Лукашенко: Главное – укрыть "своих", защитить коррупционные интересы

В своей предвыборной программе Лукашенко в который уже раз ставит на любимого конька – борьбу с коррупцией. И это после стольких лет, на протяжении которых пытались "искоренить" это зло.

Лукашенко: Главное – укрыть "своих", защитить коррупционные интересы
Из предвыборной программы: "Мы продолжим беспощадную борьбу с коррупцией и причинами, ее порождающими".
 
Ознакомившись с данным тезисом следует вывод о том, что до сих пор у нас в стране под непосредственным руководством процессом А.Г.Л. велась беспощадная борьба с коррупцией.
 
Это, мягко говоря, вызывает ехидную улыбку. Как указанное лицо может заявлять о том, что он вёл и будет продолжать вести беспощадную борьбу с этим злом, если в высшем руководстве тех же правоохранительных органов и силовых структур Беларуси находятся отъявленные коррупционеры? Как модно нынче говорить, "оборотни в погонах". И этих людей к себе в команду отбирал и назначал А.Г.Лукашенко. При этом прекрасно зная о их чёрных делишках.
Мы решили показать и доказать с фактами в руках, каким образом правитель белорусского государства до сих пор бороллся с ржавчиной в силовом блоке. Обнародуем факты недалёкого прошлого, все ключевые фигуранты которых составляют основу действующего руководства силовых ведомств нашей Республики, включая высшие.
 
Фамилии, должности, звания, чины далее будут называться прямым текстом.
 
13 ноября 2008 г. президент Республики Беларусь провел совещание по вопросам эффективности принимаемых мер по борьбе с коррупцией. Здесь руководитель страны раздал поручения, указания по наказанию высокоспоставленных коррупционеров. Из стенограммы совещания:
"Генеральному прокурору сегодня, к исходу дня, внести представление об освобождении заместителя Генерального прокурора Куприянова и прокурора Минской области Снегиря от занимаемых должностей. Возбудить уголовное дело и в рамках уголовного дела пройти все ступени, в том числе и морального плана…
 
В установленном порядке Председатель Верховного Суда должен освободить от занимаемых должностей судей Ильину, Есьмана и Павлючук…
 
Руководителям названных государственных органов по всем мной указанным фактам, и не только по этим, провести тщательнейшее, предельно принципиальное расследование и в самое ближайшее время доложить…"
 
О чём умолчал президент и что мы имеем к настоящему времени, спустя два года после метания "грома и молний"?!
 
Из трёх судей, которых президент обвинил в коррупции и потребовал прекращения полномочий, ни один не понёс ответственности. Судьи Есьман и Павлючук продолжают носить мантии, карать Именем Республики Беларусь. Они – элита белорусской судебной системы.
 
А судья Ильина так вообще после этого популистского спектакля нашла себе более тёплое местечко и без проблем спустя два месяца написала на имя президента – назначившего её ранее на должность – заявление с просьбой освободить её от занимаемой должности заместителя председателя и судьи суда Центрального района г. Минска. Хотя и он (Лукашенко), и она понимали, что всё, что президент 13 ноября 2008 г. ради красного словца перед телекамерами заявлял, благополучно забыто и судья спокойно могла работать дальше. Но у неё появилась более значимая перспектива, чем многомиллионная зарплата судьи районного суда с возможностью назначения в Минский городской, а впоследствии и в Верховный суд. Благо бывшие чины правоохранительных, исполнительных и судебных органов благодаря годам правления первого президента страны имеют прекрасные перспективы трудоустройства в коммерческих структурах. С сохранением старых связей на прежних местах службы.
 
Следует заметить, что когда Лукашенко требовал от Председателя Верховного суда О.Сукало освободить от занимаемых должностей трёх судей, то фактически толкал его на уголовное преступление. Ведь всех судей общих судов у нас в стране назначает и освобождает от занимаемых должностей самолично президент. Поэтому, если бы Александр Григорьевич на самом деле хотел прекратить полномочия этих судей, то подписать соответствующий указ ему ничего не стоило. Но президенту это не было нужно, ему нужен был только информационный повод, он его и получил.
 
Заместитель Генерального прокурора Республики Беларусь Куприянов таки был освобождён от занимаемой должности за коррупцию… Да вот беда, коррупцию никто даже не пытался инкриминировать генералу от прокуратуры.
 
