Нужно ли Беларуси государственное здравоохранение?

Есть ли смысл ломать белорусскую систему здравоохранения и как грамотно распорядиться имеющимися финансами и подключить к заботе о здоровье самих пациентов?

Об этом "Завтра твоей страны" рассказала аналитик по вопросам политики в области здравоохранения Европейского регионального бюро ВОЗ Нора Маркова.


Эксперты европейского региональное бюро ВОЗ уже несколько лет оказывают консультативную помощь Беларуси в совершенствовании системы здравоохранения.

-- В ближайшую пятилетку белорусское здравоохранение ожидает реформа финансовой системы. Больше 40 процентов выделяемых на лечение средств планируется отдавать первичному звену, предлагается также отказаться от подушевого финансирования в здравоохранении. Эти планы реализовываются с подачи экспертов ВОЗ?

-- Нет, это решение белорусской стороны. Хотя я допускаю, что в некоторых моментах сыграли свою роль и рекомендации ВОЗ. В прошлом году Европейское региональное бюро ВОЗ и Европейская Обсерватория по системам и политике здравоохранения представили подробный Отчет по оценке первичной медико-санитарной помощи в Беларуси, проведенной в 2008–2009 годах. В отчете были указаны моменты, на которые следует обратить внимание, если Беларусь заинтересована в улучшении качества оказываемых медицинских услуг.

Кстати, укрепление системы первичной медико-санитарной помощи является приоритетом и во многих странах Центральной, Восточной и Западной Европы. Именно за счет такой реформы они стремятся радикально повысить качество и экономическую эффективность здравоохранения.

-- На что конкретно обратили внимание эксперты ВОЗ в Беларуси?

-- Я хотела бы подчеркнуть, что ВОЗ отмечает белорусскую модель здравоохранения как одну из лучших на постсоветском пространстве. И сегодня в стране речь идет не о кардинальном реформировании системы. Вопрос в том, как заставить ее работать эффективнее.

Например, в отчете указывалось, что с учетом численности населения в Беларуси врачей на 12% больше, чем в России и на 43% больше, чем в странах Европейского Союза. При этом только небольшая часть врачей работает в учреждениях первичной медико-санитарной помощи – чуть более 12%. Для сравнения, в европейских странах этот показатель составляет около 30%.

Смещение акцента в сторону первичного звена подразумевает, естественно, и изменение финансирования. На первичную медико-санитарную помощь денег должно выделяться больше, чем на больничный сектор. Но перераспределение денежных средств должно проводиться параллельно процессу пересмотра обязанностей работников первичного звена и поискам альтернативных способов оплаты их труда.

-- А как вы оцениваете планы белорусских чиновников отказаться от финансирования в здравоохранении из расчета на одного жителя страны и перейти на финансирование по конкретным затратам, по результату? В Европе ведь рассчитываются затраты на одного жителя…

-- На мой взгляд, отказ от подушевого финансирования – это не решение проблемы. Нужен механизм, который стимулировал бы врача работать эффективнее. Он должен быть заинтересован в конечном результате своего труда. Необходимо разрабатывать эффективные схемы оплаты труда врачей первичного звена. Например, схему оплаты за каждого закрепленного пациента в сочетании с дополнительными элементами оплаты за некоторые конкретные услуги или дополнительно оплачивать достижение конкретных показателей, которые можно легко измерить. В большинстве европейских стран врач общей практики получает дополнительный доход, в том числе и за то, что его выбрало больше пациентов.

Кроме того, проблемы в первичном звене можно решать не только дополнительным финансированием, но и разумным распределением уже имеющихся средств. Можно ли в Беларуси первичную медико-санитарную помощь называть действительно первичной? Эксперты ВОЗ не раз подчеркивали, что в стране наблюдается перекрещивание функций скорой и первичной помощи. Из-за чрезмерной доступности слишком много людей обращается в «неотложку», а не в поликлинику. В результате первичная служба получает меньше средств, чем скорая помощь. Надо создать мотивацию, чтобы пациенты звонили в «скорую» только тогда, когда без нее действительно не обойтись.

-- После распада СССР многие бывшие республики отказались от государственной системы здравоохранения и перешли к такому способу организации медицинской помощи, как страховая медицина. В Беларуси о ней заговорили только сейчас. На ваш взгляд, улучшит ли ситуацию с оказанием качественной медпомощи введение страховой медицины?

-- Действительно многие страны перешли к системе медицинского обязательного страхования и, к сожалению, мы имеем много отрицательных примеров, когда снижение участия государства и приоритетности здравоохранения привели к его тяжелому положению. Например, в Грузии 70 процентов платежей в медицине осуществляются из кармана пациентов. На мой взгляд, в том, что Беларусь не спешила с переходом на обязательное медицинское страхование, есть плюс. Надо много времени, чтобы грамотно перейти к страховой медицине.

Белорусская система здравоохранения близка к той, что существует в Великобритании. Там успешно пользуются такими же механизмами. Возможно, надо более тщательно изучить опыт именно этой страны. Но в любом случае сегодня для белорусского здравоохранения, на мой взгляд, главное -- эффективно использовать то, что есть, создать стимулы для врачей качественно выполнять свои профессиональные обязанности, а для населения -- заботиться о здоровье. Когда начинаются кардинальные изменения и систему пытаются ломать сразу и вносить много изменений в ее функционирование, результаты, как правило, поначалу далеко не положительные. Нужно немало времени и для того, чтобы к новой системе адаптировалось население.
10:25 09/03/2011




Loading...


загружаются комментарии