Котенок и поэт

Белорусское общество жестоко. Оно жестоко, как бывают жестоки только дети. Выйдя из «совка», белорусы так и не смогли повзрослеть. Дети же не верят, что смерть – это навсегда. Им всегда кажется, что все понарошку…

Котенок и поэт
Помню свою первую поездку в колхоз от университета. Мы – молодые и веселые филологини, многие в первый раз оторвались от материнской юбки. Первое, что мы увидели - это маленькую сельскую девочку в валенках, которая, схватив за задние лапки, изо всей силы била полосатого котенка об угол дома. Увиденное было серьезным испытанием для молодых педагогов. Отобрав котенка и проведя воспитательную беседу, мы ушли гордые собой и своими педагогическими талантами. Мы содрогались от ужаса, представляя, кем вырастет этот ребенок, а спасенный котенок по кличке Рахит предусмотрительно прятался у нас в комнате и не выходил ни под каким предлогом. Потом он уехал со мной в Витебск, где прожил долго и счастливо. Девочка же осталась в деревне – ее я, конечно, забрать не могла. Но жалела и думала именно о ней – жестокой жертве белорусской системы.
 
Когда в интернете поднялся крик, что Некляев убил кошку, мне поначалу это показалось чьей-то очень неудачной шуткой. А потом я поняла, что надо вступиться. Но не за невинно убиенного котенка.
 
Начнем с того, что я не верю, что Некляев не переживает. В нашем обществе не принято, чтобы мужчина показывал, что он жалеет убитого им котенка, причем убитого полстолетия назад. Нашим обществом такие признания вслух воспринимаются как признак слабости и слюнтяйства. Но если бы он не переживал и не мучался, то он бы давным-давно про это забыл и даже не вспомнил, если бы спросили. Запоминается только то, что оставило след в памяти, что было важным – будь то горе или радость.
 
Владимир Некляев – политик. В Беларуси политика довольно часто напоминает мифологический Олимп. Сборище богов и идеальных людей, которые всегда правы, все знают и которые пришли на эту грешную землю спасти всех остальных от какого-то зла. Белорусской политике катастрофически не хватает человеческих лиц – обычных людей-политиков, с их ошибками и заблуждениями, с их раздумьями и нелегким выбором. Владимир Некляев с вопросом про кошку мог повести себя как популист: наврать с три короба. Но он этого не сделал: он сказал то, что думал. Давайте признаемся: каждому есть, за что краснеть в своей жизни. Кто-то дразнил сестру, кто-то не был внимательным к родителям, кто-то обидел близкого человека… Но не каждый готов признаться в своих проступках и ошибках. Что лучше – искренний президент, который говорит то, что думает, или лицемер и лгун?
 
Как будто никто из тех, кто накинулся на Владимира Некляева, не знает, что происходит ежегодно с тысячами новорожденных котят в деревнях во всей Беларуси. Мы же гуманная нация. Мы котят не убиваем. Мы их закапываем. Живьем. Находятся, правда, особо сентиментальные особи, которые их топят. Тоже живьем. Но этот способ имеет свои неудобства. Иногда мертвые котята всплывают вместе с мешком, да и тащиться на речку или озеро приходится, как правило, далеко. Да и мешка жалко. А тут вышел, лопатой выкопал ямку, высыпал котят, засыпал. И сверху сапогом. Удобно, быстро, безотходное производство: потом трава лучше вырастет, на корм скоту пойдет. И мешок искать не надо.
 
И вам не кажется странным, что ценность жизни котенка, погибшего 50 лет назад, превысила ценность пропавших и умерших загадочной смертью белорусов? Ни один из блогеров, кто кричит про «убийцу котенка», не повесил у себя в блоге плакат: не голосуйте за Лукашенко, потому что он причастен к исчезновениям политиков и журналистов. А ведь они исчезли не полвека назад, а всего лишь 10 лет. Белорусы утратили ощущение ценности и важности человеческой жизни. Легко пинать безобидного поэта: он не ответит репрессиями, как ответил бы в такой ситуации Александр Григорьевич.
 
Белорусское общество потеряло способность сострадать, сопереживать и сочувствовать. Но общество состоит из людей. Т.е. из нас…
15:17 28/09/2010




Loading...


загружаются комментарии