Наталья Коляда: Мы говорим от лица всех политзаключенных

12 января в Европарламенте состоятся слушания по Беларуси. В их преддверии в Вашингтоне прошел ряд встреч представителей белорусского гражданского общества с американскими политиками. Участниками этих встреч с белорусской стороны были президент фонда "Мы помним" Ирина Красовская и директор Белорусского Свободного театра Наталья Коляда.

Наталья Коляда: Мы говорим от лица всех политзаключенных
Об итогах этих встреч Наталья Коляда рассказала в интервью, которое опубликовал в своем блоге ее муж Николай Халезин.
- С кем вам удалось встретиться в Вашингтоне, и какие основные вопросы обсуждались на этих встречах?
 
- В течение двух дней мы провели три масштабных встречи. Две из них прошли под патронажем Фонда Маршалла. Первая – встреча с журналистами, представителями политической элиты и руководителями фондов, сотрудничающих с белорусскими демократическими структурами. На ней также присутствовали представители зарубежных посольств, работающих в США. Вторая – встреча на Капиталийском холме с представителями 16 американских сенаторов. Еще одна встреча – с Госсекретарем Хиллари Клинтон – прошла по инициативе Госдепартамента США. Завершалась программа визита приемом с участием представителей американской политической элиты и белорусской диаспоры, организованный президентом фонда PT Democracy Брюсом Джексоном и Ириной Красовской.
 
Во время всех встреч затрагивались три основные темы: освобождение политзаключенных, помощь белорусским демократическим силам и семьям репрессированных, и санкции против режима Лукашенко.
 
- Сегодня тема санкций активно обсуждается и в белорусском обществе. В частности, звучит мнение о том, что санкции неэффективны. Разговор с американскими политиками шел о политических или экономических санкциях?
 
- Речь шла о всем спектре механизмов давления на режим. Мы часто слышим мнения о неэффективности санкций, но это далеко не так: именно экономические санкции позволили выйти на свободу Александру Козулину, фигурантам "Дела 14-и" и американскому адвокату Эммануилу Зельцеру. Тогда американское правительство внесло ряд белорусских предприятий в "черный список", и администрация Лукашенко вынуждена была поэтапно освободить политзаключенных. Скорее всего, в нынешней ситуации подобного удара будет мало, поскольку, судя по последним действиям, нынешняя белорусская власть окончательно утратила способность мыслить логично.
 
При определении механизмов давления на диктатуру важно проводить качественную экспертизу, чтобы санкции били по финансовым интересам властных структур, но, при этом, минимизировать отрицательные последствия для населения. Исходя из того, что в первой десятке лидеров по товарообороту с Беларусью восемь стран Евросоюза, вряд ли уместен разговор о том, что у Европы нет рычагов давления.
 
- Заходила ли речь о политических санкциях, и если да, то о каких именно?
 
- Если экономические санкции – это вопрос пусть ближайшей, но перспективы, то политические могут быть включены буквально в течение ближайших недель. И тут уместно говорить о скоординированных действиях США и Евросоюза. Конечно, в первую очередь разговор идет о визовых ограничениях для чиновников и руководителей силовых структур. Список должен быть значительно расширен – вплоть до внесения туда всех сотрудников правоохранительных органов и членов избирательных комиссий. Этот вопрос сейчас рассматривается. Было даже предложение внести в список министра иностранных дел Мартынова, что, я считаю, было бы правильным решением, поскольку с ним все равно в ближайшее время вряд ли кто-то из европейских и американских политиков захочет общаться. Отдельной темой разговора был список запрета на въезд в страны Европы и США для Александра Лукашенко и членов его семьи.
 
В то же время, обычные граждане должны быть освобождены от оплаты за визы, которые должны оформляться по упрощенной процедуре, а все отчисленные из университетов студенты – приняты на учебу в университеты Европы и США. Очень важно, чтобы граждане Беларуси не чувствовали себя заложниками режима, и понимали, что о них думают и заботятся.
 
- Вы общались в Вашингтоне с европейскими послами. Насколько, по-вашему, будет разниться позиция американских и европейских политиков?
 
- Конечно, позиции очень разные. Американская политическая элита во многом сориентирована на соблюдение прав человека, европейская – лишь на политическую и экономическую целесообразность. Американцам не за что себя винить – Белый дом и Конгресс последовательно жестко вели себя по отношению к белорусской диктатуре, а европейская "стратегия вовлечения" оказалась фатальной ошибкой. Мы тысячи раз предупреждали европейских политиков о том, что их заигрывания с диктатурой не приведут до добра. Сегодня в тюрьмах десятки политзаключенных, к которым не имеют доступа даже адвокаты; людей шантажируют их близкими, не чураясь сталинских методов запугивания угрозами детям; оказывается тяжелейшее психологическое давление на родственников заключенных и тех, кто находится в розыске; вся страна погрузилась в самую чудовищную форму тоталитаризма – по городам разъезжают автозаки, в домах "неблагонадежных" идут обыски, редакции независимых средств массовой информации разгромлены, в здание КГБ стоит очередь на допросы. И все это благодаря тому, что европейские политики не только смотрели сквозь пальцы на "последнюю диктатуру Европы", но и активно помогали ее выживанию финансовой помощью и кредитами.
 
После встречи с Хиллари Клинтон я передала ей через помощников подарок – майку с надписью "Fuck realpolitik". Эту кампанию мы начали 16 сентября 2009 года, после того, как литовский президент Даля Грибаускайте пригласила Александра Лукашенко с визитом в Литву в день десятилетия убийства Виктора Гончара и Анатолия Красовского. В течение ближайших месяцев мы будем вручать такие майки всем европейским политикам и чиновникам, чтобы они наконец вспомнили о морали. Ведь, как сказал Том Стоппард, "диктатура – не политическая проблема, а моральная".
 
