Новая попытка осмыслить

Живут белорусы «хуже и короче» европейцев, но – «лучше и длиннее» африканцев. Также было и при КПСС. Ничего нового. Всё привычно.

Новая попытка осмыслить
В тоже время, некоторые белорусские политики, провозглашающие «оппозиционные политические лозунги», уверенны в том, что электорат, – какая-то его часть – хочет жить как европейцы. Или россияне. То есть, эти политики уверены в том, что в стране есть «оппозиционный электорат». Существенный – по размерам. Достаточный – для выборов новой власти, если «избирательный закон» будет изменён и исполнен.
 
Наверное (в смысле, «наверняка»).
 
Но также верно, что подавляющая часть жителей Беларуси, – элементарно – нутряно запугана. В том числе, и «оппозиционный электорат». А значит, ничто не мешает власти «подчинять, управлять и манипулировать».
И грядущие выборы только подтвердят это.
Кто верит в то, что от его голоса что-то зависит? Кто сомневается в победе Лукашенко?
Может, есть надежда, что победит какой-нибудь оппозиционный политик? Некляев, например, который – несомненно – будет вторым?
Никакой надежды нет.
Ни у граждан, ни у Медведева с Евросоюзом, ни, даже, у самого Некляева.
 
«Замкнутый круг». Сегодня. Есть ли в этом вина оппозиционных политиков? Есть! Не полная, но значимая.
 
До сих пор в Беларуси нет – ни одной – оппозиционной политической организации, которая бы, на основе своей опубликованной стратегии, получила целевую электоральную поддержку. Пусть «количественно» небольшую, но осознанную и активную.
Подчеркнём. Речь идёт не о поддержке – друг друга – «профессиональных» политиков и общественных деятелей, а об «электоральной поддержке».
Вроде бы, оппозиционные политические лозунги поддерживают все оппозиционные организации. «Гавары праўду» и Грамада, ОДС и БНФ, Движение «За Свободу» и ОГП, партии «Зелёных» и коммунистов…
И лозунги у них, в основном, правильные, и, потому, единообразные.
Но, кому известен их электорат? А, главное, знает ли электорат «их».
Возможно, если бы оппозиционные политики – в рамках единой стратегии – объединили усилия, – то сегодня и власть была бы несколько другой (не только по личности, но и по поведению). И оппозиционный электорат – многочисленнее и организованнее.
 
Так почему они не объединяются?
Будем очень кратки, ибо развёрнуто говорить об этом, планируем 07 декабря – в записи «Беларусь Будущего: пути модернизации (создание «правильной оппозиции»)».
 
Во-первых, белорусские политические оппозиционные организации существуют за счёт спонсорских пожертвований. И это нормально и общепринято. Лукашенко считает иначе, но это понятно. Он-то избирается за деньги государственного бюджета.
Ненормально то, что спонсоры – под одинаковые лозунги – преследуют разные цели, часто, чисто декларативные. Для галочки в списках мероприятий Евросоюза или конгресса США. Кого-то спонсируют мутные российские «меценаты».
Нарушено базовое правило: политик – это нанятый частью потенциальных избирателей управленец, призванный для представления интересов конкретной электоральной группы. Если политика никто не нанимал, – то он и не политик. В лучшем случае – общественный деятель. И не белорусского Общества.
Констатируем. Отсутствие объединения усилий по завоеванию власти – кажущееся «ключевой» ошибкой оппозиции – неизбежно. В условиях отсутствия харизматичного «продвинутого» лидера. И в условиях разнородных источников финансирования «маргинальных политических бизнесменов».
К тому же, бороться друг с другом, – за спонсорские средства, – легче и безнаказаннее, чем с Лукашенко. Легче, чем сформировать условия для проявления параноидального страха Лукашенко перед будущим: страха «нелюбви народа» и страха «предательства своим ближайшим окружением».
Обращаем внимание: пока его не «захватят» эти страхи, он – не сменяем.
 
