Кому не болит чужое сердце? (фото)

Два года назад в Беларуси была впервые проведена трансплантация сердца. Белорусская медицина гордится своими достижениями в области трансплантологии. Однако семья женщины, которой пересадили первое донорское сердце, еле-еле сводит концы с концами.

Кому не болит чужое сердце? (фото)
Количество пересадок увеличивается
 
Операция по пересадке сердца прошла в ночь с 11 на 12 февраля 2009 года в Республиканском научно-практическом центре «Кардиология». Она открыла новую страницу в белорусской трансплантологии. До этого в Беларуси пересаживали только почки.
 
Новое сердце было пересажено 36-летней Наталье Радкевич, которая страдала тяжелым заболеванием — дилатационной кардиомиопатией. В операции принимали участие ведущие кардиохирурги и анестезиологи центра — всего около 20 специалистов.

 
Наталья Радкевич уезжает из больницы с новым сердцем
 
За последующие два года белорусские врачи провели 33 операции по пересадке сердца, 11 из которых были сделаны в 2009 году. В 2010 году их число увеличилось вдвое.
 
Всего в 2010 году в Беларуси было проведено 169 операций по пересадке органов и тканей: более 110 операций по пересадке почек, 32 — печени (пятеро прооперированных — дети), 22 — сердца и так далее. Кроме того, в Беларуси начали заниматься пересадкой крупных сосудов. Так, уже в текущем году были проведены четыре операции по пересадке аорты.
 
Минздрав Беларуси уже несколько раз заявлял, что профессионально и технически белорусские хирурги готовы к проведению первой операции по трансплантации комплекса сердце-легкие.
 
Были бы доноры, а пациент найдется
 
В листе ожидания на пересадку органов сегодня находятся несколько десятков человек. Основная проблема трансплантологии — донорские органы, нехватка которых актуальна для всех стран. Беларусь имеет 5,5 эффективных доноров органов на миллион населения, Россия — 2, Украина — 0,2, Польша — 9-10, Испания — 25-30. Количество донорских органов определяет количество трансплантаций.
 
Как пояснял Naviny.by руководитель Республиканского научно-практического центра трансплантации органов и тканей Олег Руммо, дело не только в том, что органы умерших по качеству не пригодны для трансплантации. Необходима работа с медицинской общественностью по выявлению тех умерших людей, у которых можно забрать органы. И работа, безусловно, ведется не только в Минске. Врачей из регионов работать с потенциальными донорами обучают на курсах РНПЦ трансплантации.
 
Каждый орган имеет срок годности для пересадки. Предельный срок от того момента, как орган изымается, до того момента, как начинает работать в теле другого человека, для печени — 12 часов, для сердца — 8 часов, для почки — одни сутки.
 
Что касается цены, то пересадка почки у нас, по данным Минздрава, обходится бюджету в 6-13 тысяч долларов. Послеоперационная терапия одного такого больного в год стоит 5 тысяч долларов. На одну трансплантацию печени государство тратит 30-35 тысяч долларов, лечение после операции обходится в 6 тысяч долларов. Трансплантация сердца стоит еще дороже — 30-50 тысяч долларов, а терапия, направленная на то, чтобы орган не отторгался, обходится в 15 тысяч долларов в год.
 
Семья женщины, которой была сделана первая пересадка сердца, бедствует
 
Трансплантация, конечно же, все жизненные проблемы не решает. Однако в нашей стране инвалид оказывается практически без средств к существованию. Судьба Натальи Радкевич, которой первой в Беларуси подарили новое сердце, показывает, что для людей, прошедших через пересадку, необходима помощь не только со стороны медиков, но и от социальных органов. Теперь Наталье Радкевич 38 лет. Два из них она прожила благодаря операции.

 
Наталья Радкевич с мужем и детьми
 
Сезон простуд мимо семьи не прошел. Болеют почти все — и сыновья, и муж. У Натальи поднялось давление. В результате разговор корреспондента Naviny.by получился, в основном, с мужем Юрием, который, собственно, и взвалил теперь на себя весь семейный воз, кажущийся практически неподъемным.
 
Проблем у Радкевичей две — катастрофическая нехватка средств и болезни, которые провоцируют огромные траты на лекарства.
 
Живут они в Клецке. У Юрия хорошая работа в «Метрострое» в Минске. Болезнь подкосила Наталью, когда их ребенку было только полгода. В результате с тех пор он не работает — в декретном отпуске: «Я порываюсь выйти на работу, но не могу бросить своих. Дело не только в том, что Наталья перенесла операцию. У младшего сына также была операция на кишечнике, теперь предстоит вторая. С ним надо лежать в больнице. Кто бы на моем месте оставил семью в такой ситуации и пошел работать на полный день?»
 
Семья Радкевичей уже полгода планирует переезд в Минск. В общежитии, которое выделили Юрию в «Метрострое» (он подчеркивает, что получил его на общих основаниях), уже сделали ремонт. А вот перебраться в столицу не получается: дети болеют, и практически все деньги уходят на лекарства, говорит Юрий.
 
Он как может, пытается заработать — что-то где-то починить, например. Однако это в корне ситуацию не меняет. Доход семьи очень маленький: «Декретные 385 тысяч рублей плюс пенсия 360 тысяч рублей. 135 тысяч плачу за общежитие. Как делить то, что остается?»
 
А что же адресная социальная помощь, которая разрекламирована как действенная государственная поддержка малоимущих в нашей стране? О ней Юрий знает и даже получал: «Мы обращались и получали в течение шести месяцев 195 тысяч рублей. Однако у нас в три раза больше идет только на лекарства, о чем можно говорить? Кроме того, помощь выдают только на полгода, затем можно обратиться снова только через полгода. Поэтому социальная государственная поддержка для нашей семьи неощутима. Мне страшно за своих детей».
 
Когда приходится лежать в больницах, расходы увеличиваются: «Наталья два раза в месяц ездит в Минск, один раз за лекарствами, другой, чтобы сдавать анализы. Бесплатные лекарства она получает только в связи с пересадкой сердца. Лекарства для поддержки сердца покупаем за 10% стоимости. Если же надо лечить простуду, платим 100%. В прошлом месяце, когда заболели все, на лекарства ушли 500 тысяч рублей. По моим наблюдениям, в больнице детям родители покупали даже катетеры, как я видел. Это только говорят, что медицина у нас бесплатная».
 
Когда младшему мальчику сделают операцию, Юрий перевезет семью в Минск и выйдет на работу. «Если бы не поддержка жены и старшего сына, не знаю, как бы я все это выдержал, но надо же жить. Радует, что дети растут. Я благодарен врачам за то, что они спасли жизнь моей жене», — сказал он.
 
 
16:05 11/02/2011




Loading...


загружаются комментарии