Евгений Сурганов: Отец погиб по вине водителя-угонщика (фото)

Сын одного из бывших руководителей Беларуси Федора Сурганова, будучи сотрудником КГБ, провел собственное расследование обстоятельств смерти отца. По его мнению, эта трагедия – случайность, которую и сейчас пытаются связать с политикой.

Евгений Сурганов: Отец погиб по вине водителя-угонщика (фото)
Версия политического заговора была выгодна многим
 
- Моя версия однозначна: это была чистейшая, дикая случайность, которую до сих пор пытаются связать с политикой. Видимо, многим выгодна такая версия, в которую сначала верили и мы, близкие. Я помню, как мне сказала Полина Андреевна Машерова: "Гонялись за Петром Мироновичем, попал Федор Анисимович…"
 
Увы, и Машеров, и мой отец погибли потому, что слишком мало внимания уделяли собственной "свите». У Петра Мироновича было трое охранников. Отца охраняли только в 50-е годы, когда он был первым секретарем Минского обкома партии и когда охрана полагалась всем первым лицам. В ЦК у него уже было только два водителя. А когда стал председателем Президиума ВС БССР, ему полагался дополнительно лишь повар, но папа отказался, так как у нас много лет жила домработница - бабушка Зося.
 
В декабре 1976-го второй секретарь ЦК компартии Кубы Рауль Кастро с женой и детьми отдыхали в Беловежской пуще. На встречу с ними прилетели Машеров и Тихон Киселев. Позже к компании присоединился командующий авиацией Белорусского военного округа Леонид Беда. Отца тоже ждали в пуще, но он задержался, потому что 25 декабря вручал знамя Высшей школе милиции в клубе Дзержинского. После чего отправился на встречу на своей "Чайке". За рулем был новый водитель Соколовский. Старого накануне пришлось уволить. На следующий день в воскресенье 26 декабря была жуткая метель. Машеров собирался возвращаться в Минск на самолете вслед за Кастро, но Беда его все-таки уговорил ехать на машине. Так, Петр Миронович сел в первую "Чайку", во второй поехали жены. Тихон Яковлевич сначала сел к отцу, но на заправке пересел к женщинам, чем, как оказалось впоследствии, спас себе жизнь. Впереди и сзади ехали машины сопровождения ГАИ Брестской области. Отстав на заправке, отец стал догонять колонну. В это время по правой стороне дороги летел автобус. ГАИ потребовала принять вправо и остановиться, но водитель команду не выполнил. А впереди другой автобус выполнил команду и стоял, но не на обочине, а на дороге. В него и врезался водитель, не выполнивший команду, так, что автобус нарушителя развернуло на полдороги. Колонна к этому моменту уже проехала, а "Чайка" отца как раз ее догоняла. Столкновение было очень сильным. Отец погиб сразу… Леонид Игнатьевич Беда вылетел через боковое стекло, но это его не спасло…
 
Единственным выжившим оказался водитель. Если бы он был более опытным! Я проверил все по секундам: у него было время притормозить, выкрутить руль - и машина вылетела бы в поле. Возможно, даже перевернулась, но кто-то мог бы выжить. Он же, вместо того чтобы действовать, признался, что когда увидел перед собой стену, от страха потерял сознание и даже тормозить не стал!
 
Потом я узнал и подробности о главном виновнике аварии, Недельском, водителе того злополучного автобуса, который, кстати, оказался краденым! На заводе во Львове этот горе-водитель перегонял транспорт после покраски. Причем накануне его лишили прав. Несмотря на это, Недельский повесил на одну из машин поддельный номерной знак, нашел попутчиков и в выходные рванул в Беларусь купить дешевых продуктов перед Новым годом. Он получил 15 лет, но отсидел меньше, вышел по амнистии.
 
В эту, как оказалось, последнюю поездку, я провожал отца. Помню, как уговаривал его не ехать… На один день, в такую погоду… Дело в том, что я знал, что Соколовский - неопытный водитель, но сам настаивал, чтобы его взяли на это место. Он охотник, и я думал, сможет папе составить компанию.
 
Мне до сих не хватает отца, его мудрых советов, его поддержки, но я и сейчас никого не виню. Уверен, если бы у наших руководителей в то время была такая же служба охраны, как у первых лиц в Москве, ничего бы не случилось

 
Сурганов с Валентиной Терешковой в Минске
Фото: из личного архива Сурганова
 
 
О ЛИЧНОМ
 
У сына министра иностранных дел были самые лучшие игрушки
 
- Что вы запомнили из своего детства?
 
