Дело Дандорфа шито белыми нитками

Скоро год как в Бресте раскручивается  дело  Валентина Дандорфа – руководителя швейной фирмы "Диома". Фирма была создана бизнесменом двадцать лет назад, и со временем превратилась в холдинг частных предприятий, который составил серьезную конкуренцию "Беллегпрому".

Дело Дандорфа шито белыми нитками
Арест учредителя "Диомы" сотрудниками УКГБ по Брестской  области весной 2009 года вызвал большой резонанс не только в кругах бизнеса. В отношении его было возбуждено уголовное дело по "страшной" статье УК РБ: "Создание преступной организации либо участие в ней". Что стоит за всем этим – стремление вернуть в казну государства некие якобы недополученные налоговые доходы или желание устранить активного конкурента государственным предприятиям?
 
В данное время "дело "Диомы" с большим скрипом  движется по коридорам Фемиды. Одно можно констатировать с уверенностью: швейный бизнес Бреста, как феномен  последних десятилетий, приказал долго жить.
 
Конфликт с властью назревал давно: его начало отразилось на страницах газеты "Брестский курьер" более десяти лет назад – весной 1998 года.  В 1989-м брестский предприниматель Валентин Дандорф строит дом в переулке Житнем, в 1993-м  здесь начинают работать швейные машинки, а в 1997-м возникают первые конфликты с Брестским горисполкомом. К этому времени в "Диоме" уже работает несколько сотен работниц, швей высокой квалификации, бывших работниц госпредприятий "Элма" и "Надзея".
 
Претензии озвучиваются санитарной и архитектурной службами: нарушение проектной документации и нормативов. После чего начинается мучительный поиск выхода из тупика – закрыть работающий механизм или приспособить его к законодательству? С тех пор пустующих производственных помещений у государства  меньше не стало. И второй нюанс: предприниматель, если ему нужно для дела, и сам может себе построить производственное помещение. Достаточно лишь дать землю и разрешение. Однако, на этом пути столько писаных и неписаных обязательств, что диву даёшься. С этой точки зрения – плюс в пользу Дандорфа, так как он смог наладить производство, а городская власть не смогла.
 
Это второй корень конфликта, также имеющий исторические корни. Легкая  промышленность, когда-то исключительно государственная, таковой по сути и осталась, и также как и раньше продолжает висеть на плечах власти. Как легко было шить, когда мода была едина, а изделия шились огромными партиями на союзный рынок, только запускай конвейер да лови редких фарцовщиков. А если не купили у вас эти кофточки? Кто готов был взять на себя убытки за плохой выбор ткани, фасонов, брак работников?  И при этом выдержать схватку с налоговой инспекцией, которая требует задекларировать каждый метр ткани, не выходить за пределы разрешенной торговой надбавки и цены не снижать, даже если товар "не идет"? А еще вспомним, как государство "чудило" на валютном рынке в первое десятилетие, совпавшее с ростом частного швейного бизнеса в Бресте, какая была свистопляска с разницей наличного и безналичного курса валют. Этих нестыковок норм законодательства с реальной жизнью так много, что ситуация представляется неразрешимой.
 
А она вполне разрешима – если на неё смотреть с такой позиции: государство не должно само шить кофточки. Пусть этим занимаются те, кто более расторопен и сообразителен в этом деле. Лишь бы налоги были рациональными, пишет газета "Брестский курьер".
 
Искусство сбора налогов иногда сравнивают с ощипыванием гуся: как можно больше пуха нащипать с наименьшим писком. То есть ваше некое действие становится преступлением тогда, когда Указ, Декрет или Закон этого не пропишут. А может ли он быть иным? Действующее белорусское законодательство написано живыми людьми с конкретными интересами. Есть разные группы, одни пишут законы, другие – их исполняют. Их интересы иногда не будут совпадать, но это не антагонистические противоречия, ведущие к революции. Напрашивается вывод – главное, чтобы существовал механизм согласования интересов.
 
Вдумайтесь: сегодня  в Беларуси насчитывается около 400 тыс. бухгалтеров. Их рабочие места  и зарплаты обходятся нашей стране в сумму свыше 3 миллиардов долларов ежегодно. По оценке Всемирного банка, на ведение бухгалтерии предприятия в Беларуси в среднем тратится 900 часов в год. Всемирный банк рекомендует снизить этот показатель до 160 часов (для сравнения: в Китае, Швеции на бухучет уходит 10-50 часов, в ОАЭ – и вовсе 12 – везде бухгалтерские процессы информатизированы). Вот в какой тупик мы зашли - в попытках в рамках небольшой страны сохранить контроль за пошивом женских кофточек.
 
Итак, как мы видим, условия для бизнеса у  нас отвратительные, государство  просто не справляется с пошивом кофточек, пытаясь защитить себя от конкурентов-частников множеством препонов для них. Вот и сведем в единое целое передовой опыт, который позволяет вести реальное дело: вывод операций по закупке сырья в сферу наличного обращения или занижение стоимости задекларированного на таможне. Это позволит минимизировать неизбежные потери из-за скоротечности моды. Но, это явное нарушение законов…
 
Очень интересным было явление, когда швейная фирма "Диома", в которой работала сотня бывших наёмных работниц, вдруг превращалась в дружный коллектив сотни индивидуальных предпринимательниц, работающих по договору оказания услуг. У каждой – своя бухгалтерия, свой отчет перед налоговой инспекцией. Это давало многое, например, экономию на налоге на недвижимость, на землю, на производственных помещениях, оборудование которых стоит дорого, да и многие наши тарифы для производства явно завышены, например, за электроэнергию.
 
Собственно говоря, так называемый "коучинг" не Дандорф придумал, да и этому понятию всего лишь лет пять. Предположим, я шью на машинке в комнате кофточку. А еще кому-то второму можно здесь сидеть и шить? А третьему?
 
И обязательно ли для этого снимать офис?
 
Принципиальное  несовпадение законодательной базы с требованиями реального производства, обремененность государства шитьем кофточек и его же потребность в деньгах не могли не привести к нынешнему положению вещей.
 
Весной прошлого года – арест Валентина Дандорфа и содержание под стражей, затем – освобождение под залог и перевод на домашний арест, и снова – заключение под стражу… И конца этому не видно. Только растет сумма, которую ему предлагают возместить.
 
То, что на просторах СНГ за 15 лет получило устойчивое название "брестский швейный холдинг", - перестало существовать. Разогнали фирмы, разбежались работники-предприниматели, уменьшились очереди в налоговую инспекцию и на железнодорожном вокзале у московского поезда. В магазинах конфиската преют неликвиды многолетней давности. Ручейки денег, которые сбегались из России за проданные кофточки, обмелели… Пришло понимание, что даже "серые зарплаты в конвертах" в конечном итоге оседали у тех, кто в Бресте делает колбасу и строит квартиры…
 
Остаётся ощущение досады, что все происходитс так коряво и несправедливо. Любой приговор будет неприятным. Для  Валентина Дандорфа – в любом случае. Да и стороне обвинения, собственно говоря, гордиться нечем. Очень жаль, что не нашлось у нас в свое время людей, которые могли бы своевременно изучить и понять сложившуюся экономическую ситуацию. Не умеют у нас гусей ощипывать – и всё тут.
 
Из отдаленных последствий тревожит, что свято место пусто не бывает. Вот уже китайцы к нам спешат со своими станками…  Купим за счет бюджета у них эти станки, дадим льготы, которые своим не давали, и будут учить они белорусов, как кофточки шить.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
12:34 22/09/2010




Loading...


загружаются комментарии