Во-вторых, белорусская оппозиция не провела продуманной долгосрочной целенаправленной работы с Россией.
Сегодня «правда» такова, что только Россия может реально поддержать оппозицию – экономически и политически. Тем более, она понимает, что не имеет права – в том числе, морального права – отдать проблему «восстановления народовластия в Беларуси» «на откуп» Евросоюзу (и США).
Но Россия не видит реального «претендента» – союзника. И продвинутого «внутри страны». Старт «работы с Россией» должен был быть дан четыре года назад. При этом наращивать авторитет должен был бы, – что логично, – Милинкевич. Вроде бы, второй, в то время, политический лидер. Но…. Опять новые – трёхмесячные – лидеры.
Интересно, учтёт ли Некляев ошибки Милинкевича.
 
В-третьих, оппозиционные политики, – а мы изучили все их публичные предвыборные материалы, – не раскрывают механизмов, с помощью которых они собираются реализовать свои политические, экономические и социальные декларации.
Скорее всего, никто из них не намеревается проводить репрессий: сажать чиновников (а что скрывать, – «есть за что»), увольнять «продажных журналюг государственных изданий», расстреливать «семью Чаушеску».
Скорее всего, все они имеют разработанные планы по «пошаговому» преобразованию страны, набор политических и социально-экономических решений. И т.д. и т.п.
Но об этом надо заявлять. А то люди боятся и сегодня, и завтрашней победы «демократов». Тем более что один из кандидатов, например, уже заявил по радио, что «не собирается выносить на конкурс свои предвыборные обещания». Без комментариев. Просто вычёркиваем.
 
В-четвёртых. Оппозиционные политики, претенденты на власть – забыли или не сумели – «поработать» с высшими государственными чиновниками, старшими офицерами спецслужб и армии, директорами государственных предприятий, российско-белорусским бизнесом. Не наладили отношения с влиятельными эмигрантами и людьми, имеющими белорусские корни, проживающими в России, США, Германии, Польше, Израиле.
А без их, – хотя бы скрытой, – поддержки, все возможности оппозиции – иллюзорны. «Истины ради» надо отметить, что такая поддержка будет оказана только тому «претенденту на власть», который будет поддержан Россией.
 
Один мудрый человек сказал: «Демократия — это борьба партий в рамках закона. И если демократам, после их прихода к власти, оппозиция не нужна, то демократии она нужна как воздух». Это особо важно для постсоветских демократий, которые относятся к категории «гибридных» режимов. Они не являются переходным этапом от диктатуры к демократии. Это режимы «имитационной демократии».
В рамках такого устройства победившие силы уже не смогут отдать власть, так как будут опасаться за свою жизнь и свободу. Теперь вы понимаете Лукашенко?
Есть «исключение из правил» – это поступок Путина, который не остался на третий срок.
С точки зрения логики системы его поступок необъясним. Но вскоре будет исправлен. Путину просто захотелось показаться европейцем.
 
Надежда на то, что режимы имитационной демократии – объективно – слабы. Они не могут существовать бесконечно долго. У них нет идейной основы. Они стыдливы и вынуждены юлить.
В них идут процессы вырождения: в элиту попадают все более слабые люди.
Власть – при «имитационной демократии» – всё хуже понимает, что происходит в стране.
Например, поразительны реакции свергнутых постсоветских президентов — Акаева, Бакиева, Шеварднадзе. Им мерещатся заговоры, за которыми стоят американцы, русские, какие-то внешние силы. Они просто не могут себе представить, что народ против них.
Друг Лукашенко – Бакиев, – после того как его свергли, удивлялся: «Я только недавно проводил общенародное совещание, и все аксакалы выступали и говорили, как правильно я веду политику!».
 
Надежда на то, что уже многие люди уже знают более свободную систему, чем советская. Наличие оппозиции в стране воспринимается как норма. Её никто особенно не любит, за неё не голосуют, но она, по мнению граждан, должна существовать.
 
Опасна для режима имитационной демократии и свободная эмиграция, так как эмигранты отправляют домой не только денежные переводы, но и посещают родину с новыми идеями, связями и опытом.
 
В общем, необходимо формирование «правильной оппозиции».
 
 
Эта статья написана в рамках интернет проекта Международной Аналитической группы («МАГ»), который пытается объединить все аналитические предложения в Беларуси о будущем страны.
08:30 29/11/2010




Loading...


загружаются комментарии