После того совещания Куприянов решил уйти на пенсионный отдых, попросив у Генерального прокурора Григория Василевича разрешить ему дожить свои годы на тихой пенсии с ежемесячным денежным содержанием в 70% от заработной платы (миллионы рублей в месяц). С перерасчетом в сторону увеличения в связи с изменением заработной платы по соответствующей государственной должности с месяца, с которого произошло изменение заработной платы.
 
Василевич подписал приказ о почётной отставке заслуженного работника прокуратуры Николая Куприянова. И он ушёл из рядов Генпрокуратуры с непоколебимым "авторитетом": очень многим в этой стране Куприянов помог сколотить свои капиталы.
 
Что показательно, Лукашенко в тот день еще раз по незнанию собственноручно подписанных законов потребовал от высшего должностного лица – на сей раз из системы прокуратуры – совершить фактически превышение служебных полномочий. Он потребовал от Генерального прокурора внести представление об освобождении от занимаемых должностей заместителя Генерального прокурора Куприянова и прокурора Минской области Снегиря.
 
Однако всех прокуроров и прокурорских работников в Республике Беларусь назначает на должности и освобождает от занимаемых должностей никто иной, как Генеральный прокурор. И только самого Генпрокурора назначает и увольняет президент.
 
Это единственная структура, кадровые вопросы в которой глава государства не прибрал к своим рукам. И вынужден мириться с полной свободой действий главного прокурора при кадровых назначениях.
 
Хотя и в ситуации с обвинениями заместителя Генерального прокурора в коррупции Лукашенко, если бы захотел, без всяких проблем убрал бы Куприянова: достаточно было отозвать своё согласие Генпрокурору на назначение Куприянова. Но Лукашенко этого не сделал, он молча созерцал то, как крупный "оборотень в погонах" уходит в почётную отставку, инициированную лично и по собственной воле.
 
Ну и, наконец, мы добрались до настоящей сенсации. Сразу ставим всех в известность, что президент Лукашенко о ней знает не хуже нашего, потому что он был непосредственным участником следующих событий.
 
В ночь с 3 на 4 июля 2008 г. в значимый для белорусского правителя день – день государственной дискотеки, посвящённой Дню Независимости, – произошёл террористический взрыв – оставшийся нераскрытым и нерасследованным.
 
Лукашенко производит свойственное его правлению горизонтальное кадровое перемещение тогдашнего государственного секретаря Совета Безопасности Виктора Шеймана на более "интимную" должность – личного помощника президента по особым поручениям. Прежний пост автоматически становится вакантным.
 
Лукашенко забирает Жадобина из КГБ и ставит его на высшую государственную должность – государственным секретарём белорусского Совбеза.
 
К слову, данное кадровое решение за время правления Лукашенко находится вверху списка самых странных в череде всех кадровых решений первого президента суверенной Беларуси. Ведь на следующий день после серии взрывов, Лукашенко прямым текстом обвинил тогдашнего председателя Комитета государственной безопасности Жадобина в сверх непрофессионализме, по причине которого сам Александр Григорьевич едва не был погребён заживо под трупами людей. Так как взрывные устройства были размещены в непосредственном квадрате нахождения президента с девочками.
 
Следует отметить, что если минёр(-ы) знали точное место предстоящего квадрата нахождения охраняемого лица №1, то это указывает на причастность к "терракту" первых лиц спецслужб, среди функций которых ключевое место занимает обеспечение охраны и безопасности президента. Одна из них КГБ, который как раз и возглавлял Жадобин.
 
Однако вместо снятия погон с Жадобина Лукашенко повышает его в должности до служебного предела. Жадобин уходит в Госсекретариат Совбеза, его чекистский пост освобождается.
 
В Госсекретариате Жадобин зачищает ряды структуры от людей прежнего руководителя-генерала. Под разными предлогами увольняются со своих постов все заместители Государственного секретаря Совета Безопасности. Смену им Жадобин подбирает лично сам.
 
Нужно сказать, что Госсекретариат как госорган специфичен. Как такового постоянного штата практически не имеет. К ГС СБ на некоторый срок прикомандировывается личный состав из других силовых структур: КГБ, МВД, Прокуратуры, ГТК, ГПК, ДФР, МЧС, Министерства обороны (Генерального штаба). У них нет даже собственных бумажных конвертов для писем. А пользуются официальными конвертами Администрации президента РБ, на материально-техническом содержании которой находятся.
 
