Пушкин: На войне прапорщик-белорус перевел майору-москвичу мой дневник

Известный художник Алесь Пушкин рассказал о службе в Афганистане, о Ярославе Романчуке, с которым был в одном взводе, и о своем "военном" дневнике.

На постсоветском пространстве отмечали 22-ю годовщину вывода войск из Афганистана. В середине 1980-х в этой горячей точке оказался и в будущем известный белорусский художник Алесь Пушкин, которого Еврорадио попросило вспомнить события тех времен.


Алесь Пушкин: "Первое место службы — это 181-й отдельный вертолетный полк. Я был механиком по вооружению вертолетов Ми-8, Ми-24, и это был Кундуз. Дальше перелетал в Джелалабад на операцию, в Файзабад, это провинция Бадахшан. И Кабул, последняя точка, где я дослуживал апрель".

- Сколько Вы там служили?


- Полтора года. Половина года — это "учебка" под Волгоградом, город Камышин. Там учили нас всех школе младших авиационных специалистов. В одном взводе я служил с Ярославом Романчуком.

-  Попал ли Романчук в Афганистан?

- Нет, с Романчуком мы служили в Камышине, он очень хорошо учился... Нас всех туда набрали после первого курса, много белорусов было и из ветеринарной академии, и из Нархоза. И Романчук, кажется, учился в Нархозе. Прекрасный парень, умный, очень хорош по строевой, политической подготовке, и его направили служить в европейскую часть России. Всех лучших — туда.

- Вы считаете, что Вам не повезло?

- Конечно. Ведь представьте: всех порассылали по бывшему СССР, на Кубу и Новую Землю, и на Амур, и в Польшу, и в Германию, это ведь был 1984 год. А нас...


-  Давайте о Ваших буднях поговорим. Как проходил ваш день в Афганистане?


- Я туда прибыл 3 ноября 1984 года, меня направили в "Первую эскадрилью". Сразу началась дедовщина, в первый же вечер построили...

Очень сложно было психологически, так как ты ощущаешь, что на чужой земле, что там идут обстрелы, хотя полк охранялся, ведь это вертолетный полк. Рядом был зенитно-артиллерийский полк, сухопутный полк мотострелков, рота охраны, медсанбат, — все это компактный такой военный городок. Там даже бани были сделаны...


И начались трудовые будни. Подъем в пять часов, работа и уже в шесть часов температура +25. И пили только настой верблюжьей колючки, потому что он утолял жажду. Кушать совсем не хотелось, а вечером уже ели. Заправляли вертолеты, подвешивали бомбы 800-килограммовые...

- Есть такой стереотип, что в советской армии очень любили белорусов, потому что они были достаточно послушными солдатами.


- Очень благодарен советской армии, что я узнал о почти всех национальностях тогдашнего Советского Союза. Конечно, белорусы были самыми послушными. Характерный пример. Прапорщик Бельский, начальник Кундузской военной гауптвахты, прочитал мой дневничок, который я вел по-белорусски и в котором описывал все впечатления об Афганистане. Он послушно доложил начальнику штаба полка москвичу майору Куликову, что там написано. И майор Куликов вызвал меня. Он не понял белорусского языка и говорит: "Рядовой Пушкин, в вашем дневнике находятся мысли, идущие вразрез с политикой нашего государства и партии в этой дружественной стране. Получите 10 суток ареста.

И дал мне еще 10 суток гаупвахты. Вот пример белоруса — прапорщик Бельский, начальник гауптвахты Кундуза. Вот так и получилось, что я был не простой человек, а хулиган, в общей сложности получил там 28 суток гауптвахты...

-  Когда Вы вернулись, тогда в БССР, как страна Вас приняла?

- Я был поражен. Я приехал в совсем другую страну...



10:44 17/02/2011




Loading...


загружаются комментарии