Почему Минский автозавод продают самому плохому покупателю на планете

Тема приватизации госсобственности в Беларуси всегда была актуальна. Население с ужасом наблюдало, как в соседних странах госсобственность была сначала распродана за бесценок, а потом просто уничтожена бездарным хозяйствованием новых собственников.

Часть вины за плохое хозяйствование лежит, безусловно, на последствиях развала СССР. Но нельзя не отметить и то, что в России и на Украине ни собственным, ни иностранным капиталом за 18 лет так и не было создано ни одной компании (кроме занятых добычей и первичной переработкой сырья и остатков советского ВПК), способной выйти и конкурировать на международных рынках. Хотя бы на уровне БелАЗа или МТЗ.

Смотреть на то, как бездарно наше правительство обращается с доверенным ему национальным капиталом, больно: за 15 лет как отрасли уничтожены станкостроение и приборостроение, добиваем микроэлектронику. Множество небольших предприятий по всей стране, по сути, заброшены и выживают случайными заказами, каждый месяц мучаясь проблемой выплаты зарплаты своим работникам.

Несколько относительно успешных предприятий вытащить бюджет заведомо не смогут. А между тем социальная сфера и госаппарат, развитые значительно больше, чем возможности государства, требуют все больше денег. С резким сокращением российской нефтегазовой подпитки и ростом внешних долгов все вероятнее развитие событий по «греческому сценарию», когда кредиторы потребуют сократить госрасходы, включая и расходы в социальной сфере.

Первый «звоночек» уже прозвучал, когда МВФ в начале года настоял на девальвации. Но все меры, на которые решилось правительство для повышения доходов бюджета, свелись к выцыганиванию у России беспошлинной нефти. И уже с лета, предвидя резкое сокращение «халявы», правительство начало готовиться к крупномасштабной приватизации.

Собственно, о приватизации как средстве погашения внешних долгов премьер-министр Сергей Сидорский объявил еще в мае. Мол, какие проблемы - продадим пару предприятий и вернем кредит МВФ. Сделали «пилотный проект». Выставили на аукцион пяток небольших предприятий. На аукцион никто не пришел. Второй раз выставили - опять никто не пришел.

Зато через прессу началось давление: отдай акции солигорского калийного, отдай МАЗ. Не Запад и не Китай, который скупает сейчас активы по всему миру, - россияне давят.

Думаю, в силе остается майское предупреждение российского премьера Владимира Путина: продадите МАЗ китайцам - будете иметь большие проблемы в Таможенном союзе. И возможно, продажа МАЗа пакетно входит в соглашения по нефтяным пошлинам и ценам на газ. Уж очень настойчиво россияне подчеркивали «благотворительный» характер этого соглашения: мол, теряют на этом соглашении до 2 млрд. USD в год. А в благотворительность Путина верится с большим трудом.

О необходимости продать МАЗ я писал еще в 1995г. Все дело в том, что уже тогда в мире не оставалось фирм, производящих менее 40 тыс. грузовиков в год (МАЗ - 26 тыс.). При меньшей серийности значительно растет себестоимость и трудно обновлять модельный ряд. Возникают те же беды, что и на АвтоВАЗе, где продажи менее 1 млн. легковушек в год обрекают предприятие на техническую отсталость.

Самостоятельно предприятие до уровня, обеспечивающего конкурентоспособность на мировых рынках, стране было не вытянуть. Нужен был партнер. Но КАМАЗ - самый плохой покупатель для МАЗа на планете. В мире такие сделки называют «недружественное поглощение».

Проблема в том, что, на деньги ЕБРР, россияне провели коренную модернизацию КАМАЗа. Завод двигателей построил Cammings, завод коробок передач - ZF. Для других технологических операций тоже закупили современное оборудование. В результате при достигнутом уровне серийности окупить инвестиции вряд ли удастся скоро. Тем более что машина получилась довольно дорогой.

Кроме того, если ярославский или старый камазовский двигатель у нас мог собрать-разобрать любой опытный слесарь, теперь для ремонта машины требуется дорогостоящий сервисный пункт. А их еще нужно понастроить по всей России.

Перевод МАЗа на камазовские двигатели и коробки передач существенно облегчит россиянам возврат кредитов по КАМАЗу. Но для МАЗа это в самой близкой перспективе грозит превращением в цех крупноузловой сборки. Мощностей КАМАЗа достаточно, чтобы похоронить всю внутриреспубликанскую мазовскую кооперацию и его КБ.

Всё это уже было. В 1993г. МАЗ решил отказаться от ярославских двигателей и перейти на двигатели MAN. Ярославские заводы сразу легли, причем настолько, что сами предложили включиться в состав МАЗа. Наши гордо отказались: в те времена отпускная цена МАЗа была много ниже рыночной. Кучу коттеджей на этом построили, побоялись, что делиться придется.

Но и МАЗ-MAN тоже оказался особенно никому не нужен - серьезно в серию он так и не пошел. В результате в 1994г. президенту пришлось лично ехать в Ярославль, чтобы запустить заводы и получить для МАЗа двигатели.

И сегодня, если МАЗ перейдет на камазовские двигатели и коробки передач, ярославские заводы опять лягут. А для нас эти заводы - не только МАЗ, но и «Гомсельмаш». КАМАЗ уже объявил, что собирается производить сельхозтехнику. Так что через пару лет Путин потребует и «Гомсельмаш» ему продать за скидку в цене на газ? Не слишком ли дорого обойдется стране соглашение по нефти?
18:58 02/01/2011




Loading...


загружаются комментарии