Андрей Курейчик: Цена на мои сценарии доходит до 60 тысяч долларов

Самый известный  белорусский сценарист Андрей Курейчик рассказал о том, сколько зарабатывает, где живет и как пишет для Голливуда.

Андрей  Курейчик: Цена на мои сценарии доходит до 60 тысяч долларов
31-летний Андрей  Курейчик справедливо считается  одним из самых успешных белорусов. Его карьера стремительно идет вверх — вместе с кассовыми сборами фильмов, к сценариям которых он приложил свою талантливую руку. "Любови-Моркови", "Юленька", "Елки" заработали 62 миллиона долларов в прокате СНГ. А сам Курейчик получил приглашение работать в Голливуде, пишет Mojazarplata.by.
 
Работа
 
— Распорядок моего  дня таков — часов шесть  я пишу, потом занимаюсь организационными делами и еще часа два-три преподаю в Университете культуры и искусств и в Минской киношколе. Пишется лучше всего утром или днем, где-то с 11 до 17, в это время все как по маслу идет.
 
Хуже всего  работается зимой, поздней осенью и  ранней весной. Впадаешь в какое-то депрессивное состояние, а вот летом  комедии даются значительно легче. Хотя, понятно, работаю я в любое время, все зависит от количества заказов. Бывает, отпустит на месяцок, и тогда сразу куда-то улетаешь, чтобы восстановить силы.
 
Заставляю себя работать только тогда, когда проект заказной. Поначалу, понятно, всегда загораешься, потому что неинтересных тем или убитых сценариев в принципе нет, а потом продюсер или режиссер начинают тебя гнуть в свою сторону. Так как я по натуре человек свободолюбивый, то начинается тяжелый поиск компромисса.
 
Бывает, что от работы отказываешься практически сразу — еще на этапе первых взаимоотношений с продюсером. Он тебе что-то говорит — ты не понимаешь, ты говоришь — он не понимает. И начинаешь осознавать, что лучше вообще не браться за тему, чтобы не портить нервы ни себе, ни другим.
 
Театральные пьесы
 
— Первую пьесу  я написал в 19 лет и поставил ее сам — в студенческом театре. И после реакции на нее —  довольно благожелательной — решил  писать дальше. Если бы не получилось, перестал бы этим заниматься, потому что  изначально видел себя в литературе — автором рассказов.
 
Сейчас 25 моих пьес ставятся в России, Польше, Украине, Азербайджане, Туркменистане и Беларуси. Театр всегда непредсказуем —  пьеса может быть принята на "ура", а может быть и совсем холодно. Но так как уровень национального театра объективно гораздо ниже, чем, скажем, уровень российского кино, то приходится искать такие точки, где твою работу не совсем испортят.
 
Было бы куда проще, если бы в белорусских театрах  ждали отечественных драматургов, но их там как-то особенно не привечают. И мне отнюдь не хочется заниматься тем, чтобы ходить и что-то там пробивать. Тем более, это не приносит денег.
 
Кино
 
— Там возможностей больше — заработки несопоставимы, да и реноме опять-таки играет не последнюю  роль. Фильмы, авторами которых я являлся, заработали в прокате 62 миллиона долларов США. Причем последний из них — "Елки" — стал самым кассовым в 2010 году, собрав 24 миллиона.
 
Я с удовольствием  делаю разное кино. Но задача продюсера  — заработать деньги. А больше всего наш народ любит комедии, поэтому они и востребованы.
 
Голливуд
 
— Когда после  фильма "Любовь-морковь-2" стал известен размер сборов, мне позвонил американский продюсер Давид Гамбург. Вначале он меня проверил, доверив сериал "Семин". Работой остался доволен и пригласил меня в Лос-Анжелес, где начались переговоры о создании молодежной комедии. Подписали контракт, я сделал первый вариант, который не подошел. Написал второй — и его приняли. Летом опять поеду в Америку, где сценарий надо будет перевести на английский, доработать диалоги и т.п. Затем, надеюсь, запустимся в производство.
 
Я разговаривал со сценаристом, придумавшим сериал про "Мою прекрасную няню" еще в Америке, русские выкупили потом права на его адаптированную версию. Так вот он получает процент от проката проекта в СНГ, в отличие от литературных рабов, писавших русские серии. В Америке очень цивилизованная защита авторов, они имеют процент даже от интернет-ресурсов, где публикуются их произведения. Если ты сделал хороший продукт, то чувствуешь себя абсолютно защищенным.
 
На постсоветском  пространстве же грабительские договоры, и если я хвастаюсь сборами  своих фильмов, то, к сожалению, ко мне они не имеют никакого отношения.
 
Деньги
 
— Я много  работаю и считаю себя человеком  с доходом немного выше среднего уровня. 7 картин, больше 50 театральных  постановок — за десять лет это  довольно неплохо.
 
Стабильной зарплаты нет, цена на сценарий "полного метра" варьируется от 25 тысяч долларов до 60. Вопрос в том, сколько времени ты будешь над ним работать.
 
