Репрессии против студентов могут продолжаться до 1 сентября

Какие тактики помогают администрации вузов выполнить обещание министра образования не исключать студентов за участие в мирной акции протеста 19 декабря, кто из преподавателей попал в «черные» списки и можно ли обвинить европейские образовательные программы для белорусов в пособничестве «утечке мозгов»?

Ответы на эти вопросы ищет «Завтра твоей страны».
 
Исключать студентов из вузов за участие в несанкционированном митинге 19 декабря не будут, пообещал новый министр образования Сергей Маскевич на пресс-конференции в конце января. Однако, по данным Комитета защиты репрессированных «Солидарность», трое из тех студентов, которые отбывали административное наказание, уже получили приказ об отчислении. Еще более 60 находятся под угрозой лишения возможности продолжать обучение.
 
— Собирать такую статистику очень сложно. Ведь даже списки тех, кто отбывал административное наказание, все еще ежедневно пополняются, — подчеркивает руководитель комитета Инна Кулей.
 
— С какой формулировкой отчисляют студентов?
 
— Сейчас в основном – академическая неуспеваемость: студенты, до сих пор имевшие хорошие результаты, вдруг «заваливают» экзамены, которые их однокурсники сдают с легкостью. Мы думаем, что позже начнутся отчисления за дисциплинарные взыскания.
 
— Какой первый совет вы даете студенту, который получил от руководства вуза предупреждение о возможном отчислении?
 
— Нередко ребят вынуждают, например, написать заявление об отчислении по собственному желанию. Объясняют это тем, что нужно переждать период, пока вокруг акции 19 декабря поутихнет шум, и обещают восстановить через полгода. Первое правило: ни в коем случае не писать заявление по собственному желанию.
 
И второе – бороться до конца, чтобы не быть незаконно отчисленным. Наши юристы дают консультации по этим вопросам, помогают писать заявления.
 
— А какие в этой ситуации могут быть меры воздействия на руководство вузов, в которых отчисляют и увольняют «политических» студентов и преподавателей?
 
— Нередко деканы, которые с легкостью отчисляют «неблагонадежных» студентов, участвуют в европейских программах обмена, совершенно не ощущая своей вины. В принципе их нужно ставить перед выбором, они должны отвечать за незаконные решения.
 
С 2006 года мы проводим мониторинг и составляем «черный» список, в котором названы имена руководителей и преподавателей, а также вузы, лидирующие в применении репрессивных мер. Его можно найти на нашем сайте. Эти же списки мы предоставляем в посольства европейских стран для того, чтобы они предупреждали свои университеты, а те вводили табу на взаимные обмены для преподавателей, которые ведут себя по отношению к студентам незаконно.
 
— Какие особенности имеет нынешняя кампания в отношении участников акции 19 декабря по сравнению с той, которая проходила во время президентских выборов 2006 года?
 
— Перед президентскими выборами 2006 года наблюдались демонстративные репрессии для запугивания активистов. Во время предвыборной кампании 2010 года репрессии носили скрытый характер. Это были единичные случаи, которые власти пытались не афишировать, чтобы у общественности и журналистов не было поводов оглашать такие факты. Властям неинтересно делать это демонстративно в условиях, когда существует программа солидарной поддержки разных стран, где наши студенты имеют возможность продолжать обучение.
 
А после 19-го декабря этот процесс идет так же, как и в 2006-м. В Беларуси наблюдается практика нескольких волн репрессий. Первая – зимняя сессия. Часть студентов, отбывших административные аресты, не допускают к экзаменам, им занижают оценки, устно предупреждают о возможном отчислении или уговаривают писать заявления на отчисление по собственному желанию.
 
Во время следующего семестра к студентам, сдавшим сессию, начинают предъявлять дисциплинарные взыскания за пропуски, за плохое поведение в общежитии, за непосещение необязательных предметов. Следующая волна — летняя сессия. Практика показывает, что пересдачи с целью не допустить студентов к обучению в следующем году могут затягивать до сентября.
 
— А почему бы администрациям вузов не «накрыть» всех сразу первой волной?
 
— Тех, кто участвовал в акции 19 декабря, огромное количество. И если это сделать со всеми сразу, то это будет взрыв отчислений. Растягивание процесса во времени – это специальная тактика властей, чтобы не будоражить общественное мнение, и сделать вид, что вузы избавляются не от «политических», а именно от нерадивых студентов.
 
По результатам первой волны мы можем сказать, что пока масштаб репрессий, применяемых к студентам, меньше, чем в 2006 году.
 
— Как думаете, почему?
 
— Тогда еще не было столь широкой практики налаживания обучения студентов за рубежом: программа Калиновского, а также программы других стран только начинались. Отчисление пугало и студентов, и их родителей. Сейчас молодежь чувствует себя гораздо более защищенной. Белорусские власти это отлично понимают.
 
— Какие на сегодняшний день существуют программы для продолжения обучения за рубежом?
 
— Пока реально открыты две: программа Калиновского, которую предлагает белорусским студентам польское правительство, и программа Европейского гуманитарного университета. Программа Калиновского готова начать свою работу с 1 февраля. И это касается, в первую очередь, тех ребят, которые могут попасть под военный призыв. Для них открыты курсы по изучению польского языка, истории своей страны и страны, в которой они будут учиться.
 
Кроме того, открыты аспирантские программы для тех, кто хотел бы продолжить научную деятельность, если в Беларуси у него по политическим мотивам возникли с этим проблемы, а также выделены научные стипендии для уволенных преподавателей.
 
С другими странами Евросоюза пока только ведутся переговоры.
 
– Университеты Евросоюза уже определились с количеством мест для белорусов?
 
– По количеству мест ограничений нет. Пока названы такие цифры: 150 мест для студентов, 20 для аспирантов и 10 научных стипендий для преподавателей.
 
— Где смогут устроиться на работу те, кто получит дипломы по таким программам?
 
— Они могут работать в любой стране Евросоюза.
 
— Как думаете, какой процент из них вернется в Беларусь?
 
— Очень трудно определить. Но могу сказать, что из первого набора в 2006 году не вернулся лишь один человек. Все выпускники работают в Беларуси на совместных европейско-белорусских предприятиях.
 
— То есть обвинить комитет «Солидарность» в пособничестве «утечке мозгов» невозможно?
 
— Наша задача – чтобы каждый студент, который был отчислен по политическим мотивам, продолжал учиться. А затем самое главное – применение их знаний и сил для родной страны. Когда у Беларуси будут перспективы, они обязательно вернутся.
 
— Не пытались ли представители «Солидарности» предпринять поход в белорусское Министерство образования, чтобы предупредить репрессивные меры в отношении студентов, аспирантов и преподавателей?
 
— Превентивные действия, на наш взгляд, очень важны, потому что собирать раненых на поле боя — неблагодарная задача. Мы готовились к этому еще до выборов, обсуждали с заинтересованными организациями Кодекс об образовании, перспективы присоединения Беларуси к Болонскому процессу, которое, если подходить к этому не формально, потребует внутреннего изменения самого устава университета, отношения к студентам, студенческому самоуправлению, принципам академических свобод. Мы в принципе были уже к этому готовы. Но, к сожалению, избирательный процесс вернул нас на поле боя. Но и теперь с новым министром образования Сергеем Маскевичем нам есть о чем поговорить.
 
— Например, обсудить его заявление о том, что никого не станут отчислять из вузов по политическим мотивам…
 
— Но у нас есть папки, в которых собрана совсем иная информация.
 
— И вы собираетесь отправиться к министру с этими папками?
 
— Безусловно.
09:47 01/02/2011




Loading...


загружаются комментарии