Разбитые мечты белорусской молодежи

То, что Европа уступает под напором предсказуемого шантажа Лукашенко, лишь усиливает позиции этого диктатора с криминальными замашками.

Разбитые мечты белорусской молодежи
В Беларуси вообще не было революции. Несколько уступок, которые власть сделала оппозиции (ее доступ к СМИ крайне ограничен) во время предвыборной гонки в конце 2010 года, породили слабые надежды. Тем не менее, они очень быстро разлетелись в прах. Информацию переписывают, искажают, подвергают цензуре. Сегодня она должны служить лишь одной задаче, то есть работать на благо существующей власти. Оппозиция находится в изоляции и не может создать четкой организации.
 
Лукашенко против молодежи?
 
21 января 2011 года Александр Григорьевич Лукашенко (уже в четвертый раз подряд) официально вступил в должность президента Беларуси. Произошло это месяц спустя после победы в первом туре выборов с результатом в 79,65% голосов (независимые исследования отдали ему всего 35% голосов). По данным официальных источников, явка избирателей составила 90%. Как и два последних голосования, эти выборы отметились массовой фальсификацией голосов и давлением на избирателей и, таким образом, были в очередной раз признаны недействительными Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Тем не менее, в нынешней президентской кампании был и неожиданный момент: благодаря (по крайней мере отчасти) давлению со стороны Европейского Союза и России деятели оппозиции получили доступ к национальным СМИ, а иностранные наблюдатели смогли лично проследить за ходом голосования.
 
В сентябре Александр Лукашенко объявил о том, что президентские выборы будут перенесены на 19 декабря, что почти на четыре месяца сократило срок избирательной кампании и застало оппозицию врасплох. У белорусского лидера были причины для такой спешки. Из своего прошлого опыта он прекрасно знает, что справиться с манифестантами гораздо проще зимой, когда на улице -15°C, чем в начале весны. Кроме того, с учетом истощения его кредитных ресурсов он мог остаться без средств для выплаты зарплат и пенсий, что могло значительно усилить социальную нестабильность в предвыборный период. Наконец, обсуждать условия займов с Россией гораздо проще в качестве новоизбранного президента.
 
Метания из стороны в сторону, ложная видимость сближения с Европой и последующее возвращение под крыло российского «старшего брата» - так Александр Лукашенко меняет полярность своей внешней политики в зависимости от необходимости получить от ЕС новые кредиты, туманных перспектив таможенных соглашений с Россией по газу и молоку, а также стремления задеть националистическую жилку, разыгрывая карту «один против всех» и поддерживая миф о независимой и экономически стабильной Беларуси.
 
Невысокий объем внешней торговли Беларуси действительно является своего рода стеной на пути системных кризисов. Тем не менее, такая независимость относительна: не имея собственных энергетических ресурсов или выхода к морю, для наполнения своего бюджета страна во многом рассчитывает на скидки на газ и нефть со стороны России (42 миллиарда долларов за последние десять лет). Для сравнения: объем белорусского бюджета на 2010 год составил 10 миллиардов долларов при внешнем долге больше чем в 25 миллиардов долларов.
 
Хотя Москва и ужесточила тон своей риторики в адрес Минска, ее политика по отношению к Лукашенко практически не претерпела реальных изменений. Он по-прежнему остается стратегическим союзником России в транзите газа в Европу (по крайней мере, пока не будут запущены газопроводы «Северный поток» и «Южный поток»). Тем не менее, в сентябре 2010 года Москва решила сделать ему жесткое предупреждение: телеканал НТВ выпустил в эфир серию из четырех репортажей, которые представили Лукашенко в качестве «крестного отца» всей Беларуси, в подробностях описали созданную им властную систему, а также недвусмысленно возложили на него ответственность за убийства оппозиционеров (последний из них, Олег Бебенин, погиб всего за несколько дней до этого). Подобный тип материалов использовался Кремлем и для подготовки общественного мнения к отставке Юрия Лужкова, в связи с чем белорусы надеялись на то, что Россия также готовится «уволить» Лукашенко.
 
