Белорусы зарабатывают в Москве, как разведчики-нелегалы

Нет, не зарастет в Москву тропа гастарбайтеров. И никуда златоглавая, как и вся соседняя страна, не денется от нелегальных тружеников из ближнего зарубежья.

Белорусы зарабатывают в Москве, как разведчики-нелегалы
Мой старинный приятель Александр в моторах сечет, как Бог: трактора, автомобили, катера – все, что "питается" топливом, разберет-соберет, и ни одной лишней шайбочки не останется. Земную жизнь пройдя до половины, Александр понял: как бы страна ни нравилась, как бы мягко "синеокая" ни пилась, а с "чэсных" белорусских зарплат детей не поднять. Поэтому в свои сорок с лишним лет он нашел работу в Москве, да такую, которой не погнушался бы и москвич, если бы его устраивала зарплата.
 
Тайну своего проникновения в заповедник для богатых Александр не открыл, но пять лет назад стал вкалывать в торгово-прокатном заведении, в названии которого есть слова "Маркет-марин" (морской магазин).
 
Дети водяного
 
В этот "морской" холдинг входит сеть специализированных магазинов. Прайс-лист, размещенный в Интернете, щедро описывает более 7000 наименований товаров для людей, предпочитающих небедный отдых на воде и на снегу, который по большому счету тоже вода. Фирма продает катера, гидроциклы, яхты, лодки, снегоходы, лодочные моторы, снаряжение, палатки, одежду.
 
К услугам потребителей также яхт-клуб и ресторан на водной глади реки Клязьмы, переделанный из обычного теплохода. Помните, Макаревич пел: "На берегу так оживленно, людно. А у воды высится, как мираж, старый корабль – грозное чье-то судно…" На верхних палубах корабля ресторан, а в трюмных каютах ютятся гастарбайтеры: уборщики, официанты, повара и прочая хозобслуга.
 
Да-да, несмотря на крутизну заведения, пролетариат в нем трудился по преимуществу нелегальный. В основном, среднеазиатский. Приказчиками, то бишь менеджерами, были, конечно, москвичи. Белорус Александр работал в должности инструктора-испытателя – это промежуточная стадия между слесарюгой и менеджером. То есть, справившись с грязноватой слесарской работой, белый почти господин отправлялся в торговые залы и на клязьминской акватории потенциальным покупателям закручивал виражи на катерах да гидроциклах.
 
Платили Саше 17 тысяч российских рублей, что на то время составляло примерно 700 долларов. Московские знатоки Клязьмы на эту цифру не клевали. У них переговоры с работодателем начинались со стартовой суммы оклада 40 000 рублей плюс бонусы. А наш земляк умудрялся ежемесячно не менее пяти сотен "зеленых" отправлять домой.
 
Крутизна морская
 
За пять лет мастеру-инструктору не раз доводилось общаться и с известными людьми: беседовать с музыкантом и дайвером Андреем Макаревичем, консультировать Ларису Долину с дочерью. Александр заметил, что Долина-старшая больше следит за собой, чем младшая, и сделал вывод, что дочь не занята в шоу-бизнесе, где надо молодиться изо всех сил до самой смерти.
 
На тогдашнего мэра российской столицы Юрия Лужкова, когда тот заглянул в "Маркет-марин", Александр смотрел издали. Во-первых, супер-ВИП-покупателя и обслуживали ВИП-менеджеры. Во-вторых, загодя предупрежденная администрация заведения всех гастарбайтеров явно неславянской внешности удалила на задние дворы, в густой кустарник под деревней Грибки, и попросила Александра за ними присматривать.
 
Был момент, когда на "Маркет-марин" "наехала" налоговая. "Разруливать" ситуацию приехали молодчики под стать "братьям" Саши Белого из сериала "Бригада". Они сказали директору магазина: иди, мужик, рыбку, что ли, полови. Сами остались в кабинете с главным бухгалтером и представителем налоговой. Пиджаки их топорщились от пистолетов, но ситуация благополучно разрешилась без стрельбы и мордобоя.
 
