Владимир Мацкевич: Проекты ЕС надо адаптировать к белорусским условиям

Белорусский политолог Владимир Мацкевич в интервью Deutsche Welle объяснил, что нужно сделать, чтобы обещанная Евросоюзом помощь гражданскому обществу Беларуси оказалась в итоге эффективной.

Руководитель Агентства гуманитарных технологий (АГТ), белорусский политолог Владимир Мацкевич скептически отнесся к планам участников донорской конференции в Варшаве существенно увеличить финансовую помощь белорусскому гражданскому обществу. В интервью Deutsche Welle аналитик объяснил, в каком случае европейская поддержка может принести результат.
 
Deutsche Welle: Удовлетворены ли вы итогами международной донорской конференции, участники которой пообещали выделить структурам белорусского гражданского общества помощь на общую сумму в 87 миллионов евро?
 
Владимир Мацкевич: Дело в том, что к донорской политике и помощи Европы для Беларуси существуют очень большие претензии. Объявление об увеличении суммы помощи может кому-то показаться большим шагом Европы навстречу белорусскому гражданскому обществу. Но дело не в размерах этих сумм, а в том, куда и как они идут.
 
Евросоюзу следовало бы признать свою частичную ответственность за поддержку ряда маргинальных проектов для белорусской оппозиции и гражданского общества, которые ведут скорее к их разъединенности и раздробленности, а не к консолидации и согласованности действий. Очень часто поддерживаются совершенно авантюрные, неэффективные, а может быть, даже и вредные проекты. И происходит это из-за недостоверной информации, которую донорские структуры получают из самой Беларуси. И отчасти из-за умозрительных и недальновидных европейских проектов и программ для страны.
 
К сожалению, многие в Европе не понимают простой вещи: плюрализм хорош в демократических условиях. При авторитарном режиме и в условиях борьбы с ним нужна консолидация. И здесь скорее уместен дуализм. Единой позиции властей должно противостоять единое, консолидированное гражданское общество.
 
А европейцы поддерживают множество мелких инициатив, часть которых искусственно создаются самим режимом и представляются для Брюсселя в виде структур гражданского общества, хотя таковыми не являются. Эти обстоятельства заставляют несколько скептично относиться к решениям, принятым на варшавской конференции.
 
- Но ведь участники конференции подчеркивали необходимость консолидированной работы. Возможно, Европа все-таки извлекла уроки из своего отрицательного опыта?
 
- Да, звучали и такие тезисы, в наиболее четкой форме из уст комиссара ЕС по вопросам политики добрососедства Штефана Фюле, представителей фондов, а также лидера движения "За свободу" Александра Милинкевича. Но одно дело - конференция и прозвучавшие на ней предложения, а другое - реальная практика реализации этих идей. Поэтому мне представляется не совсем продуманным и недостаточно адекватным предложение о создании каких-то там консолидирующих центров, например, в Польше.
 
Все решения относительно белоруской ситуации могут быть рождены только в самой Беларуси. И только поддержка собственно белорусских действий и стратегии могут быть эффективными со стороны Европы.
 
ЕС должен понимать, что он может только помочь Беларуси пройти путь демократизации, а не демократизировать Беларусь. Никто и никогда не мог установить демократию в другой стране извне. Это дело самой нации, самого гражданского общества этой страны.
 
- Не может ли случиться, что белорусские власти просто не позволят осуществлять проекты поддержки гражданского общества со стороны ЕС?
 
- Так было и до сих пор. Очень многие проекты, которые задумывались и финансировались, будучи не адаптированными к условиям белорусской диктатуры, оказывались невыполненными. Если же они реализовывались в соответствии с выдвигаемыми требованиями и отчетность по ним оказывалась вполне удовлетворительной, настоящего результата не было.
 
Можно перечислить массу неудачных проектов, причем достаточно дорогостоящих для Европы. То же произойдет и сейчас, если управление обещанными финансовыми ресурсами не будет строиться с учетом реальной ситуации, реальных условий деятельности в Беларуси. И если этим будут заниматься, скажем, назначенные клерки, которые хорошо умеют составлять бюджет, следить за отчетностью, проверять документацию, но не могут проверить реального эффекта программы в самой Беларуси.
 
- Насколько велика вероятность того, что белорусские власти усилят давление на получателей европейской помощи?
 
- Наверное, усилят. Хотя и того давления, которое оказывалось на "третий сектор" ранее, уже достаточно для того, чтобы часть проектов не приносила результата. Ведь условия использования выделенных средств и в целом условия деятельности гражданских активистов таковы, что большая часть времени и средств уходит на борьбу с бюрократическими препонами. Здесь даже не нужно насилие. На саму деятельность, на достижение результатов сил практически не остается.
 
В частности, у белорусских общественных организаций и НПО существуют постоянные проблемы с офисами, с решением массы организационных вопросов, многие структуры еле-еле выживают. Поэтому неэффективны, например, программы по организации наблюдения во время выборов. Неэффективно организована работа в регионах, где люди находятся под постоянным надзором местных властей.
 
Условия, выдвигаемые по проектам, например сотрудничество с местными властями, не учитывают того обстоятельства, что местные власти не могут принимать самостоятельных решений. И все, что они делают, может быть сведено на нет указаниями из Минска.
 
Словом, необходимы очень подробный анализ и детальное планирование. И без участия белорусских аналитических центров деятельность структур гражданского общества будет абсолютно неэффективной.
22:28 04/02/2011




Loading...


загружаются комментарии