"Засунули пистолет в рот, кричали признаваться…"

Из подростков, которые проходили как подозреваемые в деле о громком убийстве в Витебске, нужные показания буквально выбивали – в прямом смысле этого слова. Рассказы ребят о методах следствия напоминают свидетельства людей, переживших застенки НКВД.

"Засунули пистолет в рот, кричали признаваться…"
Могилевский областной суд 29 ноября признал невиновными двоих несовершеннолетних витеблян – Александра Логинова и Александра Напаюка, обвиняемых в убийстве, совершеном с особой жестокостью группой лиц (по пп. 6; 15, ч.ІІ, ст. 139 УК. РБ), в июне 2009 года в Витебске. После оглашения приговора обвиняемые были освобождены из-под стражи в зале судебного заседания. За решеткой они провели почти полтора года – 10 месяцев длилось следствие и 7 – судебные заседания.
 
Зверское  убийство (потерпевший скончался  от 63-х ножевых ранений и многочисленных ударов) 31-летнего безработного было совершено 14 июня 2009 года недалеко от областной больницы в Витебске. У оперативных работников Первомайского РОВД зацепок не было, зато на носу был очередной "Славянский базар" с обязательным посещением города президентом. А слухи о кровавом преступлении уже расползались по областному центру. Успокоить народ можно было громким заявлении о задержании преступника. И тут под руку местным шерлокам попались трое девятиклассников витебской гимназии №7 – Логинов, Напаюк и Овчаров, – пришедшие на следующий день после убийства (и еще не знавшие о преступлении) на то самое место у пожарного водоёма за облбольницей отметить окончание учебного года.
 
Все как в дешевом детективе: убийцы, мол, возвращаются на место кровавой разборки (на следующий день!). Кроме того, по мысли оперов, гимназисты должны были стать "удобным материалом" для обвинения, так как все трое воспитывались в неполных семьях матерями-одиночками, а Александр Напаюк – и вовсе одной бабушкой. Следствие, видимо, никак не рассчитывало на сопротивление…
 
Примерно  через две недели школьники были арестованы. Причем следствие сразу  пошло по наименьшему пути сопротивления  – запугивания свидетелей и подозреваемых, фальсификации фактов, применения физического и психологического насилия в отношении несовершеннолетних с целью дачи ложных показаний. А в дальнейшем (когда стало понятно, что сделать из невиновных виноватыми будет не так просто) – и путем затягтвания времени. Список нарушений законодательства, допущенных следственными органами, адвокат зачитывала в суде более часа (среди них в том числе и нарушение права на защиту с первого дня задержания). А рассказ обвиняемых о пытках, которые применялись по отношению к ним в Первомайском РОВД, нельзя было слушать без внутреннего содрогания.
 
Из рассказа Александра Логинова: "Завели в кабинет №19 (там есть шторы), было 5 человек, закрыли дверь на ключ (или защелку), вначале положили на пол, один из них, который при задержании вел машину, достал пистолет, приставил ко лбу, засунули пистолет в рот, кричали признаваться. Потом подняли с пола, положили на стол животом вниз, один взял отвёртку и начал крутить перед глазами со словами: "Сейчас засунем куда надо". Затем усадили на стул, стали бить по голове ладонями. Все это сопровождалось требованиями признаться… После этого продержали в боксе около 2 часов, затем в кабинете кого-то из руководства было сказано: "Сейчас завезём на Двину, возьмём за ноги и подержим в воде". К слову, в ИВС несовершеннолетние в нарушение закона содержались в камерах со взрослыми…
 
Это только одно из свидетельств. 16-летнему Александру Овчарову после допросов в РОВД пришлось делать серьезную операцию на селезенке. Вполне возможно, что именно поэтому Овчаров далее не фигурировал в уголовном деле. Сотрудники милиции испугались?..
 