Работа в яхт-клубе и соответствующем магазине хоть и связана с праздником жизни, на отдых не похожа, да и материальная ответственность там нешуточная. Достаточно сказать, что катерок средней престижности стоит порядка 150 миллионов российских рублей.
 
По словам Александра, один гастарбайтер, которого взяли водителем для перевозки катеров, отработал всего полдня. При перевозке катера с вокзала на пирс "Маркет-марина" он, лавируя в знаменитых московских пробках, где-то нечаянно и совсем чуть-чуть зацепил катером за препятствие. Образовалась царапина длиной сантиметров двадцать. Менеджер сказал водиле: урон стоит четыре тысячи долларов. Докажешь, что не ты был виноват в повреждении товара, выставим счет виновнику. Не докажешь – вычтем из твоего заработка. Водитель сразу после беседы с начальником скрылся в неизвестном направлении.
 
Примечательно, что никто его не искал. Выходит, сумма ущерба в масштабах магазина оказалась незначительной.
 
Черные дни
 
Случались в яхт-клубе и трагедии. Один раз, нечаянно выбросившись с яхты на берег, погибли два туриста из Германии. С ними была "переводчица" – она отделалась травмами средней тяжести. Никто не удивился происшествию: немцы были пьяны, моторы на катере по 500 лошадиных сил, а тормозного пути на воде практически нет. Словом, вины яхт-клуба правоохранительные органы не усмотрели.
 
А в один из дней ранней зимы загорелся пришвартованный к причалу "старый корабль – грозное чье-то судно". Он же бар, сауна, ресторан, бильярд и, как уже было сказано, – общежитие для тружеников-нелегалов.
 
"Родными" у теплохода были только днище, трюмы и настил нижней палубы. Все остальное – пластик под дерево, пластик под мрамор и пластик под позолоту. Поэтому горело "судно" быстро и чадно. Минут двадцать.
 
Пожарные приехали минут через десять после возгорания и долго искали, откуда взять воду. Когда им намекали, что можно, наверное, прямо из реки, борцы с огнем как-то презрительно ухмылялись. В конце концов они с чувством выполненного долга поливали пепелище.
 
У всех нелегалов в огне сгорели вещи, одежда, у многих – сбережения, заныканные в укромных углах. Успели спасти только себя, то, что на себе, и документы.
 
На этом пожаре погиб приятель Александра, узбек Миша. Он бегал среди огня на верхней палубе. Ему кричали: прыгай в воду – вытащим. Наверное, он не умел плавать, но между огнем и водой выбрал бы второе, однако хватанул в легкие ядовитого дыма от горящего пластика – и все.
 
Александр не пострадал, потому что, используя еще армейскую смекалку, смог поселиться не в казарме-трюме, а в отдельном вагончике на хоздворе магазина.
 
"Бобик" и собаки
 
В большую Москву без особой нужды Александр не выезжал. Это ерунда, что от московской милиции нет житья Равшану и Джумшуду. У них маленькие зарплаты и трехмесячная регистрация. А вот белорусов с украинцами работодатели не регистрируют – со всем соцпакетом официально трудоустраивать братского бульбаша дорого.
 
Поэтому бульбаш и хохол зарабатывают на жизнь в Белокаменной, как разведчики-нелегалы. А когда россияне начнут называть свою милицию полицией, сходство с выживанием в тылу врага станет еще большим.
 
Основная головная боль – это подчиненные министра внутренних дел России Рашида Нургалиева из патрульно-постовой службы. Однажды Александр чуть не попал в их лапы очень серьезно. Начитавшись газет и насмотревшись НТВ о том, чем и как травят россиян производители продуктов, он закупался на сельском рынке за кольцевой. И цены умеренные, и продукция здоровее.
 
