Петербургский журналист Александр Астафьев: Я струсил и прошу прощения

Александр Астафьев – фотокорреспондент из Санкт-Петербурга – провел в спецприемнике в Минске три дня -  с 19 по 22 декабря. После чего был неожиданно выпущен. В присланном на почту «Белорусского партизана» письме он описывает, что происходило в течение этих нескольких дней.  Авторская орфография сохранена.

Петербургский журналист Александр Астафьев: Я струсил и прошу прощения
"Свободные граждане Республики Беларусь!
 
От всего сердца прошу вас принять моё покаяние.
 
Я не солгал в доме истины, но в один трудный для меня миг — который оказался мне не под силу — я совершил грех.
 
Я струсил и вынужден был сказать то, что я сказал под видеозапись работникам МВД, а трусость — один из тяжелейших грехов.
 
Меня неоднократно допрашивали различные люди в штатском, и в какой-то момент мне дали понять, что МВД читает все мои СМС сообщения и желает прочесть по возможности всё что у меня есть на телефоне — это означало бы что они узнают все мои контакты в Беларуси.
 
К счастью аккумулятор сел, что означало лишь некоторую отсрочку во времени. И я понял, что не выдержу серьёзных допросов — я бы заврался и они в результате вытянули у меня всё о третьих лицах в Беларуси с кем я имел контакты. Это могло привести к ухудшению положения уже арестованных, а также к арестам оставшихся на свободе. И я струсил — струсил, что не смогу им противостоять — более того я отчётливо это осознаю — я не смог бы укрыть от них ничего если бы они этого пожелали. Они оказались сильнее меня.
 
По этому, по окончании очередной «беседы», когда мне предложили заявить под видеозапись о — ранее уже мною объявленной — голодовке и дать попутно комментарии о произошедшем 19 декабря сего года в Минске свидетелем которых я являюсь, я согласился.
 
Я согласился, понимая, что мне придется лгать о событиях, иначе они вытянут из меня правду о людях.
 
Я сказал примерно следующее:
 
- ОМОН действовал профессионально
- в целом операция на площади была организована гуманно
 
Говоря что ОМОН действовал профессионально я подразумевал, что их профессия - Цепные Псы, и в этом смысле они действовали на запредельном уровне профессионализма.
 
Оценивая в целом операцию на площади, как гуманную, я подразумевал, что в данной сложившейся обстановке МВД могло открыть огонь по собравшимся и легко оправдаться, охарактеризовав произошедшее, как попытку государственного переворота, но ограничилось массовыми арестами.
 
Также я позорно округло описал всё остальное чему был свидетелем. Я сказал, что некоторые сотрудники ОМОНа действовали крайне жестко. Должен же я был сказать, что отдельные представители МВД вели себя различно — кто зверски, а кто по скотски, что впрочем не исключает вероятности, что среди сотрудников МВД были и те «кто не стрелял» — если таковые были — благодарю их за то, что они смогли сохранить своё человеческое лицо в этой грязи, и призываю немедленно подавать в отставку — чистым людям нет места в подобной клоаке.
 
Вероятно я наговорил там что-то ещё, что не запомнил в моём помутнённом на тот момент сознании.
 
Я знал что МВД РБ намерено эту видеозапись по центральному телевидению Беларуси. И я понимаю, что я этим натворил. И не в праве оправдываться. Единственное что мне остаётся — покаяние".
 
26.12.2010
Александр Астафъев
 
 
P.S.: как только я оказался в Петербурге, я принёс свои извинения в радиоэфире за это "интервью", но я осознал, что извиниться можно только лишь за ошибку. Подобный же проступок — не ошибка. Это грех. И грех тяжелейший.
14:01 26/12/2010




Loading...


загружаются комментарии