У меня был дом  недалеко от Минска. Я его продал и купил квартиру, потому что сыну надо ходить в детский сад, в кружки, а жене работать в театре. И всем нам нужно соблюдать некие коммуникативные функции вроде связи с внешним миром посредством Интернета, который, увы, имеется не во всех белорусских деревнях.
 
Семья
 
— Жена Ольга  — актриса Купаловского театра, сыну Глебу 3,с половиной года.
 
Ольга — разноплановая  и самодостаточная актриса, непростая  натура, с которой иногда тяжело жить, но мы справляемся. Все-таки у  меня это второй брак, и я стараюсь не делать старых ошибок, которые привели  к первому разводу. Стараюсь быть более терпеливым и спокойным и принимать особенности характера другого человека.
 
Глеб уже сейчас очень артистическая натура, играет всех людей, которых видит. Плюс к  этому он очень любит заниматься гимнастикой, куда, вскоре, думаю, мы его  и определим.
 
Дом
 
— Мне нравится свободное пространство, и потому главное место для меня в доме — это большой и светлый  холл — с кожаным диваном и  большим телевизором, который я  люблю и даже обязан смотреть. Именно там и работаю — с ноутбуком  на коленях. Не нравятся мне кабинеты с их извечно пафосной обстановкой в виде стульев, тяжеловесных столов, на которых должны громоздиться различного рода канцелярские наборы и канделябры.
 
Любимый район
 
— Обожаю свой район, располагающийся между станциями метро "Автозаводской" и "Могилевской". Дома тут строили еще немецкие военнопленные, они очень разнообразные, много парковых участков. И это реально красивый европейский район, который сейчас собираются застраивать в стиле а-ля Малиновка.
 
Мне кажется, это будет полное убийство одного из красивейших мест города. Я выхожу туда, как в Берлин, где кругом малоэтажные дома, мало людей и машин и много деревьев. Это то, о чем стоит мечтать. А нам почему-то хочется на каждый квадратный метр взгромоздить 15 этажей, чтобы люди каждый день думали о том, как припарковать машину.
 
Одна надежда  только на то, что репутация нашего района слишком плоха, чтобы люди покупали квартиры в новостройках.
 
Спортивные  увлечения
 
— Спортом я  занимался с детства и довольно активно — благодаря отцу, который в свое время был председателем Белорусской федерации вьетнамских единоборств. В 1992 году — похвалюсь — я даже стал чемпионом республики по ушу среди подростков. Вообще-то я много чего попробовал — и дзю-до, и самбо, и каратэ...
 
А потом ушел в лицей БГУ, стал много учиться, потому что все хотели, чтобы я  поступил на юрфак. И у меня уже  просто не оставалось времени на спорт. А в нашей стране же все как  устроено — либо ты тренируешься по максимуму, либо вообще не тренируешься, потому что быть белой вороной никому не хочется.
 
Сейчас у меня только плавание, вместе с женой. Дома есть небольшой тренажерный уголок, где могу недолго позаниматься. Хотя, кто знает, может, по примеру Михалка, когда-нибудь снова вернусь в единоборства и стану заниматься спортом более профессионально.
 
Вообще род  моих занятий, конечно, здоровье не улучшает, я уже чувствую, что позвоночник  искривляется, и через 5-7 лет буду не способен просто поднять голову. Так что надо чего-то придумать, поломать привычку, которая, как известно, вторая натура...
 
Отдых
 
— Я люблю  встречаться с друзьями, которых  у меня великое множество в  самых разных сферах. А второй вид  отдыха — это путешествия, потому что если долго находишься в одной  стране, то твой кругозор, как ни крути, сужается. Начинают одолевать всякие местные проблемы и потихоньку начинаешь впадать в депресняк.
 
Мне нравится Британия, Лондон, так же, как и Америка  — кажется, там я легко смог бы жить. Может, это происходит из-за того, что учился в английской спецшколе и мне легко устанавливать там контакт. Люди даже не понимают, из какой я страны, это невозможно определить по акценту. Еще люблю Италию. Все, что в ней есть — природу, климат, архитектуру, кухню. Это такой идеальный дом престарелых. Там хорошо поселиться на старости лет у моря и наслаждаться прибоем, закатами и маслинами...
 
Мечты
 
— Снимать хорошие  голливудские фильмы. Меньше всего  меня интересует фестивальная слава, всегда хотелось в первую очередь именно зрительского успеха. На нашей территории я уже что-то могу, мои фильмы посмотрело более 100 миллионов людей. А там только начало пути, и я сейчас думаю о том, как это сделать — покорить Голливуд. Мне нужен живой разговорный язык. Нас тут учили все же более литературным вариантам, не хватает каких-то местных выражений и диалектов. Надо пожить там годика 2-3, пообтереться и тогда, думаю, все наладится...
 
13:10 28/01/2011




Loading...


загружаются комментарии