- Отца мы видели только по воскресеньям. Он грибником был фанатичным, обойти его в поиске грибов никому не удавалось. Я с нетерпением ждал футбольных матчей. Папа болел сначала за "Спартак", потом - за "Динамо". На стадион с нами всегда ходил Кирилл Трофимович Мазуров. Болели они, как дети, громко кричали, свистели, топали ногами. А дома мы с отцом любили играть в бильярд.
 
Свободное время папа проводил со своими друзьями - Мазуровым и Тихоном Киселевым. Порой к компании присоединялся Сергей Притыцкий. Вместе они любили пошутить, в том числе и над собой, бывало, разыгрывали друг друга, могли по телефону подделать голос и от имени "самого главного" куда-нибудь пригласить. Мазуров ввел традицию проводить выходные вместе. После обеда в воскресенье члены правительства с женами отправлялись к нему на "раут". Там накрывали большой стол, после которого компания перемещалась в домашний кинозал.
 
- Как отец отнесся к выбору вашей профессии?
 
- Решение идти на службу в КГБ стало единственным, которое он не одобрил. Думаю, у него были основания с недоверием относиться к комитету. Во время учебы в сельхозинституте (теперь Горецкая академия) на него кто-то донес. Папу арестовали, и чем бы это закончилось, неизвестно, ведь шел 1937 год, но старшие товарищи чудом вытащили его. Я много раз пытался узнать подробности, но для отца это была слишком болезненная тема, и он никогда ничего не рассказывал.
 
- У детей первых лиц страны во все времена была возможность выделиться среди сверстников.
 
- Надо сказать, в классе я не слишком выделялся, так как у нас учились и генеральские дети, и дети членов правительства. Я дружил с сыном министра иностранных дел Васей Киселевым. Какие у него были игрушки! В армии я служил вместе с сыном замначальника штаба военного округа. Это значит, в Минске и с выходными (смеется). Благодаря отцу у меня не было проблем с билетами ни в один театр, включая Таганку. А так как отдыхать я один не любил, то и друзья ощущали преимущества моего "особого положения" (смеется). Пересмотрел все спектакли, в которых играл Высоцкий, а однажды довелось даже руку пожать.
 
- Часто ли вы видели отца расстроенным?
 
- Одним из самых тяжелых было время правления Хрущева. Его реформы отец переживал как собственную трагедию. Он не мог простить того, что Украине приходилось помогать хлебом. Я помню, когда в Минске наступил настоящий голод и нам из Москвы поездом передавали продукты. Папа был вторым секретарем ЦК, когда Никита Сергеевич придумал разделение ЦК партии на промышленность и сельское хозяйство. Сурганова назначили председателем бюро по сельскому хозяйству. А на его прежнюю должность пытались навязать кого-то из Москвы, но папа с Мазуровым смогли отстоять кандидатуру Машерова, который в то время был первым секретарем Брестского обкома партии.
 
- Федору Анисимовичу выпала честь впервые после холодной войны встречать на советской земле американского президента.
 
- Визит Никсона совпал с дежурством отца по стране. Заместители председателя Президиума ВС СССР по очереди на месяц переезжали в Москву и исполняли обязанности современного президента. Семье руководителя предоставляли шикарную квартиру на улице Грановского, дачу, машину, охрану - все как полагается. Я, кстати, во время этих дежурств с удовольствием посмотрел весь Кремль, включая те укромные места, куда простых смертных не пускали.
 
Никсона отец встречал в Крыму. В плане визита была Хатынь, где я сам стоял в наряде у мемориала и отвечал за журналистский пул вместе с главным чернокожим охранником Никсона. По этикету они обменялись подарками. Папа преподнес ружье, которое выбрали спецслужбы. А Никсон подарил ему серебряную салатницу с золотой инкрустацией и портретом Джорджа Вашингтона и подписью "Сурганову Федору Анисимовичу в знак признательности от президента США Никсона". Эта салатница была единственным подарком, который папа забрал домой. Сейчас она у сестры..
 
Справка. Федор Сурганов родился в 1911 году в д. Судники Витебского района. Занимал должности руководителя Минского обкома партии и Минского облисполкома, председателя президиума Верховного Совета БССР, зампредседателя президиума Верховного Совета СССР.
 
Тихон Киселев был заместителем председателя Совета национальностей Верховного Совета СССР, председателем Совмина Белорусской ССР, первым секретарем ЦК КП Белоруссии.
 
Кирилл Мазуров был председателем Совмина БССР, первым секретарем ЦК КП Белоруссии, первым замом председателя Совета министров СССР.
 
Сергей Притыцкий был замом председателя Совмина БССР, председателем президиума Верховного Совета БССР, заместителем председателя президиума Верховного Совета СССР.
 
 
 
 
12:34 03/12/2010




Loading...


загружаются комментарии