Что делать, когда требуют подписку о неразглашении

Сотни активистов после обысков и допросов в КГБ дали подписку о неразглашении тайны следствия. Обязаны ли они были давать такую подписку? Что грозит за ее нарушение? Как вести себя, когда требуют дать такую подписку?

Что делать, когда требуют подписку о неразглашении

Для радио «Свобода» на эти вопросы отвечает юрист, представитель Белорусского Хельсинкского комитета Гарри Погоняйло.


- Действительно, в нашем действующем уголовно-процессуальном законодательстве есть такая возможность требовать от свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста, других участников судебного процесса подписку о неразглашении данных дознания, следствия или закрытого судебного заседания. Однако речь здесь должна идти именно о тайне следствия, а не о чем другом. У нас нигде не прописано, ЧТО является тайной следствия. Поэтому предупреждение об уголовной ответственности за разглашение тайны следствия - это совершенно проблематичная вещь.


Хотя ей пытаются воспользоваться. Я на месте граждан просто отказывался бы давать такую подписку. Если допрашивают свидетеля, он, во-первых, может не давать никаких объяснений против себя и своих близких родственников, ссылаясь на статью 27 Конституции («Никого нельзя принуждать давать показания и объяснения против самого себя, членов своей семьи, близких родственников. Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы ».). И с другой стороны - отказываться от дачи такой подписки, не подписывать. Протокол о допросе он имеет право подписать, а такую подписку о неразглашении не давать. И ничего с ним не сделают, абсолютно. Это право гражданина давать подписку о неразглашении.


Например, к адвокатам, с которых также требуют такую подписку, других участников процесса, например эксперта, который имеет должность в государственном учреждении, могут применить репрессии, даже уволить, или забрать лицензию у адвоката. Но простому участнику, гражданину, которого вызывают на допросы, я бы советовал просто не давать таких подписок.


- 12 января сотрудники КГБ провели очередной обыск в квартире Андрея Санникова и Ирины Халип, а потом провели обыск в квартире родителей Ирины Халип. Мать журналистки Люция Юрьевна присутствовала во время обоих обысков, но она не сообщила о результатах, ссылаясь на подписку о неразглашении. Что в данном случае она может говорить, а что не может говорить?


- Если она дала подписку, то она спокойно может говорить о том, что следственные действия, такие как обыск, у нее происходили, что они произошли с санкции прокурора (имя), назвать имя следователя, который проводил, и единственное, что не разглашать - что было изъято, что было предметом их интереса в ходе следственного действия. Вот и все, потому что, используя такие тусклые формулировки в нашем законе, нераскрытые абсолютно, власти пытаются их применять и закрывать вообще все данные о том, что происходило. Поэтому я советую просто не давать таких подписок.


- Вы говорите об уголовной ответственности за неразглашение. Что грозит людям за это?


- Я озвучу статью четыреста седьмую - Разглашение данных дознания, предварительного следствия или закрытого судебного заседания.


Первая часть. Умышленное разглашение данных дознания, предварительного следствия или закрытого судебного заседания личностью, которую предупредили в установленном законе порядке о недопустимости их разглашение, без разрешения лица, которое проводило дознания, следователя, прокурора или суда - наказывается штрафом или арестом на срок до шести месяцев.


Вторая часть. То же действие, которое совершило лицо, имеющее доступ к материалам уголовного дела по службе, - наказывается штрафом, или арестом на срок до шести месяцев, либо ограничением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения.


Но этот материал крайне редко применяется. И я думаю, что в настоящее время он используется исключительно для запугивания и для того, чтобы как можно меньше было информации о том, что происходит в стране, о характере действий, которые предпринимают власти в связи с делом 19-20 декабря. Такие дела не будут заводиться ... Хотя от глупой власти ждать нормальных действий также не приходится.


- Были ли прецеденты, когда людей наказывали за нарушение подписки о неразглашении?


- Нет. По простой причине, например, на допросе гражданин знал о тех обстоятельствах, о которых знали еще десятки граждан, так что сохранить тайну следствия невозможно. Малое количество информации, которую органы дознания или следствия получили в результате допроса того или иного гражданина в качестве свидетеля, по существу не создает состав преступления, так как для состава преступления нужны серьезные последствия для самого расследования дела, для системных потерь. Это попытка с помощью таких норм закона повлиять на ситуацию в стране, закрыть информационное пространство, нагнать страху, парализовать структуры гражданского общества.

08:04 14/01/2011




Loading...


загружаются комментарии