"Советская Белоруссия" пропесочила автошколы

Наглые поборы, машины–развалюхи, безответственность отдельных руководителей и низкое качество обучения — так вкратце можно охарактеризовать ситуацию в автошкольном хозяйстве. Об этих проблемах "СБ" писала не раз.

Недавняя публикация ("С курсантов дерут по три шкуры", номер от 21.09. с.г.) вызвала шквал откликов, что показало: тема по–прежнему актуальна. Большинство читателей, на собственном опыте узнавших, как сейчас учат вождению, признали: в сфере давно пора навести порядок. Некоторые, впрочем, предположили, что грядет передел рынка. Частников, дескать, из отрасли выдавят, оставив лишь ведомственные и министерские организации, а это обязательно ударит по потребителю. Есть ли основания для таких прогнозов? Мы решили продолжить тему и посмотреть на проблему с другой стороны.
 
Эксперимент
 
— Давайте копнем глубже, — позвонил в редакцию мастер производственного обучения одной из минских автошкол Сергей М. (фамилию не называем по его просьбе. — Н.К.). — Вы утверждаете, что практически все мастера дерут с курсантов деньги, а в организациях — бедлам. Я вам наглядно покажу, почему так происходит.
 
Сергей предложил провести эксперимент: взять человека без прав и по утвержденной программе подготовки попытаться научить его ездить. Условия следующие: закрытая площадка, учебный автомобиль и целый день, отведенный на занятия.
 
Почему бы не попробовать? Вместе с Полиной Шумицкой, студенткой Института журналистики БГУ, едем на автодром. К машине Полина не подходила и за версту, газ от тормоза отличить не в состоянии. В общем, для подобного опыта кандидат идеальный.
 
8.00. Площадка на окраине Минска. Инструктор уже ждет. Предупреждает: «Учтите, заниматься будем строго по программе, ни на шаг от нее не отступая, как и требуют проверяющие органы».
 
Усаживаясь на заднее сиденье, готовлюсь к «болтанке» — вот сейчас коллега Шумицкая, как любой начинающий водитель, будет учиться трогаться, дергать автомобиль и жечь сцепление. Однако я ошибаюсь. Первое занятие согласно программе — обучение приемам управления автомобилем. Двигатель заглушен, Сергей долго втолковывает, как настроить сиденье и зеркала, куда ходит рычаг коробки передач, как правильно крутить руль, что такое мертвая зона и т.п. Освоиться в кабине получается не сразу. Мастер терпелив — разжевывает азы, будто малому ребенку.
 
8.55. Учимся крутить руль одной рукой. Но отведенный час уже вышел — курсант, как предполагается, рычаги и педали изучил. Пора приступать к упражнению № 2, которое называется «движение с небольшой скоростью» — то есть до 10 км/ч. За 60 минут (5 из них уходит на инструктаж по технике безопасности и 5 — на подведение итогов) обучаемого нужно научить трогаться и плавно тормозить.
 
9.10. Полина ищет педали, хотя нам давно пора стартовать. С горем пополам машина едет вперед. Следующий час вплоть до конца отведенного на упражнение времени мы медленно кружим по автодрому. Автомобиль то и дело глохнет.
 
10.00. Глохнем. Ну сколько можно! У нас между тем наступило «упражнение № 3» — «движение с изменением скорости». Тоже час. Снова круги. Полина учится тормозить — плавно, прерывисто, экстренно. Четко переключать передачи пока не выходит. Типично для всех новичков. В очередной раз объяснив, что сцепление нужно выжимать до конца, мастер рассказывает мне о своих проблемах:
 
— Знаете, сколько получает инструктор? В среднем по Минску — 4.000 рублей за час. При выработке 172 часа получается смешная сумма — около 700.000. Можно получить еще небольшую премию. Все! Даже грузчики имеют больше. А ведь теперь от нас требуют наличие высшего технического образования. Кто пойдет с «вышкой» на нервную работу за такие гроши?
 
Ветхие заветы
 
Пока Полина мучается на площадке, а инструктор повествует о непростой своей жизни, сделаем паузу. После публикации обратились в редакцию и представители республиканской ассоциации учебных организаций по подготовке водителей транспортных средств. Эта организация создана несколько лет назад, реально начала работать в мае 2010–го. Пока в ее состав входят около 20 автошкол. Директор ассоциации Андрей Максимов рассказал мне, каким он видит сегодняшнюю ситуацию на рынке: «Мы чувствуем, что правила игры меняются, а частным автошколам хотят перекрыть кислород. После введения новых требований к учебным организациям остаться в строю смогут единицы».
 
