Ольга Ипатова: Время "Л" заканчивается

Ольга Ипатова с болью и горечью наблюдает за происходящим в Беларуси беспределом. Дико и страшно издалека взирать на творящееся в родной стране: белорусская писательница временно находится в Канаде, где помогает растить своих внуков.

Ольга Ипатова: Время "Л" заканчивается
"Белорусский партизан" попросил Ольгу Ипатову оценить происходящее в Беларуси.
 
- Ольга Михайловна, как Вы со стороны оцениваете завершение президентской кампании? Я имею в виду кровавое подавление мирной акции 19 декабря, которое фактически началось еще до закрытия участков голосования: около 19 часов на улице Коллекторной представители спецслужб жестоко, даже зверски избили кандидата в президенты Владимира Некляева. Затем была кровь на площади Независимости, около 700 задержанных, более 20 обвиняемых в уголовном деле о массовых беспорядках. Что Вы думаете обо всем этом – как писатель, как человек, наконец, просто жена, мать, бабушка?
 
- О событиях 19 декабря уже написано немало, поэтому я не буду повторяться. Отмечу лишь, что Лукашенко если что-то и удалось за все эти годы, то, во-первых, это расчеловечить определённую часть наших соотечественников, которые в этот роковой вечер били мирных граждан с поистине звериной жестокостью, выбивая зубы, ломая кости... И, во-вторых, лишить совести и порядочности часть интеллигенции. Я имею в виду, прежде всего, журналистов, которые врут с какой-то дикой наглостью о заговорах, террористах и погромщиках. В особенности "славится" этим БТ. Я работала на Белорусском телевидении в период "оттепели", и мне особенно обидно, как оно "опустилось" за эти годы... Что касается "погромов", то многие успели снять на фото и видеокамеры, кто на самом деле бил стекла в Доме правительства. Фамилии провокаторов уже известны, но где эти люди, где суд и следствие? Их нет – но остались свидетельства. Я думаю, что они потребуются в будущем, когда, наконец, свершится Великий Суд – за всё, что сделала эта власть...
 
- Более трех недель власти душат в Беларуси всех, кто способен здраво и свободно мыслить: обыски, допросы, задержания, аресты. Доходит до того, что родители не знают, где их дети, а дети – куда исчезли родители…
 
- В самом начале правления Лукашенко, когда он был еще легитимен, интеллигенция предсказывала, ЧТО несёт в себе уже ясно намечавшийся тоталитарный режим. Нет ничего нового под Луной – с первого жестокого подавления протеста работников метрополитена стало ясно, что маховик репрессий будет постепенно раскручиваться, несмотря на все протесты общественности. Белорусское общество платит жестокую цену за свое созревание, за понимание, что есть тоталитаризм. В своё время ещё более жестокую цену заплатили немцы. Но я надеюсь, что и Европа, и Россия уже избавляются от иллюзий "реалполитик" и начинают понимать, что главари типа "бесноватого фюрера" способны взорвать мир, даже если начинают они с маленькой страны...
 
- Все восемь кандидатов в президенты задержаны; сейчас в заключении находятся четверо: Владимир Некляев, Андрей Санников, Николай Статкевич, Алесь Михалевич. Некоторые кандидаты, как Романчук, отпущены на свободу после фактического покаяния. К заключенным не пускают родных, близких, даже адвокатов. Почему этих людей изолировали от всего мира?
 
- Почему кандидаты в президенты пошли на выборы, если они хорошо знали и понимали, что при участии в выборах Лукашенко настоящих выборов не будет никогда? Я не думаю, что кому-то надо их упрекать за это. В любом случае они использовали время перед выборами, чтобы нести правду людям. И полные залы во время встреч свидетельствуют о том, что эта правда уже нужна гораздо большему количеству людей, чем прежде.
 
Гражданское общество в любой стране создаётся не сразу. Нужна была Великая французская революция, чтобы после столетий пренебрежения к человеческой жизни "чернь" восстала против произвола и абсолютизма правителей. Напомню -- крепостное право в России, а, соответственно, и в присоединённой к ней в 18 столетии Беларуси, отменили лишь полтораста лет тому.
 
Нашему народу довелось испытать и сталинские репрессии, когда почти вся национальная интеллигенция была уничтожена. А именно интеллигенция создаёт необходимую предпосылку для изменений. Так что, на мой взгляд, все кандидаты в президенты выполнили свою определённую роль. В стране, где почти задавлена свободная печать, нужно было раз за разом доходчиво и понятно рассказывать людям, почему интеллигенция говорит о демократических ценностях Европы, которые часто просто непонятны в нашем обществе.
 
