Ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС бомжует в Минске (Фото)

После развода суд оставил Александру Кроту в его собственной квартире всего один квадратный метр. Кроме того бывшего ликвидатора незаконно выписали, не предоставив никакого другого жилья взамен. В результате мужчина стал бомжем поневоле.

Ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС бомжует в Минске (Фото)
Квартиру в Минске семья ликвидатора аварии на ЧАЭС Александра Крота получила в 1993 году. Из Брагина в Минск он переехал вместе с женой и дочерью. Правда, через три года они развелись, но остались жить в одной квартире и вели общее хозяйство.
 
В 1999 году бывшая жена завела разговор о приватизации квартиры. Тот согласился, еще не догадываясь, чем это закончится.
 
"В 1999 году приватизировалась квартира. Я дал разрешение, написал заявление. Но давал разрешение на приватизацию на льготных условиях: в то время шла бесплатная приватизация. А моя бывшая жена приватизировала ее, как ей было выгодно: не на льготных условиях, а на общем основании, с доплатой", – рассказал Александр Крот "Еврорадио".
 
После такой приватизации жена Александра стала основным домовладельцем. Но жить продолжали вместе, и он на этот факт внимания не обращал. Окончательно семья Кротов распалась в 2002 году, после возвращения бывшей жены Александра из США, где они с дочерью прожили год. Почти сразу после приезда жена, рассказывает бывший ликвидатор, стала выживать его из дома: "Она начала говорить, чтобы я оставил ей квартиру. Советовала мне спрыгнуть с балкона, повеситься. Я спросил: "В чем причина?" — а она говорит: "Ты мне мешаешь".
Дело в том, что участие в ликвидации аварии на ЧАЭС не обошлось для Александра без последствий. Он перенес несколько операций, удаляли позвонок, в одной ноге кости заменили протезом. Работать "по шабашкам", как раньше, и привозить хорошие деньги из России он уже не мог.
 
В 2004 году Александра снова положили в больницу. И в это же время его бывшая жена подала в суд заявление на раздел имущества. Мало того, что повестку в суд ликвидаторы не передали, так еще вызвали на заседание в качестве третьего лица его мать.
 
"В 2004 году, когда был этот суд, в протоколе написали, что я получил повестку и за нее расписался. Я не получал никакой повестки! И еще в протоколе было написано, что я никакой заинтересованности к этой жилплощади не имею. Но как так может быть?!", – недоумевает Александр Крот.
 
Чтобы "не обидеть" ликвидатора, суд оставил ему в квартире часть жилплощади — 100 квадратных сантиметров! Таким образом, Александр в собственной квартире потерял право пользователя, а жена поставила новые железные двери и сигнализацию.
 
"Она поставила металлическую дверь, и меня туда не пускают. У меня остались там документы, я успел взять только паспорт, трудовую и военный билет. Там и аттестат, и свидетельство о рождении, и удостоверение машиниста холодильных устройств, и водительское удостоверение. Я у участкового спросил, как эти документы можно забрать. А он мне сказал, что пока не будет решения суда, доступа туда мне нет", – рассказывает Александр.
 
Более того, по заявлению бывшей жены Александр Крот был выписан из квартиры. Но другого жилья, как это должно быть по закону, не предоставили. Как результат — никуда не прописали и он стал бомжем. В квартире матери его прописать не могут: вместе с ней проживает младший сын с семьей. Бывший ликвидатор даже поменять паспорт, срок действия которого истек, без прописки не имеет права. Сейчас Александр Крот ночует, где повезет: у друзей и знакомых. Раз в неделю приходит к матери, чтобы помыться.
 
Бороться за интересы Александра стала мама, пытаясь добиться возвращения сыну его же квартиры. Обращалась и в суд, и в прокуратуру, и в Администрацию президента — но безрезультатно.
 
"У меня бессчетное множество отписок из Верховного суда одного Александра Федорцова (первый заместитель председателя Верховного суда). У меня только из прокуратуры 140 подписей! Все это время писала в Администрацию президента. Даже 8 раз писала, чтобы меня Александр Григорьевич лично принял. Но у меня от Станислава Буко (начальник управления по работе с обращениями граждан Администрации) отписок — что из прокуратуры! Были у Ладутько на приеме (председатель Мингорисполкома), так они вызвали на нас ОМОН!", – говорит мать Александра Груня Крот.
 
Обжаловать решение суда, писать жалобы в Верховный суд и Генпрокуратуру Груне Крот помогал вице-президент "Международной ассоциации защиты прав человека" Николай Мекеко. На его взгляд, суд изначально нарушил закон в отношении Александра Крота: "Не то важно, сколько ему выделили — метр, два или три. Дело в том, что лицо, проживавшее в квартире, после ее приватизации сохраняет все права на проживание там пожизненно. Его не могли выселить. Это не юридическое решение".
 
По его словам, пересмотреть решение первого суда можно будет только в том случае, если кто-то из руководителей Верховного суда или Генпрокуратуры вынесет протест в президиум Минского городского суда. Но, говорит, признавать свои ошибки и исправлять их судебная система очень не любит. И вряд ли можно ожидать в деле Крота положительного результата.
 
Но Груня Крот не собирается успокаиваться и будет продолжать писать письма во все возможные инстанции. В субботу она ездила к Национальной библиотеке, где Лукашенко встречался с региональными российскими журналистами. Надеялась бумаги по делу сына передать в руки главе страны. Съездила впустую: личной встречи с президентом так и не произошло.
 
Кстати говоря, бывшая жена Александра вот уже несколько лет живет в США, а жилье сдает квартирантам, пока ее бывший муж бомжует.

 

 
 
15:04 04/10/2010




Loading...


загружаются комментарии