзающим душу своими порывами. Ветер пронзает до боли и после разносит по округе гудящие стоны. И тихо оседая под тяжестью собственной прозябшей плоти, орган хранит тайну сокровенного молчания и торжества над быстротечностью будней белорусской культуры.
 
 
 
 
Анна Шесток,  г. Слоним
 
 
 
 
13:23 20/09/2010




Loading...


загружаются комментарии