По устоявшемуся правилу на должности заместителей Госсекретаря ставятся лица из конкурирующих силовых структур:
 
от КГБ – Елфимов Алексей Леонидович, до того начальник Управления Военной контрразведки;
 
от МВД – Коновалов Александр Михайлович, до того начальник УВД Могилёвского облисполкома;
 
от Министерства обороны – Зась Станислав Васильевич, до того один из руководителей Генштаба.
 
Именно пертурбации с кадровыми повышениями и повлекли последующие коррупционные преступления в высших эшелонах власти Беларуси.
 
Повышение председателя КГБ до Госсекретаря Совбеза, положительная резолюция президента на назначение заместителем Государственного секретаря тогдашнего начальника У ВКР КГБ Елфимома и в связи с этим замаячившие перспективы по двум освобождающимся постам в системе обеспечения государственной безопасности вызвали попойки в рядах "бойцов невидимого фронта". Старшие офицеры КГБ без всякого страха "квасили" прямо в стенах своей "Конторы".
 
Одним из таких любителей заливать за воротник в служебное время был полковник некто Артемьев – заместитель начальника Управления военной контрразведки КГБ.
 
В один из "горьких дней" полковник Артемьев напивается в стельку и прямо в здании Управления и в состоянии сильнейшего алкогольного опьянения падает с лестницы и причиняет себе достаточно серьёзное увечье – рваную рану лица.
 
Тогдашний начальник У ВКР КГБ генерал госбезопасности Елфимов сам факт пьянки в месте дислокации Управления скрывает, факт пьяных падений с лестницы "Конторы" – также, личному составу военной контрразведки приказывается строго-настрого держать язык за зубами. На подчинённого чекиста-пьяницу Елфимов в августе месяце 2008 г. налагает дисциплинарное взыскание в форме строгого выговора. Естественно по левому поводу: за неисполнение служебных обязанностей.
 
Надо сказать, что за дискредитацию звания офицера (военного контрразведчика) и несоответствие занимаемой должности полковник Артемьев должен был бы минимум быть уволенным из органов госбезопасности, даже и с лишением воинского звания. Но то, что обязательно в отношении любого работника любой другой государственной организации – не дозволено в отношении "славного сына белорусского Отечества".
 
Летом 2008 г. в высших эшелонах власти Беларуси началось бурление. Каждый клан норовил поставить на освободившиеся (-авшиеся) посты своих членов.
 
Виктор Лукашенко, серый кардинал, по гласной должности помощник отца-президента по национальной безопасности, норовил поставить на КГБ своего человека – соратника по пограничным войскам ещё со времён беззаботной службы с братом Димой (младший законнорожденный сын А.Лукашенко) в ОСАМе, после факультета международных отношений БГУ.
 
Но и у других потели ладошки рук от желания взять полномочия и возможности "Конторы" под контроль своей группировки.
 
Для выходцев из самого КГБ – а у нас их чуть ли не полстраны, – особенно для ярых националистов, было стрёмно идти в подчинение некоему хохлу-пограничнику, удостоившемуся такой чести только благодаря своему товариществу с братьями Лукашенко.
 
От того назначит ли Лукашенко на главный гэбэшный пост кого-то из конторских или из конкурирующего пограничного комитета, зависели все остальные телодвижения в структуре "Конторы".
 
К тому же было понятно, что если Лукашенко поставит чужака, то последний получит индульгенцию на зачистку и «расклад колоды» по-новому.
 
И вот отец нации выбирает протеже своего старшенького, Виктора. Чекистские ряды в шоке!
 
Кто имел выходы на нового Госсекретаря Совбеза Жадобина, кинулись к нему. Но Жадобин для Лукашенко всего лишь наёмник-вояка. А сын – это родная кровь. Смена в конце концов.
 
Но у Жадобина кое-какие возможности для манёвра остались. Не получилось продвинуть по вертикали КГБ, продвинем по новой структуре службы – Госсекретариату СБ. Благо получив указание избавить Госсекретариат от людей Виктора Шеймана, Жадобин получил сопутствующий "одобрямс" на то, чтобы в свою новую команду взять кого-то на своё усмотрение.
 