Как бы там  ни было, но двое из трех мальчишек подписали  под пытками явку с повинной. Здесь, кроме физического принуждения, свою роль сыграло и психологическое давление. Так, каждому из них внушалось, что двое его друзей уже дали показания против него и отпущены восвояси. В итоге не оговорил себя только один из подозреваемых (Александр Логинов).
 
Интересно, что  в качестве основного свидетеля  выступала неоднократно судимая 15-летняя (!) жительница Витебска, попавшаяся накануне дня убийства на краже кошелька и проходившая ранее по этому же делу в качестве подозреваемой. Родители задержанных уверены, что свидетельница была подкуплена сотрудниками милиции и пошла на лжесвидетельство во избежание наказания за очередную кражу.
 
В ходе следствия она меняла свои показания шесть раз (подсчитано адвокатами), неправильно указывая порой даже место убийства (не говоря об участниках). В дальнейшем в деле появлялись и скрытые свидетели, в роли которых выступали либо бывшие, либо настоящие зэки, которых подсаживали в камеры обвиняемым уже в Минске (когда дело стало "гореть" – его передали в республиканскую прокуратуру, следователю Щетько).
 
В то же время, как указали адвокаты, многие свидетели  защиты допрошены не были или их показания просто не принимались  во внимание. Как впрочем и объективное алиби: распечатки телефонных соединений в день убийства указывали на то, что обвиняемые не могли находиться во время убийства в районе облбольницы, а один из них, Александр Напаюк (к слову, гражданин России), и вовсе находился на загородной даче. Но следствие это ничуть не смутило.
 
Время убийства было отодвинуто на временной отрезок, не обеспеченный алиби (время убийства в ходе предварительного следствия изменялось несколько раз). Всё на свои места поставила лишь повторная судмедэкспертиза, проведенная уже по запросу судьи. Отметим также, что распечатки телефонных звонков обвиняемых были предоставлены для ознакомления адвокатам только в последний день следствия.
 
4 февраля  следователем Щетько было вынесено постановление о назначении психолого-психиатрической экспертизы над А. Логиновым. Как утверждает его отец Хачатур Хачатурян, личное дело сына передали в Новинки только спустя 22 дня, а амбулаторная карта из Витебского ПНД появилась еще через неделю: "Таким образом, около месяца над моим сыном, помещенным в психушку, не проводилась экспертиза. По личной халатности следователя, мой сын провел в Новинках на 12 дней больше. Как это отразится на психике сына – можно только предположить…"
 
Обращения и жалобы родителей в различные (в том числе и самые высокие) инстанции можно было бы также подшить в многочисленные тома (по уголовному дело было собрано 15 томов). Хачатур Хачатурян рассказал "Белорусскому партизану", что добился и личного приёма у генпрокурора Василевича: "Почти час нас слушал, но даже не удосужился ответить на наши жалобы, которые мы лично передали. Были только отписки – наглые, грубые, некомпетентные и т.д… И это при том, что в "Советской Белоруссии" тот же Василевич говорит, что, мол, мы такие демократы – у нас несовершеннолетние больше трех месяцев не сидят…" Отец называет это уголовное дело "делом Михасевича №2".
 
"По делу был проведен огромный объем оперативно-розыскных мероприятий, затрачены огромные государственные средства. И какой на выходе результат? В ходе предварительного следствия не получено и суду не представлено достоверных и непротиворечивых доказательств, позволяющих сделать вывод о виновности Логинова и Напаюка в совершении преступления. С достоверностью следствием не установлено то, что должно быть доказано – время, место, орудие совершения убийства. С момента задержания отрабатывалась только одна версия – версия об их виновности. И была одна цель у следствия – добиться признания вины любой ценой…" – это выдержка из речи адвоката во время судебных прений.
 
Приговор  о невиновности школьников вступит  в силу спустя 10 дней после оглашения (29 ноября). Частные определения о нарушениях законодательства во время ведения следствия будут направлены на адрес Генпрокуратуры. К слову, прокурор просила суд приговорить несовершеннолетних обвиняемых к 14 годам…
 
14:55 03/12/2010




Loading...


загружаются комментарии