Но в Москве, кроме дорог и дураков, есть еще одна беда – бродячие собаки. Шастают они по улицам просто стаями. Тем, кто в машинах, ничего, а вот работяга-пешеход здорово рискует.
 
Как-то зимой, уже после работы, шел Александр с рынка. За ним увязалась-таки рычащая стая. На всякий случай Саша купил пневматический пистолет. На него не надо никаких справок, а пулька с десяти метров разбивает бутылку вдребезги. Так что кое-какая защита от собак у Саши была.
 
– Чувствую: сейчас бросятся, – рассказывает гастарбайтер. – Покосился глазом – невдалеке милицейский "бобик" стоит, в нем наряд скучает. А скорее, с интересом наблюдает за тем, как псы накинутся на человека. Потом, глядишь, можно будет и пострелять из табельного, потешиться. Ну, мне это ни к чему. И когда вожак подошел так близко, что уже и гавкать не надо, я ему прямо в морду из пистолета и выстрелил. Псина с визгом откатилась, другие тоже попятились. А вот "бобик" как раз и заурчал мотором: теперь милиционеры явно заинтересовались мной. Нелегал без регистрации, но с травматическим пистолетом? Да на меня могли бы с десяток ограблений повесить… В общем, ушел я огородами. Благо темно уже было, не рассмотрели они меня.
 
Привокзальная мзда
 
Отдельная песня, по рассказам Александра, привокзальные менты. Вот эти уже охотятся целенаправленно и квалифицированно. Когда гастарбайтер едет на побывку домой, тут-то все и начинается. Можно рассказывать парням в синих бушлатах какие угодно истории о том, что приятель на машине вчера привез в Москву по делам, а сегодня обратно – вот билет. Милиционер непреклонен: докажите, что приехали именно вчера. За этим следует ненавязчивое, но настойчивое требование мзды.
 
Один раз слупили с Александра десять тысяч прямо на перроне "родного" Белорусского вокзала. Он с расстройства пошел попить воды в здание вокзала, а там – следующий мент уже нацелился на белорусского мужичка с дорожной сумкой. Хорошо, что первый "полисмен" в этот момент тоже вошел в вокзал и "отсемафорил" коллеге: мол, я этого уже вытряс.
 
В другой раз попался мент-честняга. Спросил: "Ну, сколько при себе денег? Только не ври, а то если в отделение пойдем, уедешь домой голым". Александр вез рублями около тысячи долларов. Признался, что есть около пятисот. Мент забрал у него сумму, эквивалентную двумстам долларам, и ушел дальше охранять общественный порядок.
 
Бывают и совершенно беспринципные крохоборы в погонах. У того узбека Миши, что погиб на пожаре, на том же "Маркет-марине" работал брат Алишер, которого, естественно, все звали Аликом. Купил Алик на зиму новую куртку, идет–шагает по Москве и радуется, как безмозглый телевизионный Равшан. А тут раз – наряд. Понятно, денег у Алика не было – не стало и куртки.
 
Эпилог
 
При всем при этом вспоминает Александр Москву с ностальгией. Она дала ему возможность почувствовать себя кормильцем семьи. Сейчас, как и многие гастарбайтеры-бульбаши, вернулся он на родину, чтоб какой-нибудь стаж к пенсии заработать. Получает на заводе триста тысяч полновесных белорусских рублей, поэтому по выходным халтурит на ремонте машин и пьет много "чернила".
 
А на месте Александра в яхт-клубе работает его старший сын. Младшая сестра там же командует уборщицами и посудомойками. Как белый человек.
 
Нет, не зарастет в Москву тропа гастарбайтеров. И никуда она, да и вся соседняя страна, не денется от нелегальных тружеников из ближнего зарубежья. Глава миграционной службы Российской Федерации Константин Ромодановский высказался в газете "Собеседник" однозначно: "Трудовая миграция нужна России, как воздух!"
 
08:45 24/11/2010




Loading...


загружаются комментарии