Если так называемые "простые люди" поймут, что они не подневольные барину крепостные, а личности, которые знают свои права и требуют их соблюдения от власти, то такая власть долго не устоит. Нужно или не нужно было идти на выборы – этот вопрос уже не стоит. Всё свершилось, и теперь нужно сделать всё, чтобы люди вышли из тюрем.
 
Что же касается "раскаявшегося" Романчука, то вся история с ним ещё раз показывает ужасающую степень беззакония в нашей стране, где могут судить и миловать по прихоти одного человека. Но за эти годы, по моему мнению, постепенно набирается "критическая масса", и гражданское общество, хоть и с болью, и с кровью, всё же создаётся. Ведь все это долгое время остаются люди, которые не устают противостоять режиму. Скажу только о своих коллегах – писателях. Перебежчики в чергинцовский союз, конечно, есть, но лучшие из белорусских писателей, несмотря ни на что, остались в оппозиции. Их работа не столь видна, как работа политиков, но книги, несмотря ни на что, выходят. Мы ищем и находим своих читателей и встречаемся с ними, несмотря на все трудности. Значит, мы как нация всё же чего-то да стоим...
 
- Ольга Михайловна, одних обвиняемых выпускают под подписку о невыезде, других томят в «американке». Почему такая избранность к обвиняемым политикам? Чего добивается власть?
 
- Понятно, почему к заключённым не пускают родных и близких. ИМ хочется, чтобы человек, униженный избиением, растоптанный сапогами, больной и беззащитный перед грубой силой, в конце концов сдался. Чтобы он чувствовал себя одиноким и не знал о поддержке друзей и соратников, о международной реакции на события 19 декабря. Эти методы, как отмечают многие демократические издания, особенно широко использовало гестапо... Нам всем казалось, что это время прошло и никогда не вернётся, и всё же сегодня мы в него вернулись. У Андрея Санникова и Ирины Халип хотят отнять ребёнка – что это, если не изощрённая пытка? Анджея Почобута, журналиста, во время так называемой "беседы", бьют по лицу, отлично зная, что он напишет об этом – что это, если не полное ощущение безнаказанности?
 
- Ольга Михайловна, Вы хорошо знаете Владимира Некляева – как коллегу-литератора. Как Вы думаете, почему он пошел на выборы, что стоит за этим судьбоносным (как минимум, для него) решением?
 
- Я не знаю всех мотивов, по которым Владимир Некляев пошёл на выборы. Полагаю, им двигало то же чувство, которое есть у всех нормальных людей. Это чувство – невозможность свободно дышать, когда попираются основные права человека – право на свободную мысль, на поддержку Закона, право на жизнь, наконец...
 
По Женевской конвенции даже врагам, попавшим в плен, надо было оказывать медицинскую помощь в случае необходимости. Её, судя по рассказам вышедших из белорусских тюрем, в нужном объёме не оказывали, а часто не оказывали вообще. В случае же с В. Некляевым, когда у него было давление 220 на 160, его нужно было немедленно госпитализировать. Это знает любой врач в любой части земного шара, если он врач. Но у нас даже врачи могут, если прикажут, изменить диагноз и не протестовать против пыток. И судьи, выносившие неправедные решения, как и палачи, ломавшие руки девушкам на площади 19 декабря, наверное, спокойно идут домой и гладят своих ребятишек... А коллегия адвокатов может лишить права на работу тех, кто защищает незаконно задержанных, избитых и по сути, невиновных людей, опять-таки вопреки всем законам морали и этики. Разве нормальный человек может ко всему этому относиться с безразличием?!
 
И всё-таки надежда на будущее есть. Она в том, что, как показывают все независимые опросы, реально за диктатора голосовало меньшинство. И это несмотря на страх потерять работу, на страх перед будущим, которое может быть очень непростым. Мы словно пропустили эти годы, не использовали их для постройки нового фундамента нашей жизни, а старый, сколько ни латай, когда-то неминуемо обвалится.
 
- Похоже, Владимира Некляева пытаются сломать. Об этом можно судить по тому, что жестоко избитого, похищенного неизвестными из больницы, политика не показывали 10 дней даже адвокату. Сломается ли?
 
- Хотя репрессии продолжаются, власти не удастся уничтожить гражданское общество. Всех не пересадят. Да, довольно большая часть белорусов вынуждена была эмигрировать, особенно в Россию, а также в соседние страны. Но многие уехавшие следят за судьбой своей страны, выступают с протестами и влияют на политику своих стран в отношении к нынешнему режиму.
 
Недаром министр иностранных дел помчался в Брюссель, недаром в России на всех новогодних каналах высмеяли "элегантного победителя". Время "Л" заканчивается. Наверное, нам всем предстоят нелегкие годы, но, тем не менее, люди перестают бояться.
 
 
 
 
15:21 12/01/2011




Loading...


загружаются комментарии