Два ответа на три вопроса

Что это за три вопроса, на которые должны ответить Санников и Халип, чтобы выйти из "американки"?

Два ответа на три вопроса
Один вопрос угадывается легко: интересуют деньги - от кого, сколько и где они?

С большой долей вероятности можно предположить, что интересует, кто, когда и с какой аргументацией предложил идти на Дом правительства или на Администрацию президента, хотя в логике революции было бы захватывать если не Нацбанк, то телевидение (знаменитое почта, телеграф, телефон). Это нужно в первую очередь для того, чтобы человек оговорил кого-то из товарищей, замазался, осудил.

А вот третий вопрос - самый интересный.

Потому что если властям очень хочется расследовать заговор с целью захвата власти, то им нужно понять, к кому из номенклатуры должны были апелировать заговорщики, чтобы их план удался.

Вот я, например, никак не могу понять неоднократно повторявшийся сценарий "Плошча". Выходит на улицы жаждущий смены власти народ - это я понимаю, это отлично! Но Майдан у нас все равно не получается, потому что украинскому Майдану было к кому взывать: оппозиция в парламенте, оппозиция в правительстве, оппозиционный мэр Киева... "Революция роз" - та же ситуация: и Саакашвили не оставной чиновник, и с ним рядом Нино Бурджанадзе --спикер парламента. Переворот в Киргизии - сменившая Курманбека Бакиева Роза Отунбаева, опять же, не с улицы пришла, а из парламента.

Но наша Плошча может взывать только к международному сообществу. Люди могут выйти, выразить свой протест, продемонстрировать, что недовольных много. Или мало... Могут даже что-то решительно потребовать - свободных выборов, например, или пересчета голосов. Но ответом будет в лучшем случае пустота, в худшем - дубинки спецназа.

Всегда прежде сценарий Плошчы имел одну цель - побудить власти к диалогу, заставить договариваться, вынудить считаться с оппозицией. И не более. Именно поэтому власти такой сценаний не любили, но и не боялись. А тут вдруг просто сорвало чеку: перечеркнули все старания наладить отношения с Европой, пошли на жестокий разгон, заговорили о заговоре.

По глупости выслуживались генералы или за идею, отдав команду на тотальную зачистку, мы можем только гадать. Но получается, что тот, кто вложил Лукашенко в уши идею, будто был заговор с целью захвата власти, поселил в нем и уверенность, что на этот раз Плошча должна была быть услышана в его окружении. Услышана какой-то группой людей, которых он просеивал через сито лояльности, проверял на преданность, которых держит на крючке разным компроматом. Которые запуганы страшно. И тем не менее...

У меня есть подозрение, что со дня объявления выборов Лукашенко боялся, что реальным его соперником на выборах станет кто-то из своих. Вспомните, как странно были поданы документы на регистрацию его инициативной группы. Сам кандидат не появился, зато в последний день регистрации какими-то тайными, одному ему известными тропами бумаги принес Александр Радьков. Перед журналистами он, правда, не появился, потому можно только догадываться, кто и как передавал бумаги в ЦИК. Но в любом случае, о том, что Лукашенко все-таки будет баллотироваться, было объявлено только ближе к вечеру последнего дня приема документов на регистрацию. Раньше такого никогда не было, инициативная группа Лукашенко на всех предыдущих выборах регистрировалась одной из первых, пока другие еще собирали команды -- инициативная группа Лукашенко уже имела удостоверения.

Такое ощущение, что в этот раз Лукашенко до последнего момента ждал, не появится ли "кандидат Москвы".

Но Москва на этих выборах со своим кандидатом играть не стала. Может, недооценила степень запуганности белорусских чиновников, из которых никто не решится участвовать в выборах, пока среди претендентов на президентский пост есть фамилия Лукашенко. Но, скорее всего, потому, что нестабильность, которая всегда возникает после смены власти, Москве пока не нужна: весь пакет документов по ЕЭП еще не подписан, трубы в обход Беларуси пока не достроены. Для того, чтобы подготовиться, к смещению Лукашенко, по грубым подсчетам, России еще надо год-полтора.

У меня нет сомнений, что белорусской оппозиции во всех российских планах отведена лишь роль массовки, - они там, в Кремле, и не знают нашу оппозицию, и знать не хотят, да и не в традиции выходцев из ФСБ делать такие слабые ставки. "Российский сценарий" - это почти наверняка номенклатурный переворот.

Так что ответа на третий вопрос - Кто? - который очень волнует Лукашенко, никто ему дать пока не сможет. Рано еще.
20:46 29/01/2011




Loading...


загружаются комментарии