Проблем, по мнению А.Максимова, несколько. О первой мы уже упомянули — это низкая оплата труда мастера производственного обучения и соответственно неоправданно высокие требования к его образовательному статусу. Получая в среднем миллион, инструктор не может не «левачить» — то есть брать дополнительные занятия в свой карман.
 
Проблема вторая и основная — инфраструктурная. Обеспеченность площадками в Минске сегодня, напомним, критическая — только 19 из 63 организаций имеют свои автодромы. Мингорисполком выделять территорию под строительство не спешит. Да и если бы выделил, то ни одна из существующих негосударственных автошкол не смогла бы построить свой автодром — слишком дорого.
 
— Большинство столичных автошкол сейчас вынуждены арендовать автодромы. По новым требованиям, которые скоро вступят в силу, размеры площадок должны увеличиться, — продолжает Андрей Максимов. — Что это будет значить для рынка? Полный крах. Объясню почему. Сегодня, к примеру, только на площадке ОАО «ЦАУК» в Колядичах занимаются около 8 организаций. Если требования вступят в силу, владельцу придется «чужаков» выселить — самому не хватит метров, чтобы соответствовать нормам. Куда деться остальным? Только закрыться.
 
Еще один вопрос, связанный с автодромами, — новые стандарты для оборудования: покрытие, элементы на всех площадках собираются унифицировать. Но на полное переоснащение, утверждают в ассоциации, уйдут миллионы (чтобы оборудовать по правилам одну только «диагоналку», надо потратить 2,5 миллиона рублей). Такие расходы потянут немногие.
 
Вариант, который предлагают в автошколах, следующий: разрешить использовать под автодромы свободные площади наших транспортных предприятий. Сейчас законодательство это запрещает: тут же укажут на нецелевое использование земли. А в идеале, конечно, было бы неплохо организовать для всех автошкол один большой автодром где–нибудь в районе кольцевой. Только такое предложение пока — утопия.
 
И, наконец, третья болевая точка, указанная моим собеседником. Министерство транспорта и коммуникаций намерено ограничить использование учебными организациями арендованных автомобилей — и этот факт, считают в автошколах, также сильно ударит по отрасли.
 
— Перед Минтрансом, перед ГАИ, перед автошколами стоит общая задача — снизить аварийность путем повышения качества подготовки водителей, — резюмировал Андрей Максимов. — Мы не отрицаем, что проблем в нашей сфере хватает. Но зачем создавать новые? Ведь в случае вступления в силу перечисленных мною изменений большинство частных организаций вынуждены будут прекратить работу. Соответственно снова появятся очереди, возрастет стоимость обучения. Проиграет потребитель. Кому это выгодно? А те, кто работает некачественно, поверьте, и так уйдут. Их вытолкнет рынок.
 
Время не ждет
 
Такое вот мнение... А наш эксперимент между тем продолжается. 12.30 — на четвертом упражнении Полина пыталась делать змейку и заезжать на подъем задним ходом. Сориентироваться, как крутить руль, если автомобиль едет назад, долго не получалось. На это ушло два часа. По программе между тем наступил час «Икс». То есть упражнение № 5 — последнее на площадке. За 5 часов (с вычетом технических пятиминуток получается около четырех) курсанту нужно «отточить» 8 элементов — диагональную парковку, эстакаду, заезд в гараж и т.д.
 
Час убили на «диагоналку». Инструктор учил выполнять элемент по «меткам» — иначе времени просто не хватило бы. Так же и с гаражом. Когда дошли до эстакады, таймер на часах просигнализировал — все, учебное время, отведенное для автодрома, вышло! Следующее занятие — тематический контроль. Потом — выезд в город.
 
— Так я же ничего еще толком не умею, — удивилась Полина Шумицкая.
 
— Что и требовалось доказать, — резюмировал мастер.
 
Тут бы ему и предложить за 60.000 рублей наверстать упущенное в свободное время. Как, собственно, большинство инструкторов и делают. Но у Сергея другое предложение.
 
— Программу сделали догмой, и это, считаю, неправильно. Подход к каждому курсанту должен быть индивидуальным, ведь приходят учиться люди абсолютно разные. Кому–то нужно уделить больше времени на один элемент, кому–то — на другой. Так же и с занятиями в городе. Представьте, нам приходится объяснять учащимся, показывать на рисунках в блокноте, как проезжать перекрестки! Хотя это они должны были усвоить во время теории. И еще. Не стоит стричь всех мастеров под одну гребенку — мол, все дерут и все бездельники. Поверьте, мы стараемся и очень часто рискуем, сознательно идем на нарушение программы, исправляя ее нелогичность. Каким бы «плохим» ни был инструктор, он все равно понимает, что завтра может встретиться на перекрестке со своим же недоученным учеником...
09:22 06/10/2010




Loading...


загружаются комментарии