Вот тут Жадобин и вспомнил своих соратников по службе в КГБ, которые в свою очередь прикрывали его ещё тогда, когда он будучи танкистом начинал свою карьеру в дали от тела президента. Когда внутренние войска Жадобина обеспечивались контрразведывательным прикрытием по линии КГБ и У ВКР.
 
29 августа 2008 г. по представлению Госсекретаря Жадобина Лукашенко назначает генерал-майора Елфимова заместителем государственного секретаря Совета Безопасности, освобождая его от должности начальника Управления военной контрразведки КГБ.
 
Генеральский пост начальника У ВКР освобождается, и генералы Жадобин и Елфимов вознамериваются назначить на эту должность заместителя начальника У ВКР полковника Артемьева, того самого, который напившись пытался летать меж лестничных пролётов. И которому был объявлен буквально в том же августе строгий выговор, благо с формулировкой не раскрывающей истинные причины наложения.
 
Но как же провести по личному делу и документам на представление о назначении на вышестоящую должность «строгач», выписанный непосредственным начальником по У ВКР, красующийся на самом видном месте в личном деле? Всё быстренько состряпывается так, что строгий выговор снимают досрочно за особые успехи в службе. И это спустя всего 3 дня после ухода из У ВКР на повышение Елфимова. Более того при аттестации делается вывод, что полковник Артемьев достоин выдвижения на высшую должность. Согласно Положению о порядке прохождения военной службы должность считается высшей, если для нее штатом предусмотрены более высокое воинское звание, чем воинское звание по прежней должности, а при равенстве предусмотренных штатом воинских званий – более высокий должностной оклад.
 
Но Жадобин и Елфимов уже на новом месте службы, тогда кто подписывает документы по снятию взыскания и составляет аттестацию Артемьеву? Согласно тому же Положению о воинской службе аттестация на военнослужащего составляется его непосредственным (прямым) начальником, который несет персональную ответственность за объективность излагаемых в ней выводов и рекомендаций. Соответственно Артемьеву посодействовал либо ВрИОД начальника У ВКР, либо новый Председатель КГБ Зайцев.
 
Всё с самого начала пошло не так как надо, а тут вообще нашла коса на камень. А так красиво могла быть разрулена некрасивая история с попойкой и последующими пируэтами вокруг своей оси. В кадровую пятницу к президенту на собеседование перед назначением на генеральский пост начальника У ВКР пришёл бы полковник Артемьев. Президент работая на камеру открыл бы и пролистал представление на назначение, прочитал бы строчку об особых успехах на опасной и трудной службе на невидимом фронте. Глянул бы на фото кандидата, посмотрел бы для сопоставления на его лицо… Увидев там ещё не затянувшийся шрам, покачал бы головой. И толкнул бы речь для народа о том, какую нелёгкую службу несут наши доблестные чекисты. Порой рискуя и отвечая собственным здоровьем за исход тайных операций.
 
Сам виноват. Это ж умудриться нарушить один из главных постулатов Александра Лукашенко – выпил, так веди себя тихо, чтобы никто не видел. А военного полковника "пролетавшего над гнездом кукушки" видели многие. И умудриться же позволить себе такие вещи спустя всего полгода после назначения на должность заместителя начальника У ВКР КГБ.
 
Мечты о генеральских погонах накрылись медным тазом. Хотя кто знает, может всегда отходчивый Александр Григорьевич таки отойдёт и в данном случае.
 
Ведь и для Жадобина, и для тогдашнего начальника У ВКР Елфимова всё сошло с рук. Елфимов 29 августа 2008 г. был назначен президентом заместителем государственного секретаря Совета Безопасности Республики Беларусь. Жадобин спустя год после махинаций с назначениями и представлениями был повышен в звании до генерал-лейтенанта.
 
Закончить хотелось словами нашего Главного: "О какой борьбе с коррупцией здесь можно говорить? Главное — укрыть "своих", защитить коррупционные интересы".
 
Золотые слова!!! И главное как точно отражают принципы, по которым Александр Григорьевич с тех пор и до настоящего времени верным курсом вёл свою власть.
 
 
 
 
 
 
 
13:54 15/12/2010




Loading...


загружаются комментарии