Сегодня вопрос о моральности в политике относится не только к европейцам, но и к тем белорусам, которые будут выступать на заседании Европарламента. В первую очередь я говорю об Александре Милинкевиче, который выступал главным идеологом диалога европейцев с режимом Лукашенко. Судя по последним заявлениям министров иностранных дел Польши, Германии, Швеции и Чехии, у нас появился шанс на отрезвление европейских политиков, даже если они делают это лишь ради спасения своих политических карьер после политического просчета, обернувшегося для белорусов трагедией.
 
- Вы полагаете, что поддержка диктатуры лежит на совести Евросоюза, или все-таки России?
 
- Мы никогда не ждали от восточного соседа помощи в освобождении страны от диктатуры, и всегда трезво понимали, что Россия не заинтересована в соблюдении прав человека, а лишь в прибыли от перегонки энергоносителей и своем геополитическом интересе. Россия сама активно превращается в диктатуру, и последние события – приговор Ходорковскому и Лебедеву, разгон Марша Несогласных 31 декабря, лишь подтверждают это.
 
Сегодня Россия пытается сменить свою внешнеполитическую доктрину, выстраивая более тесные отношения с Европой и США. Евросоюз давно мог воспользоваться этими переменами, и скоординировать с Кремлем деятельность по демократической трансформации в Беларуси – разрешение "белорусского вопроса" было бы выгодно всем сторонам. Но, вместо этого, европейцы подключились к финансированию диктатуры и снабжению ее кредитами, в результате чего была выстроена огромная кредитная финансовая пирамида, при которой Лукашенко обслуживал старые долги за счет новых кредитов. Сегодня Беларусь как никогда близка к дефолту – в конце прошлого года невыплаты процентов по внешним кредитам составили 48%. Это критическая черта, переступив которую, мы окажемся на пороге глобальных проблем в экономике.
 
Финансовые игры с диктатурой привели к тому, что, как сказала Ирина Красовская на встрече с Госсекретарем США, "Лукашенко из европейского клоуна превратился в кровавого диктатора". Беларусь стала для Европы той "лакмусовой бумажкой", которая определит, сможет ли континент вернуть в политику хоть какую-то долю моральности. 10 лет бездействия, при том, что раз за разом диктатура посылала сигналы: 1999/2000 год – убийства лидеров оппозиции и журналиста; 2001, 2006, 2010 – сфальсифицированные результаты президентских выборов; ни одного признанного результата парламентских или местных выборов... И даже накануне нынешних выборов, когда был убит Олег Бебенин, стало понятно – нас ждут невероятно тяжелые времена. Если мир не может справится с одним отморозком – это геополитический позор мира.
 
- Руководитель МИД Евросоюза Кэтрин Эштон отказалась встречаться с министром иностранных дел Мартыновым. Может быть, это как раз знак поворота Объединенной Европы лицом к демократической Беларуси?
 
- Я хочу на это надеяться. Полагаю, тут срабатывает и фактор разворачивания Глобальной артистической международной кампании солидарности с Беларусью, которую проводит Свободный театр. Политики вынуждены слушать людей искусства, поднимающих свой голос в поддержку свободной Беларуси. Кэтрин Эштон теперь должна отвечать не только перед белорусами за свои действия, но и перед представителями британской интеллектуальной элиты, которая поддерживает борьбу белорусов за свои права. После того, как кампания была поддержана Томом Стоппардом, Миком Джаггером, Стивеном Спилбергом, Вацлавом Гавелом, Кевином Спейси и еще десятками лидеров мирового искусства, мы заметили, что стало значительно легче достучаться до политиков.
 
- Вы очень востребованы в мире – перед вами открыты двери ведущих мировых театров. Почему вы занимаетесь политикой?
 
- Мы не занимаемся политикой – мы лишь говорим о моральности, которая должна в политике присутствовать. Политика является неотъемлемой частью жизни любого человека и в нашей ситуации особенно. Сегодня в тюрьме находятся наши друзья: Андрей Санников, Ирина Халип, Дмитрий Бондаренко, Наталья Радина, Владимир Кобец, Александр Отрощенков, а с большинством из тех, кто содержится в тюрьме КГБ, мы сотрудничали в самых разных сферах. Да, мы востребованы и успешны в своей профессии, но именно это делает наш голос слышным. Если мы по счастливой случайности оказались на свободе и у нас есть возможность громко говорить, мы будем это делать от лица всех тех, кто удерживается в качестве заложников в тюрьме КГБ.
 
Однажды, в 2006 году, мы разговаривали с одним европейским политиком, и спросили его, сможет ли Евросоюз вмешаться в наши проблемы, и помочь белорусам освободиться от диктатуры? Он ответил: "Это произойдет, если у вас на улицах начнут убивать людей". Неужели для того, чтобы избавить девять с половиной миллионов человек от ужаса насилия, миру нужны смерти?
 
- Как бы вы могли коротко сформулировать положительные результаты визита в Вашингтон?
 
- Нам удалось добиться проведения в Конгрессе США слушаний по Беларуси в ближайшее время; передать президенту Обаме полный информационный пакет о происходящем в Беларуси; получить заверения американского правительства в том, что будут расширены санкции против режима Лукашенко. При этом мы получили и заверения в том, что американское правительство будет согласовывать свои позиции и координировать деятельность с руководством Евросоюза.
 
13:16 12/01/2011




Loading...


загружаются комментарии