Белорусская медицина: корпоративная "солидарность" побеждает права пациента (фото)

Оставить "тяжелого" пациента в больнице или отправить в милицейский изолятор, может решить только врач, потому как не существует никакой общепринятой этики поведения медиков. Зато есть корпоративная солидарность, которая всегда поможет.

События 19 декабря на площади Независимости не только вызвали множество размышлений о судьбе задержанных там людей, но и неожиданно породили много споров на тему этики поведения врачей. Основанием для этого в первую очередь стало то, как главный врач больницы скорой помощи Виктор Сиренко разрешил "неизвестным людям" забрать из палаты избитого Владимира Некляева. А, к примеру, житель Молодечно Ян Логвинович находится на Окрестина со сломанной рукой и разбитой головой.

 
Что касается Виктора Сиренко, то он и вовсе на следующий день после происшествия заявил белорусскому телевидению, что Некляев ушел из больницы сам. Впоследствии супруга кандидата в президенты Ольга рассказала, что избитому политику главный врач больницы поменял диагноз. Согласно ему, Некляев получил легкие телесные повреждения..

Виктор Сиренко
 
"Еврорадио" решило узнать, существуют ли какие-либо общепринятые нормы медицинской этики для таких случаев. Но, как пояснил хирург одной из столичных поликлиник Павел, никаких "нормативных" документов на этот счет нет: решение отдавать или не отдавать больного милиционерам, зависит от лечащего врача пациента: "Тут вопрос касается непосредственно только двух: того, кто забирает, и того, кто лечит, — как им это "разрулить". И тут все зависит от того, что скажет врач. Здесь какое-то решение кто-то должен принять для себя. А никаких таких нормативных документов на этот счет не существует".
 
Это, говорит Павел, только выбор между нравственными убеждениями врача и его страхом за себя и свое благополучие в конкретной ситуации. И даже если в такой ситуации выбора общественность осудит медика, коллеги ему никакого приговора выносить не будут: "Что какое-то будет им осуждение — не думаю".
 
- А почему?
 
- Исходя из соображений корпоративной солидарности. Поскольку такое может случиться у каждого. Сегодня ты выразишь осуждение, а завтра ты будешь в твоем понимании не виновен, а тебе выскажут такое осуждение. И что ты будешь делать?"
 
Но не только коллеги — даже Ольга Некляева решила не добиваться наказания Сиренко, а оставить его действия на его же совести: “Я знаю, что это было сделано им под давлением, и он просто поддался. Ну, что же — слаб человек духом. У меня есть к нему, конечно же, претензии, но официально подавать на него в суд я не собираюсь. Пусть живет с этим сам. И сам разбирается с этим. Я просто даже и связываться не хочу, и видеть его не хочу".
 
В 6-й клинической больнице Минска до сих пор находится Мая Абрамчик. Девушке делали сложную операцию на ноге, сломанной сотрудником ОМОНа на площади 19 декабря. По этому поводу, говорит Мая, к ней уже несколько раз приходили из правоохранительных органов, брали объяснения — и насчет происшествия, и насчет ее присутствия в тот вечер на площади Независимости.
 
Мая не знает, вставал ли перед ее лечащими врачами вопрос, отдавать ее в изолятор временного содержания или оставить в больнице. Разговоров таких, говорит девушка, не было. Но категорически высказалась за то, что в таких ситуациях медики не должны выполнять "просьбы" милиционеров и отдавать пациентов в их учреждения: “Ну, конечно, должны были врачи заступаться за таких людей — это без вопросов".

 
 
16:18 28/12/2010




Loading...


загружаются комментарии