Если бы Лукашенко и Саакашвили были ещё мудрее…

«Объявить клич, скинуться всем честным людям, выкупить у какой-нибудь тихоокеанской страны необитаемый остров в тропиках да начать строить там другую Россию», - подобные мысли всё чаще посещают российских  инакомыслящих. Многие уезжают. Кто-то далеко-далеко, кто-то поближе. Российский сайт «Свободная пресса» предлагает ехать в Беларусь или  в Грузию, коммунистам к батьке Лукашенко, либералам – к Саакашвили.

Многим ли из нас что-либо говорит слово «Ветка», применительно не к боковому побегу дерева, а к одному из крупнейших центров русского старообрядчества, к «инакомыслящим» беженцам от кованого сапога московских государей в польско-литовское государство (нынешнюю Беларусь)? А ведь их число исчислялось по одним данным – десятками, по другим – сотнями тысяч и даже миллионами. Многие ли слышали про т.н. «духоборов» и «молокан», людей куда более русских, чем посконное большинство, но идейно близких по своим взглядам к английским квакерам, нашедших приют в горах тогда еще совсем далёкой Грузии?
Раскрыв всезнающую Википедию, легко найти и прочитать: «Ветка – город в Беларуси. Основан в 1685 году староверами - беженцами из центральной России. В 18 веке территория Ветки входила в состав Речи Посполитой и находилась рядом с русской границей. На острове Ветка на реке Сож и в селе Ветка образовался центр русского старообрядчества, преследуемого на территории России светскими и церковными властями. Тут было основано несколько монастырей и скитов, а в 1730-х гг в городе с прилегающими слободами проживало около 40 тысяч человек.
В 18 веке в Ветке сформировались местные особенности иконописи (так называемая «ветковская икона») и оформления рукописной книги, сложилась самобытная школа ветковской резьбы. В Ветку дважды (в 1735 и 1764 гг.) направлялись царские карательные войска для «выгона» староверов в Россию. Войска сожгли город, большинство жителей было выселено в восточные губернии России».
Читавшие знаменитый трёхтомник Шишкова «Емельян Пугачёв» наверняка вспомнят, что лишь после указа Петра III о веротерпимости уцелевшая «веткинская диаспора» смогла без проблем вернуться на родину, но и то не полностью. Многие т.н. «староверы», основательно не доверявшие любому русскому государству, так и оставались на «вражеской» территории вплоть до разделов Польши. И даже приютили беглого казака, не исключено – надоумив его выдать себя за императора и оказав ему существенную материальную помощь.
Вы скажете – это интересно, конечно. Но какое отношение «преданья старины глубокой» имеют к нашим нынешним реалиям, к мечтаниям интеллигентов об аксёновском «Крыме» или даже к по-настоящему религиозной вере технократов-сталинистов в миф о прекрасном СССР? А вот какое.
Наверное, еще четверть века назад даже самым отъявленным антисоветчикам в страшном сне не могло присниться, что Беларусь снова станет заграницей. Что всего в четырех часах быстрой езды от Москвы вновь проляжет рубеж, за которым начнётся совершенно иное государство под управлением самобытного усатого харизматика из толщ народных, в общем-то совершенно неподотчётного Москве, несмотря на всю его внешнюю «совковость», заверения о славянском братстве и даже задекларированное на бумаге Союзное государство.
Более далёкая – и географически, и в языковом, и даже во многом в культурном плане Грузия – ещё более интересный случай. Де-факто – тоже распавшаяся вслед за Советским союзом республика, потерявшая Южную Осетию и Абхазию, несмотря на все «загогулины» меняется на глазах, превращаясь из византийско-совкового кавказского экзота в современное европейское государство, живую мечту прозападных интеллигентов. Во всяком случае, успехи по искоренению коррупции, реформы полиции уже признают даже откровенные враги режима Саакашвили – уже и российские власти заговорили о необходимости «милицейско-полицейской» реформы!
