Галерее "Ў" предписали принимать стеклотару

26 октября в галерее современного искусства "Ў" собрались философы, культурологи, критики и аналитики, маркетологи и журналисты, а также местные жители и другие горожане, чтобы строго, но справедливо судить саму галерею.

Под руководством судьи Виктора Шалкевича и секретаря суда Татьяны Игнатовской присяжным было предложено выяснить, есть ли смысл в дальнейшем существовании галереи. В суде присяжных были замечены Игорь Бобков, Андрей Коровайко, Игорь Корзун, Евгений Липкович, Владимир Парфенок, Анна Самарская, Сергей Скороход, Сергей Кожемякин, Татьяна Замировская. Приглашенные Валентин Акудович, Адам Глобус и Артур Клинов, к великой печали собравшихся народных масс, не приняли участия в процессе, пишет "Салiдарнасць".
 
На голосование кирпичами было вынесено два вопроса: 1) В проектах нет современного искусства, 2) Галерея занимается тем, что никому не нужно.
Обвинитель Дмитрий Король начал с общих суждений о потере нашим современным потребителем искусства способности мыслить и попытался выразить философскую точку зрения о том, что любые суждения "за" или "против" в данном случае окажутся двумя сторонами одного явления, то есть, как благодарные, так и неудовлетворенные зрители окажутся в одном и том же поле молчания, несмотря на явное желание противопоставить себя друг другу.
Защитнице и доценту философии Ольге Шпараге нашлось что на это ответить: "Не является ли деградация специальной темой современного искусства?"
От высоких размышлений достопочтенную публику отвлёк первый свидетель обвинения Игорь Корзун, который обоснованно рубанул с плеча: "Почему профессионализм галеристов не имеет отношения к современному искусству? Я считаю, что имеет, и непосредственное! Любое искусство, в частности, современное – это бизнес. В настоящий момент галерея современного искусства "Ў" выполняет свою работу абсолютно непрофессионально – она не занимается созданием пространства арт-бизнеса при том, что заявляет себя как коммерческая организация. По-моему, стоило бы заниматься бизнесом не в сфере оказания услуг по аренде данного помещения, а заниматься арт-бизнесом: продавать работы, заниматься раскруткой авторов, заниматься созданием правильных экспозиций, а не просто повесить на стенах работы, предполагая, что профессионализм их исполнения будет говорить сам за себя, не создав контекста для этих работ. Из всех выставок, что я видел здесь, качественно были исполнены три, две из которых оформлялись самими авторами выставки".
 
Весьма полезной для полного понимания обсуждаемых вопросов оказалась представленная Ольгой Шпарагой информация о сущности актуального искусства: "Мы исходим из того, что современное искусство – это особый институт, который отделяется тремя характеристиками от института классического искусства: открытость, чувственность и концептуальность. Деятельность "Ў" отвечает этим критериям".
 
Восторженными смешками было отмечено эмоциональное выступление второго обвинителя Максима Жбанкова, который выразил основную претензию к площадке, на которой в данный момент находился. По его словам, галерея представляет собой зону трафика, через которую люди проходят, посещая бар "Малако", книжный магазин "Логвинов" и уборную, а также место, куда те же люди стекаются в дни презентаций выставок, дабы предаться алкоголизму. Крайне занимательными были также схемы движения масс и распределения ролей нынешних заведений под крышей бывшего магазина и приёмного пункта, которыми Жбанков проиллюстрировал своё выступление.

Стоит отметить также подготовленную вторым защитником Ильёй Прохоровым фотопрезентацию о любви под песню "All you need is Love" и провокацию Максима Жбанкова на обнимашки. Не только эти приятные мелочи существенно оживили процесс, но и искренний рассказ Евгения Липковича о положении дел в национальном музее, куда массово приезжают свадебные процессии для фотосессий на фоне новой плитки, и не задерживаются даже у туалета.
 
В конце заседания присяжные воспользовались кирпичами для голосования, а суд вынес свой вердикт: галерея признаётся частично виновной и наказывается на ближайшие пять лет исправительными работами по поиску современного искусства, демонстрации его жителям города Минска и гостям столицы. Также галерее предписывается раз в неделю в течение пяти лет принимать стеклотару.
10:02 27/10/2010




Loading...


загружаются комментарии