В результате президент Беларуси повернулся лицом к Европе (он уже делал подобный шаг в 2008 году, после того как отказался признать независимость Абхазии и Южной Осетии, чтобы показать свою независимость от России), и 2 ноября Европейский Союз через своего польского эмиссара Радослава Сикорского пообещал ему финансовую помощь в три миллиарда евро при условии организации демократических выборов.
 
В таких обстоятельствах Александр Лукашенко был вынужден сделать вид, что играет в открытость. Так, он пообещал предоставить всем кандидатам два выступления на радио, два раза по 30 минут на национальном телевидении и часовые дебаты (участвовать в которых сам он отказался), а также публикацию их предвыборной программы в подконтрольной государству прессе. Эти минимальные уступки подверглись критике со стороны всех девяти альтернативных кандидатов, но все же позволили затронуть темы, которые еще никогда раньше не поднимались в белорусских СМИ: чернобыльский скандал и факт того, что миллион белорусов по-прежнему живет в зараженной зоне, исчезновения оппозиционеров, задолженность страны, таинственный «президентский фонд» в 900 миллионов долларов, который не проходит ни в какой официальной отчетности, и, конечно же, повсеместную фальсификацию выборов.
 
Такие условия сыграли против кандидатов. Слегка приоткрытое «окно» не позволило им в полной мере раскрыть свои позиции: их выступления выглядели агрессивными и неуместными на фоне радужной картины ситуации в стране, которую нарисовали национальные СМИ. (…)
 
Обладая полным контролем над телекоммуникациями, СМИ, интернетом, профсоюзами и университетами, Лукашенко смог за 16 лет у власти создать эффективную машину пропаганды. Репрессии оппозиционеров принимают самые разные формы: увольнения, исключения, финансовые санкции…
 
За неимением свободы выражения белорусские оппозиционеры прибегают к старым добрым партизанским методам: разбрасывают напечатанные дома листовки, раздают на автобусных остановках диски с не прошедшими цензуру репортажами, размещают в интернете видеоролики, плакаты с лицами исчезнувших белорусских оппозиционеров. Но эти спонтанные гражданские инициативы единичны и разрозненны. Оппозиционные партии не решаются на противозаконные действия, зная, что любой выход за рамки будет наказан в стократном размере, как это, впрочем, продемонстрировали события 19 декабря 2010 года. (…)
 
Возможность ввести экономические санкции против Беларуси, погрязшей в долгах и испытывающей нехватку наличности, никогда не была столь реальной. Однако же Европа до сих пор осторожничает и ограничивается символическими дипломатическими санкциями, а Россия, хоть и говорит, что обеспокоена, ведет себя довольно тихо, особенно со времени показного примирения президентов в ходе переговоров по таможенному союзу в декабре 2010 года. То, что Европа уступает под напором предсказуемого шантажа, лишь усиливает позиции этого диктатора с криминальными замашками.
 
Подушки в битве за свободу
 
Белорусской молодежи воображения не занимать. Она на свой манер присоединилась к глобальному международному движению «Подушечный бой» («Pillow fight»), действующему под слоганом «несите перья, я не войну».
 
8 сентября 2009 года четыре сотни юных белорусов собрались, чтобы отметить 495-ю годовщину сражения под Оршей, в ходе которого 30 тысяч воинов Княжества Литовского и Королевства Польского обратили в бегство 80-тысячную армию Московского государства.
 
Молодые люди с подушками и мягкими игрушками в руках разделились на два лагеря и бились до заката солнца. Атмосфера была веселой, о битве напоминал лишь шелковистый ковер из белых перьев.
 
В 2010 году правительство запретило проведение этих битв, ставших настоящей визитной карточкой Минска и с энтузиазмом воспринимаемых в соседних странах. «Это событие – идиотизм. Я его не понимаю, вот почему решил запретить», - заявил зампредседателя Минского городского исполнительного комитета Михаил Титенков.
 
Последнее сражение – в честь годовщины Грюнвальдской битвы (15 июля 1410 года силы Королевства Польского и Великого княжества Литовского разгромили войска Тевтонского ордена – прим. ред.) – прошло в июле 2010 года. В ходе мероприятия были арестованы 70 человек.
18:54 10/03/2011




Loading...


загружаются комментарии