Сегодняшние Грузия и Беларусь – как два полюса «староверства» и «квакерства» эпохи глобализации: в одной стране советскую символику восстанавливают, в другой – искореняют. К западу от современной «Московии» два десятка лет строили «последнюю диктатуру Европы» и царство государственного капитализма, к югу – проводили столь стремительные либеральные экономические реформы, что их скорости могли бы позавидовать Гонконг и Сингапур.
И Грузия и Беларусь – сегодня уже больше чем бывшие союзные республики, больше чем просто страны. В обоих случаях сформировался даже устойчивый миф – как о преуспевающем «Острове Крым» с одной стороны, так и о «последнем осколке СССР» с другой. А у мифов всегда были, есть и будут свои поклонники и почитатели. В первом случае, поклонникам трансформации постсоветского пространства по лекалам ЕС и НАТО уже видится желаемое, но не действительное – далеко не совершенная, зачаточная демократия и просто институты государства выдаются за состоявшиеся, хорошее место в рейтингах экономической свободы – за размер ВВП на душу населения, который пока еще очень далек даже от Сингапура с Гонконгом и так далее. Во втором – во многом дотационная, «сидевшая» на игле дешевых российских энергоносителей, экономика – за «очевидные успехи» не то советской модели хозяйства, не то пресловутого «китайского пути», преувеличиваются и довольно скромные по европейским меркам размеры зарплат и прочие социальные показатели.
Но неспроста говорят, что две крайности всегда в чём-то и сходятся, как сходятся на одних и тех же митингах либералы, леваки и лимоновцы. И потому стоит ли удивляться, что на сегодняшний день основными «врагами» официальной Москвы стали как Саакашвили, так и Лукашенко? Что в отличие от Москвы в Минске не только работают многочисленные казино, но и успешно продаётся грузинское вино и «Боржоми»? Что между Минском и Тбилиси никогда не прекращалось авиасообщение, а «либеральный» и «колхозный» президенты проводят встречи и переговоры в самой что ни на есть тёплой, дружеской обстановке?
Ещё несколько лет назад публицист Голышев писал, что россиянам, не уживающимся с авторитарно-сырьевой ипостасью нынешнего режима и недовольных неуклонной деградацией в «северную Нигерию» (а таких в сумме может быть чуть ли не до половины всего населения), возможно, придётся эмигрировать. Более того - это даже едва ли не единственный способ сохранения русской цивилизации, подобно тому как в 17 веке колоссальный пласт русской культуры был сохранён гонимыми на «Ветку» и в Кавказские горы раскольниками, а в начале 20 века – сочувствующими «белому» движению. Но при этом наиболее хорошие условия русские общины могли бы получить как раз в соседних странах: ранее входивших в состав Российской империи и СССР, хорошо знакомых и комплементарных с нашим языком и культурой, связанных с Россией тысячами уз. Ведь в самом деле – русские общины, формировавшиеся в отрыве от родины на других материках спустя десятилетия практически полностью ассимилировались и растворялись без остатка. Даже если это был Парагвай, самим своим существованием и победой в войне с Боливией во многом обязанный иммигрантам из нашей страны. На Украине же, в Беларуси, Прибалтике, Грузии русские живут уже не одно столетие.
И если бы Саакашвили и Лукашенко захотели пойти навстречу русским инакомыслящим, которым всё более неуютно становится дома – они могли бы подобно тем же парагвайским властям начала 20 века предоставить определенную территорию (пусть даже находящиеся в упадке, малоперспективные районы) иммигрантам из России. В Грузии с её во многом опустевшей сельской местностью могли бы осесть, разумеется, либералы, национал-демократы и прочие западники. В Беларуси – сторонники «китайского пути», леваки-имперцы, сталинисты-технократы-«калашниковцы»… И пусть, как говорится, новые «староверы» и «духоборы» не в теории, а на практике покажут правоту своих идей по обустройству России, формируя на чужих берегах свои маленькие «другие россии», заодно став дополнительной опорой как Саакашвили, так и Лукашенко.
Но пойдут ли лидеры Грузии и Беларуси на такой шаг, и так ли нужен он им?
15:31 22/11/2010




Loading...


загружаются комментарии